Что думают о россии в швеции? опрос. мнение о россии в швеции — иммигрант

Что думают в Швеции о русских туристах: особенности шведского гостеприимства

Что думают о России в Швеции? Опрос. Мнение о России в Швеции - Иммигрант

Готовясь к поездке за границу многие туристы задаются вопросом: а что в этой стране думают о людях моей национальности? Как люди мы хотим, чтобы о нас думали хорошо, чтобы нас встречали радостно и приветливо, провожали одобрительными улыбками, искренне улыбались и в большинстве случаев наши ожидания оправдываются.

Отличительными чертами жителей Швеции являются холодность и рациональность. Шведы не привыкли проявлять чувства на людях, чем, в общем-то, похожи на нас.

Поэтому добиться от жителей Швеции правды о том, что они на самом деле о нас думают практически невозможно. Разве только вы решите подружиться с жителем Швеции и он решит пооткровенничать с вами.

Но для осуществления этого плана может понадобиться много времени.

Стереотипы о русских, распространенные в Швеции

Полвека назад Россия ассоциировалась у шведов с игрой на балалайке, горячительными напитками, православной верой и балетом. За последние десятилетия ситуация слегка изменилась, и результаты последних опросов говорят о том, что Россию воспринимают как страну, где очень холодно, а жители мрачные и очень непредсказуемые.

Кроме того некоторые вспоминают КГБ, диктатуру и высокий уровень преступности.

 
Еще одна особенность Швеции — здесь живет довольно большое количество интеллектуалов из России, Украины, Беларуси — ученых и программистов, которые громко заявляют о себе новыми открытиями или разработками и, разумеется, это не остается в неизвестности.

  Вместе с тем, у огромного количества шведов есть родственники или друзья в России, о которых они непременно отзовутся с теплотой и легкой улыбкой. Люди постарше могут даже вспомнить пару фраз на русском или спеть отрывок из песни. Кроме того многие шведы гостили в России и в беседе могут вспомнить храмы, разводные мосты и белые ночи.

Вывод, который можно сделать: отношение к абстрактному народу, обитающему где-то там, и к конкретным людям, стоящим прямо перед тобой, разительно отличаются. Несмотря на то, что экономика Швеции не завязана на туризме, гостей шведы любят и приветливо встречают чужеземцев.

Чего ожидать от поездки в Швецию и шведов

  • Шведы по натуре очень вежливы, поэтому ваше путешествие вряд ли будет испорчено хамством и грубостью;
  • Швеция очень безопасная страна с крайне низким уровнем преступности, поэтому за свою безопасность и сохранность ваших вещей можете не переживать;
  • Швеция страна дорогая, о ценах мы писали, например, здесь и вот здесь. Но если морально подготовиться к этому заранее и воспользоваться нашими советами как сэкономить в Швеции, проблем не возникнет;
  • Несмотря на то, что мы привыкли думать о шведах, как об очень холодных людях, нужно сказать, что они очень даже любят провести часок-другой за чашкой чая и десятком пирожных и поболтать обо всем на свете, если только это не что-то очень личное. Вообще шведы очень позитивные люди и после общения с ними настроение заметно улучшается;
  • Не ожидайте слишком радушного отношения в кафе или отелях — вас встретят вежливо, но северный характер есть северный характер.

Поэтому если вы решили ехать в Швецию — не откладывайте путешествие, оно обязательно принесет вам море положительных эмоций и ярких впечатлений.
Узнать о том, как дешевле всего доехать до Швеции можно в статье «Самые бюджетные способы добраться до Швеции» — мы рассказывали о том, как добраться до этой чудесной страны самолетом, паромом, автобусом и другими способами максимально дешево.

Если вы хотите лететь самолетом, узнайте из каких городов вылетают самые дешевые рейсы из статьи «5 лучших способов добраться до Стокгольма».

Если вы ищете недорогой отель, апартаменты или хостел в Стокгольме или других городах Швеции, воспользуйтесь поисковиком Booking.com и он найдет вам отель по гарантированно самым низким ценам, а кроме того, вы сможете прочитать сотни правдивых отзывов и забронировать номер.

Источник: https://www.columbista.com/ru/blog/chto-dumajut-v-shvetsii-o-russkih-turistah-osobennosti-shvedskogo-gostepriimstva

газета Завтра: Шведы и русские: любовь без взаимности

Почему русские чувствуют себя в Швеции притесняемыми? Мечта о свободной и сытой жизни в Швеции разбивается о реальность, и все они рассказывают многочисленные истории несправедливого отношения.

Когда русскоязычная Анжела приехала в Швецию, служба занятости посмотрела ее диплом  врача и решила, что образование, которое она получила, никуда не годится. Ей сказали, что если и дадут поработать, то сиделкой или санитаркой максимум.

Ни о каком признании квалификации речи не шло. Или о постоянной вакансии. Речь шла о неоплачиваемой практике от службы занятости.

—  Шведы считают, что эмигранты из бывшего Союза хуже шведских специалистов, диплом купили или если даже и не купили, то образование хуже шведского ”, — говорит Анжела.

— Наши криминальные 90-е — давно история, как и социализм, но шведы все еще думают, что это наши сегодняшние реалии. И что российское образование выпускает хороших специалистов — так не считают в шведских учреждениях.

Власть  ничего не делает, чтобы изменить эту ситуацию.

Большинство русских эмигрантов трудится в Швеции на неквалифицированных работах. Мои собеседники утверждают, что это от нежелания шведов признавать русских равными себе.

Я говорил с врачами, вынужденными заниматься уборкой, разноской газет, перепродажей подержанных машин, юристами и разнорабочими без образования и специальности, перепродававшими контрабандные сигареты и водку, параллельно приторговывая “Виагрой” и салом.

Все они хотели бы работать официально, но даже неквалифицированные вакансии практически закрыты, и попасть хотя бы на работу уборщика «по-белому» — большая удача и стоит усилий и связей.

Хотя следующая героиня, надо признать, похожа  на веселую версию преподавателя из университета, где я когда-то учился, главный источник ее существования — это работа уборщицей. Она приехала в Швецию из средней полосы, вышла замуж несколько лет назад. Она — представитель волны эмигрантов 2000-х.

Ей было уже за пятьдесят, она преподавала в университете классические языки, латынь и греческий, защитила кандидатскую. Мы часто с ней пьём кофе и беседуем.

Она всегда говорит с горечью, через какие унижения ей пришлось пройти, когда она попыталась заикнуться о своей кандидатской диссертации и захотела устроиться на преподавательскую работу.

”Шведы больны расизмом. Шведское общество насквозь коррумпировано”, — считает другой собеседник, кандидат химических наук.Он сменил имя на шведское — и  это помогло ему найти работу «почти по специальности» — учителем шведского языка для иммигрантов в вечерней школе.

— “Шведы предпочитают пристраивать на работу своих родственников или друзей, «по звонку» и по дружбе, и в результате на “хлебных” должностях сидят друзья и родственники, а компетентный персонал подметает улицы», — продолжает он. -“Это породило всеобщую ужасающую некомпетентность на всех уровнях в стране в последние годы.

В результате нас учат, лечат и принимают решения люди, которые не должны быть на этих местах никогда принципиально.

И именно эти люди, не имеющие часто и базового образования, принимают решения и судят об образовании иностранцев. Я не знаю как реагировать на полученное мной решение о признании моего образования. Это решение написано с орфографическими ошибками на шведском языке. Решения принимают малограмотные люди с улицы. Это издевательство и унижение.»

По словам моих собеседников, шведы считают русских вульгарными, грубыми, опасными и подозрительными. «Мои шведские коллеги прямо и косвенно говорят мне что-то подобное постоянно», — говорит Анжела.

“Когда я приехал в Швецию, я был подростком. Мы сначала жили в Средней Швеции”, — рассказал мне парень лет двадцати. “Я и сейчас стесняюсь громко говорить по-русски в метро, автобусе, в ответ на его звучание обеспокоенные шведы кидали злые взгляды.

Я прошу маму и друзей не говорить громко по-русски на улице, вдруг кто услышит — я не хочу косых взглядов. Когда я переехал в Стокгольм, то и вовсе стало понятно, что если ты говоришь по-русски, у тебя русские имя и фамилия — на тебя смотрят сверху вниз”.

— Шведы нас здесь видеть не хотят. Мне приходится постоянно выслушивать напоминания о том, кто я и откуда приехал. Что мы должны быть благодарны, что нас, дикарей, пустили в шведский рай. Мне приходится ежедневно слышать это в метро, на работе, в магазине. Мы все  привыкли к этому отношению.

Сами шведы дискриминацию русскоязычных дискриминацией не считают. По их мнению, русское образование низкокачественное, профессиональные навыки сомнительны, товары плохи, традиции варварские, страна коррумпирована и суды брутальны.

«Я хочу, чтоб мои дети выросли и уехали отсюда, на родину или в Америку”, — говорит моя собеседница. “Я надеюсь. что там они не будут чувствовать себя людьми второго сорта»

Расизм в Швеции — это попытка удержать ту маленькую провинциальную и патриархальную Швецию, которая безвозвратно уходит в прошлое, говорят мои собеседники.

“Когда на вас нападают на улице или не дают что-то положенное , вы звоните в полицию, в государственные органы, а если государство вас притесняет — что тогда делать?”, — говорит в личной беседе ветеринар, который ни одного дня в Швеции не работал по специальности, диплом  Московской ветеринарной академии не был признан соответствующим даже шведскому зоотехнику.

По словам еще одного собеседника, изучающего государственное управление в Стокгольмском университете, русофобская политика в Швеции никуда не исчезла с времен русско-шведских войн, несмотря на заверения властей в дружбе между народами.

Когда мои собеседники говорят, они часто смотрят вдаль, в пространство, возможно там они видят свои мечты и далекую перспективу, о которой мечтали, когда ехали сюда.

Мечты o жизни в свободной стране, где уважаются законы, платят большие зарплаты, нет беспредела властей и бандитизма. Никто из них не задумывался о таких вещах, как расизм и дискриминация.

Тем более, что это как-то не вяжется с образом Швеции за рубежом.

Рассказы о Швеции очаровывают, забалтывают, обманывают. Приехав в русские провинциальные города, шведы любят поучать и  рассказывать, что они — великодушный и добрый народ.

Жизнь в Швеции в этих рассказах свободна и богата, отношения между людьми построены на уважении, толерантности и любви.

На практике же оказывается, что приехавшие становятся дешевой рабочей силой, прислугой, которую можно запросто выписать через службы и агентства в Прибалтике или Украине.

— На эмигрантах держится шведская экономика. Мы все работаем за существенно меньшие зарплаты, по сравнению с этническими шведами; минимум на треть, а то и вполовину меньше.

Без очередной волны иммигрантов из “третьих стран” через десять лет не будет никакого шведского экономического чуда.

Эта система держится на дешевой рабочей силе, на том, что зарплаты недоплачивают, — говорят мои собеседники.

Российские и шведские власти мало интересуются русскоязычными в Швеции, для шведов же все эмигранты «сливаются в одно пятно».

Существует ли особая дискриминация русских в Швеции?По словам моего шведского собеседника, занимающегося социологией,отдельной проблемы, связанной с русскими, нет.

— Скорее речь идет о высоком уровне расизма и нетерпимости к приезжим в шведском обществе вообще. Служащие, которые не признают дипломы, не спрашивают о конкретной национальности, они не отличат русского от поляка или грузина от араба.

Поэтому выделять русских в отдельно преследуемую категорию нельзя, а ответственность власти заключается в том, что в Швеции высокий уровень расизма, нетерпимости и дискриминации. Я считаю, что в вопросе расизма Швеция — эталон несвободной страны.

Отсутствие желания у властей бороться с расистскими настроениями в обществе по-моему и есть главная причина дискриминации русских в Швеции. Расизм, как правило, поощряется сверху.

Любовь русских к Швеции лишена взаимности. Русские абсолютно искренни в своей любви к деньгам, скандинавской чистоте, уюту, порядку, всего того, что Россия не хочет им дать. Но истории эмигрантов говорят, что не все в порядке в этой односторонней любви. К положению русскоязычных в Швеции и к освещению жизни русскоязычной диаспоры есть претензии.

Практически нигде из шведских СМИ не звучит целенаправленная критика русофобии, дискриминации именно русскоязычных. Но статистика открыта, и возникает ощущение, что есть лишь статистика, а целенаправленной политики против расизма и дискриминации не существует.

Нигде я не встречал комментариев на тему шведской русофобии от российских представителей в Швеции.

Послесловие

Источник: http://zavtra.ru/blogs/shvedyi-i-russkie-lyubov-bez-vzaimnosti

Шведские стереотипы о России

Лидия Грот (Швеция), кандидат исторических наук: За 20 лет жизни в Швеции мне не встретилось ни одного, по-настоящему, позитивного сообщения о России в шведских СМИ, будь то газеты, радио или телевидение. Негативизм представлен во всех видах.

Если речь идёт о политике в России, то её уснащают картины об угрозе со стороны России, покоящиеся на рассуждениях о неразвитой демократии или растущем тоталитаризме и военной угрозе; фоном служат жалостные картины из несчастливой российской истории – именно в ней усматривается корень постоянных страданий: вечное угнетение, завоевания, репрессии. Если репортаж или статья касается российского общества, то основной и даже программный мотив – задавленный, забитый русский народ – в этнографии шведских СМИ другие народы России пока не открыты. Основной мотив может преломляться в отдельные мотивы о женской неволе, о мужском алкоголизме, о детях – сиротах или беспризорниках и т.д.

Читайте также:  Налоги в швейцарии - иммигрант

Аналогичную оценку можно встретить и у самих шведских журналистов. В качестве примера приведу отрывок из статьи журналистки Элизабет Хедборг, где она с большим сарказмом изобразила, как представляется Россия в репортажах шведских СМИ:

В некие времена к востоку от нас была большая страна, всё население которой делилось на две группы: одна – очень опасная, это были агенты КГБ, и их следовало бояться.

Кроме них там жили другие люди, которых следовало жалеть – это были диссиденты, политически инакомыслящие… Самой большой проблемой с агентами КГБ было то, что они могли прикинуться кем угодно, и никогда прямо не говорили, они это были или не они.

Поэтому когда мы посещали эту большую страну к востоку от нас, то надёжнее всего было исходить из того, что все, кроме диссидентов, были переодетые агенты КГБ.

Сегодня эта большая страна к востоку от нас переживает время перемен, но население её, по-прежнему, состоит из двух групп. В первую очередь, это мафиозные боссы. Они очень опасны.

Причём, как и в случае с агентами КГБ, никогда нельзя быть уверенным в том, кто собственно говоря, является мафиозным боссом. Поэтому лучше всего исходить из предположения, что за каждой роскошной меховой шапкой прячется опасный мафиози.

Кроме них есть другая группа населения – это люди, которых следует жалеть… Это дети-беспризорники, больные СПИДом и алкоголики. О них надо говорить с состраданием.

И пусть я рассказываю сказку, она вполне правдива. На самом деле, разве знания рядового шведа о реальной жизни в России сколько-нибудь увеличились после распада коммунистической системы? Наш восточный сосед пережил драматические по своему масштабу и содержанию перемены, но представления шведов об «обычном русском» остались без изменения.

Русских мы продолжаем описывать в двух видах: либо как опасных, либо как угнетённых. Их надо либо бояться, либо жалеть… Я долго размышляла, почему это так.

Почему мы не боимся ехать в Нью-Йорк и отправляться в такие общеизвестно опасные районы как Бронкс и Гарлем? Или, не моргнув глазом, мы садимся в самолёт и летим в Таориму на Сицилии – остров, значительная часть которого находится под властью мафии, настоящей мафии?

По моему мнению, дело в том, что у большинства шведов отсутствует свой собственный образ России, т.е. тот образ, который складывается на основе личного опыта и собственных наблюдений. Многие шведы бывали в США или даже на Сицилии, в крайнем случае, – в Италии.

У нас имеются свои отношения к этим странам, независимые от того, что пишется в газетах или говорится по телевидению. Даже, возможно, именно собственные представления и образы воспринимаются как «истинные» и «правильные».

И пусть они там в программах «Новостей» говорят, что хотят.

Но относительно России ситуация совершенно иная. Здесь образ, создаваемый СМИ является единственным образом о стране. …Я, естественно, не имею в виду, что шведские СМИ должны замалчивать те негативные и тяжёлые стороны жизни России, переживающей такие драматические перемены.

Но я совершенно убеждена в том, что мы должны требовать от себя той же сбалансированности и релевантности при освещении событий в другой стране, какую мы требуем от иностранных СМИ при освещении событий в Швеции.

Представьте себе, что где-нибудь рассказы о Швеции состояли бы из одних репортажей о нацистских концертах, о демонстранциях веганов и о перестрелке на Стюреплан – разве мы согласились бы с тем, что это правдивое изображение Швеции? … В данный момент в русском обществе происходят глобальные изменения… Получают развитие новые идеи, взгляды, традиции … . Новое общество рождается на наших глазах, но как это уже не раз бывало, мы не видим того, что происходит в действительности. Мы смотрим на новое прежними глазами, на которых, что важно отметить, остались старые шоры . И понятно , что через несколько лет мы встанем перед очевидным фактом. Мы увидим, что в России произошли какие-то значительные сдвиги, но мы опять не сможем понять, как же всё это произошло. Точно также, как никто из нас не смог предвидеть распад Советского Союза или падение Берлинской стены. (Hedborg, 1998, s.74)

Хедборг написала свою статью через семь лет после распада Советского Союза.

Уже тогда известная шведская журналистка констатировала, что уровень репортажей шведских СМИ о России был низок и лишён объективности и что рядовому шведу надо было начинать обзаводиться собственным опытом для того, чтобы абстрагироваться от негативных стереотипов о России, которыми были полны шведские СМИ.

Сейчас прошло 10 лет с тех пор, как была написана эта статья и более 18 лет с тех пор, как Советский Союз прекратил своё существование. И как тогда, так и сейчас мы должны констатировать, что позиция шведских СМИ относительно России не претерпела изменений и отмечена исключительно негативизмом, т.е. по-прежнему, далека от сбалансированности и объективизма.

Это подтверждается, например, результатами исследования Ханны Маттолы (2008) из Культурно-географического института, Стокгольмского университета. Маттола проанализировала шведскую прессу за период с апреля 2005 и по апрель 2007 гг.: общей сложностью 235 статей в газетах «Дагенс Нюхетер», «Сюдсвенска Дагбладет» и «Гётеборгс-Постен».

Исследование показало: абсолютное большинство статей негативны; часть статей (примерно, пятая часть), по оценке исследовательницы, положительны, а остальные – нейтральны.

Но если мы посмотрим на положительные и нейтральные статьи, то увидим, что они представлены небольшими заметками сугубо информационного характера, в которых сообщается о приезде какой-нибудь делегации или подписании соглашения такого типа: делегация прибыла, визит прошёл, делегация отбыла.

А негативные статьи посвящены пространному анализу российской политики, вопросам о том, куда идёт Россия и пр., и состоят, как правило, из нескольких полос.

Если мы сравним проанализированный материал по объёму, то увидим, что негативные статьи составляют подавляющую часть всех репортажей о России, и что имено они формируют тот образ России, который шведские СМИ дают среднему шведу. Маттола делает следующие выводы: • Репортажи о России в шведской прессе пессимистичны и мрачны, посвящены только негативным событиям.

Очевидно, что многие журналисты сохранили менталитет «холодной войны»: противостояние Запад – Восток.• Россия рассматривается под западным углом зрения, её точка зрения не учитывается. Репортажи окрашены западноевропейским субъективизмом.

Как видно на примере многих статей, действия России или её решения противопоставляются западным взглядам таким образом, что последние предлагаются как норма или идеал.• Оценки СМИ оказывают сильное влияние и в наивысшей степени способствуют формированию предвзятых мнений.

Сразу бросается в глаза, что наиболее типичные черты, которые Маттола отметила в репортажах шведских СМИ о России, совершенно идентичны с теми, которые отметила Элизабет Хедборг. Красной нитью в исследовании Маттолы проходит мысль о том, что познания шведов о России очень невелики, об этом же говорит и Хедборг в своей статье. Выводы Маттолы как о пессимистическом и мрачном духе репортажей о России в шведской прессе, так и о селективности в отборе определённых фактов совпадают с общим тезисом Хедборг о том, что русских можно изображать только в двух видах: либо они опасны, либо – угнетены. Их следует либо бояться, либо жалеть… Это наводит на мысль о том, что шведские журналисты изучают Россию с помощью одного и того же шаблона.

Подобный вывод, естественно, подводит к вопросу: а как изучается Россия в Швеции, с использованием каких учебников и на основе каких исследований? Есть ли связь между тем, как преподаются знания о России, и негативизмом шведских СМИ? Я решила обратиться к работам известного шведского специалиста по России Пера-Арне Бодина и проанализировать его книгу «Россия и Европа» (Bodin 1994).

Причина, по которой я остановила выбор именно на книге Бодина, очень проста. Бодин не только является признанным знатоком России, специалистом по её истории и культуре. Он – декан и профессор факультета славистики Стокгольмского университета.

За его спиной многолетний опыт подготовки студентов и аспирантов в области русской истории и культуры, русского языка и т.д. Названная книга «Россия и Европа» была издана вскоре после распада Советского Союза и объективно была призвана открыть новую страницу в изучении России.Книга переиздавалсь несколько раз, следовательно, получила известность.

На книги Бодина о России принято ссылаться, в частности, представители шведских СМИ нередко обращаются к работам Бодина как к авторитетному источнику знаний о России. Например, к работе «Россия и Европа» обращается Маттола в её исследовании, отметив, что в этой книге:

…Пер-Арне Бодин даёт глубокий анализ православной традиции и русской культуры.

Он поднимает вопрос о русских традициях, повлиявших на формирование русской идентичности, но выделяет также те культурно-исторические особенности, которые заложили основу различий между русской и западноевропейской культурами. Задача его исследования – дать возможность лучше понять русскую идентичность и тот образ мыслей, который содействовал её появлению.

Исследование Бодина не имеет никакой связи со СМИ, его ядро составляют идейно-исторические феномены и другие исторические факторы. (Maattola 2008, s.9)

Первое, что сразу настораживает при чтении книги Бодина «Россия и Европа» – это её название: автор изначально противопоставляет Россию и остальную часть Европы как два антагонистические начала.

Но это как раз исходный пункт и в позиции шведских СМИ относительно России: представить Россию как чужеродное для остальной Европы и по этой причине – угрожающее начало.

Таким образом, ответ на вопрос о том, есть ли связь между образом России в СМИ и трактовкой её образа шведскими специалистами по России, мы получаем сразу: книга Бодина говорит нам о том, что такая связь есть.

И это вполне естественно, поскольку нынешняя система знаний о России, включая и исторические исследования, сложилась в период «холодной войны». Тогда сложилась своя методика обработки материала по российской истории, при которой не требовалось объективного анализа всех доступных фактов.

Целью работы было препарировать источники таким образом, чтобы выйти на заранее заданные рубежи: создать негативный, отталкивающий образ враждебной страны, которая отождествлялась с Россией.

Для доказательства истинности высказанного проведу критический разбор некоторых положений из книги Бодина и проанализирую их на предмет определения научной объективности тех доказательств, которые Бодин собрал в подкрепление своего основного тезиса о различиях между Россией и «остальной частью Европы в культурно-историческом отношении», а также его общей характеристики России, сотканных из таких выражений как «мистика, консерватизм, … полная противоположность пути Западной церкви …отход от рационализма…», что, по мнению Бодина, было основополагающим для истории России во все времена.

В Швеции мне удалось найти только одну работу под названием «История России», издания 1924-27 гг., написанную Оскаром Думратом (1844-1929). Зато имеется множество изданий под броскими заголовками, вроде «Россия царей – Россия Советов» и пр.

После распада СССР местными специалистами по России было выпущено несколько новых изданий, посвящённых историческому прошлому России. Кроме рассмотренной здесь книги Бодина, это книга норвежца Нормана Ваге«Россия – это нечто иное.

Культурно-историческое руководство» (Ryssland är annorlunda. En kulturhistorisk bruksanvisning) и «Россия – другая Европа. История и общество за 1000 лет» (Ryssland – ett annat Europa. Historia och samhälle under 1000 år) – сборник статей ведущих шведских специалистов по России.

Когда я просматривала эту книгу в губернской библиотеке, то сотрудник библиотеки сказал мне: «Как хорошо, что начинают публиковать такие книги. Будет хоть что почитать о России, а то до сих пор ничего интересного и не было». «Хорошо, да не очень – подумала я.

– Как видно невооружённым глазом, стереотипы «холодной войны» о России как антипода Западной Европы, крепко запали в голову местным авторам и пока не покидают их».

Источник: http://info-grad.com/shvedskie-stereotipy-o-rossii/

«Государство меня всегда поддержит»: каково жить в Швеции

Россиянин Виталий Полужников успел пожить в разных странах, но остаться решил именно в Швеции. Виталий рассказал «Афише Daily» о шведских ценностях, обратной стороне толерантности, а также о том, почему все шведы такие одинокие

Я подсчитал, что в России прожил 55% жизни, в Канаде — 20%, в Швеции — 20% и в Америке — 5%. Я задерживаюсь там, где появляются возможности. В Швеции меня привлекла возможность учиться. Потом я создал здесь компанию.

Читайте также:  В великобритании самый низкий уровень безработицы за последние 11 лет - иммигрант

Занимаюсь дизайном, программированием, маркетингом и брендингом. Сейчас у меня двойное гражданство — Канады и России, а здесь я живу по бизнес-визе. Я ждал ее три года, а получил пару месяцев назад.

До этого я учился в шведской школе — нестандартном учебном заведении, которое нельзя назвать ни бакалавриатом, ни магистратурой.

В Швеции все очень предсказуемо в плане карьеры и бизнеса, а люди всегда придерживаются правил. 40% моего дохода уходят на налоги, но я не против, потому что комфортно себя чувствую в этой стране.

Я могу не копить деньги на черный день, потому что уверен: если со мной что-то случится, государство меня всегда поддержит.

Система налогов очень прозрачная: я плачу много, но я знаю, как мои деньги распределяются.

Люди здесь не так уж много работают, а еще они часто отдыхают. Летом большинство компаний переходит на легкий график работы, но в сентябре начинается сезон, когда люди погружаются в дела с головой. В Швеции много думают об экологии. Компании стремятся развивать чистое производство, и даже на бытовом уровне люди стараются как можно меньше загрязнять планету.

Есть ощущение, что в российской культуре заложена идея тратить много денег на ненужные вещи

Приезжие говорят, что в Швеции очень много людей с инвалидностью — но это только потому, что они на виду. В России их либо столько же, либо еще больше, но они не включены в общество.

Здесь есть специальная программа: государство платит молодым людям, которые ухаживают за людьми с ограниченными возможностями. Я знаю многих ребят, которые участвовали в этой программе и становились друзьями со своими подопечными.

Вообще, людей с особенностями здесь очень уважают, о них заботятся.

Подробности по теме

Как и почему люди с инвалидностью уезжают из России

Как и почему люди с инвалидностью уезжают из России

Несмотря на высокие цены, в Швеции я трачу меньше денег, чем в России. Я практически не покупаю одежду и всякие излишества — в основном все уходит на еду. Есть ощущение, что в российской культуре заложена идея тратить много денег на ненужные вещи.

Если человек хочет зарабатывать много денег, он должен либо проработать в компании лет десять, либо трудиться на себя. По моим наблюдениям, чем крупнее компания, тем меньше она балует своих сотрудников.

В 20–30 лет здесь зарабатывают от 20 до 30 тысяч крон (примерно 140 и 210 тысяч рублей соответственно. — Прим. ред.). Интересно, что здесь всегда называют полную зарплату с налогами.

То есть если кандидату на какую-либо должность сказали, что он будет зарабатывать 40 тысяч крон, на деле это означает, что чистыми получать он будет тысяч 25.

Здесь много «тихих» расистов: тихих, потому что это неприлично

Шведы получают меньше стресса, чем россияне, когда заканчивают учебу и начинают искать работу. Еще полгода после окончания учебного заведения государство платит им стипендию, хотя учиться уже не надо. Они могут что-то создавать, не спеша начинать карьеру. Очень популярно техническое образование. Здесь высокая концентрация программистов, инженеров, а также архитекторов, дизайнеров и ученых.

В Швеции есть множество вещей, над которыми нельзя шутить. С одной стороны, здесь люди открыты всему новому, а с другой — ведут себя очень аккуратно. Тут тяжело подловить человека на смелом высказывании.

Здесь много «тихих» расистов: тихих, потому что это неприлично. Еще лет 50 назад Швеция была однорасовым обществом, то есть другие национальности появились здесь сравнительно недавно. Старому поколению от этого, а также от того, как быстро поменялся уклад, не по себе.

Гомофобы есть везде, просто в Швеции это осуждается на уровне общей культуры. Здесь есть суперправые движения, но они популярны в маленьких городах, а в больших гомофобов не видно вообще. Здесь скромность и политкорректность превыше всего.

Однажды я придержал дверь взрослой женщине, а она сказала: «Я могу это сделать сама». Я сделал это автоматически и, видимо, оскорбил ее таким жестом

Здесь однозначно господствует гендерное равенство, и я бы сказал, что на женщинах в этой стране лежит даже больше ответственности. Могу смело заявить, что сегодня Швецией управляют женщины.

Насколько я знаю, здесь есть одна феминистская партия, но я не особо разбираюсь в политике. Однажды я придержал дверь взрослой женщине, а она сказала: «Я могу это сделать сама». Я сделал это автоматически и, видимо, оскорбил ее таким жестом.

Но на самом деле искренний порыв помочь здесь всегда приветствуется.

Я много работаю с рекламой, поэтому точно знаю, что сексизма в рекламе здесь нет вообще. В Скандинавии сексизм работает только в негативную сторону. У меня есть знакомые модели, которые работают по всему миру, и они всегда очень радуются проектам в Швеции, потому что здесь они чувствуют себя людьми, а не объектами. Местные рекламщики всегда делают акцент на моду или на продаваемый продукт.

Большинство людей живут по строгому шаблону, а людям, которые выбиваются, в Швеции очень сложно

Конечно, в шведской толерантности очень много плюсов, но есть и некоторые минусы. Например, люди часто скрывают свою точку зрения, боятся говорить о проблемах. В школе, где я учился, было много тренингов, посвященных открытости.

Я пять лет живу в одном месте, и за все это время только два раза знакомился с соседями. Первый раз я общался с ними во время субботника.

Субботники проводятся два раза в год: все собираются и проводят уборку в здании. Ты можешь заплатить и не ходить туда, но тогда тебя перестанут уважать.

Второй раз я столкнулся с соседями в переписке — получил анонимное письмо от них с жалобами на громкую музыку, которая играла у меня.

Подробности по теме

Легко ли быть либералом: шведская теория любви и кое-что еще

Легко ли быть либералом: шведская теория любви и кое-что еще

Есть интересный документальный фильм «Шведская теория любви». Его снял режиссер с итало-шведскими корнями. Он отметил, что в Италии очень сплоченные семьи и родственники поддерживают друг друга всю жизнь. А в Швеции, как только ребенок покидает семью, семейные связи значительно ослабевают.

Большинство пенсионеров живут одни. Я бы сказал, что семейные ценности для шведов не важны так, как для россиян. Однажды друг пригласил меня на Рождество. Там был его дедушка — он сидел хмурый, невеселый. Я спросил его, в чем дело, и он ответил: «Почему я должен радоваться? В остальное время меня никуда не зовут». Таких историй в Швеции очень много.

Есть некий стандарт, которого все придерживаются. В определенном возрасте ты должен отучиться, начать работать, найти партнера. Большинство людей живут по строгому шаблону, а людям, которые выбиваются, в Швеции очень сложно, на них ложится большая социальная нагрузка.

Здесь детям говорят: «Если будешь себя плохо вести, за тобой приедут русские»

Здесь вопреки стереотипам не так уж много нестандартных пар.

В отношениях ведь тоже много шаблонов: к 25 годам парень и девушка, живя в разных квартирах, начинают встречаться, затем они съезжаются, потом в течение двух лет заводят ребенка, а дальше уже, возможно, женятся.

Гражданские браки широко распространены, а в отношениях очень важна независимость. В Стокгольме тяжело найти жилье — мне кажется, это связано как раз с тем, что многие живут одни. Знаю пары, которые лет по десять встречаются, но не живут вместе.

Подробности по теме

«У меня есть свое время и своя личная жизнь»: почему люди выбирают гостевой брак

«У меня есть свое время и своя личная жизнь»: почему люди выбирают гостевой брак

Шведы ужасно правильные, систематизированные и… скучные. Они очень редко принимают какие-то спонтанные решения. Например, сегодня я иду ужинать с друзьями, и мы планировали эту встречу примерно два месяца. Шведу вряд ли можно сказать: «Давай встретимся через час».

У русского человека всегда есть собственное мнение по любому вопросу. В Швеции люди часто держат свою точку зрения при себе. Когда они встречаются в кругу друзей, они обычно выпивают и говорят о работе.

Поначалу меня сильно удивляло отношение к России. Это самая страшная страна для шведов. Здесь детям говорят: «Если будешь себя плохо вести, за тобой приедут русские». Половина населения верит в стереотипы о России — правдивые и нет. Например, многие видят в России врага, который может создать угрозу мировой свободе.

Я не живу в России уже десять лет, но не считаю, что уехал навсегда. При хорошей возможности с радостью вернусь, буду жить между странами.

Источник: https://daily.afisha.ru/relationship/6763-zdes-mnogo-tihih-rasistov-kakovo-zhit-v-shvecii/

Проблема России в Швеции

Приближаются всеобщие выборы в сентябре, и шведских избирателей начали предупреждать о том, что теперь настала их очередь стать мишенью для российского вмешательства в этот демократический процесс.

По данным Шведского агентства гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций (MSB), которое руководит в стране борьбой с операциями иностранного влияния, подобное вмешательство очень вероятно, а граждане должны быть готовы к дезинформации и фейковым новостям.

Есть только одна проблема: отделить российскую «ложь» от тяжелых политических реалий Швеции будет не просто.

Уже несколько месяцев российские тролли атакуют шведов: они распространяют вызывающие доверие новости и политически значимые слухи по поводу социальных беспорядков и морального разложения.

В одном из случаев российские агенты, как утверждается, наводнили социальные сети новостями с целью повлиять на шведские дебаты по поводу иммиграции.

Агентство MSB заявило, что цель России заключается в разжигании внутренних споров в Швеции и отвлечении внимания от российских действий в других странах Европы.

Возможно, это правда. Но действия России становятся действительно опасными из-за собственных ошибок Швеции, которые привели к тому, что лживые новости выглядят достоверными. Проблемы иммиграции и стремительно растущего уровня преступности действительно раскалывают страну; Россия же просто пытается использовать эти разногласия в собственных интересах.

Dagens Nyheter03.06.2018CBS News11.05.2018Aftenposten25.02.2018Time22.02.2018The Guardian19.02.20187 Дней02.02.2018Новое время страны12.01.2018
Политические проблемы Швеции — не новость. Уже четыре года страной управляет миноритарная коалиция в составе Зеленой партии и социал-демократов. Этот блок правоцентристские силы терпят с большим трудом. Тем не менее, правительство, пошатываясь, но работает — его объединяет в первую очередь оппозиция членов коалиции возможной альтернативе. После сильных результатов «Шведских демократов», выступающих против истеблишмента и иммиграции, на всеобщих выборах 2014 года, правоцентристские партии отказались сотрудничать с этой партией и негласно встали на сторону левых, что вызвало недовольство у многих избирателей.

С тех пор это недовольство лишь усилилось, поскольку действующее правительство занижает размеры ущерба, наносимого иммиграционной политикой страны.

Вместо общения с разумными критиками на эту тему, правительство навешивает на своих оппонентов ярлык «популистов» и обвиняет их в порче «имиджа Швеции».

На самом же деле репутации страны больше всего вредят политики, которые продолжают отказываться от диалога.

Источник: https://inosmi.ru/politic/20180619/242517917.html

Как шведы воспринимают русских?

Издано: «Как шведы воспринимают русских? (по материалам шведской прессы, 2003)» В Мире Других. Образы русских и европейцев в средствах массовой информации » / Сборник. Университет Tampere, Отдел Журналистики и Массовых Коммуникаций. Финляндия, 2005

Около года назад недалеко от деревушки Savar (Савар) шведские археологи обнаружили большое захоронение, которое датировали началом XIX века. Именно тогда, в августе 1809 года, здесь произошла последняя на шведской земле битва между шведскими и русскими солдатами.

Археологи получили разрешение от местных властей на проведение изысканий неподалеку от Савар, где покоятся останки более чем 3000 погибших в этой войне россиян.1 Разделенные расстоянием около 400 километров, Швеция и Россия с давних времен имели весьма неоднозначную историю взаимоотношений.

Вопрос о том, как наши народы воспринимают друг друга, вызывал интерес у исследователей с давних пор. Он до сих пор остается предметом изучения как отечественных так и зарубежных исследователей.

Самоидентификация русских и шведов
и основные клише в восприятии друг друга.

В феврале 2003 года группа ученых-социологов из компании Validata провела масштабное исследование в нескольких странах, включая Швецию и Россию. Его цель была – выяснить, как воспринимает себя их коренное население и в каком свете видит соседей.

Были опрошены жители столиц в возрасте от 25 до 30 лет, которым задавали одинаковые вопросы про соотечественников, собственную страну, и другие страны. Социологи выяснили, что каждое государство имеет в глазах своих граждан и иностранцев определенный имидж.

Так, шведы сообщили о себе, как о спокойных рациональных людях, для которых главное – демократические ценности, социальное равенство, природа. Россияне назвали себя гордыми, трудолюбивыми и жизнерадостными людьми, способными выживать в трудных условиях, а также сложными, духовными и творческими.

2 Однако, как показывает практика, самоидентификация народа порой не имеет ничего общего с тем, как его воспринимают жители соседних стран. Существует огромное количество стереотипов и предрассудков относительно той или иной национальности. Так, например, в представлении русских, если верить авторам популярного издания о Швеции, довольно долго прожившим в этой стране, «…

типичный швед – человек спокойный, миролюбивый, бывший хоккеист или болельщик «Тре крунур», благоденствующий в «шведской модели» вместе со своей «шведской семьей» состоящей из трех-четырех активно занимающихся сексом индивидов.

Швеция, как правило, вызывает у россиян положительные эмоции: там делают самые надежные в мире автомобили «Вольво», неплохую бытовую технику «Электролюкс», присуждают Нобелевские премии. Само словосочетание «Made in Sweden» уже едва ли не гарантия высокого качества.

На вопрос «Что есть Швеция?» большинство россиян, улыбаясь ответит: «ABBA», «ИКЕА», «Карлсон на крыше»… 3 Каково же бывает удивление многих наших соотечественников, которые, приехав в эту страну, в ответ встречают порой настороженность и недоверие. На самом деле, происходит столкновение русского и шведского мифов.

Характерно, что по своей натуре шведы действительно очень сдержаны и корректны, поэтому напрямую узнать от них, что они думают о русских, практически невозможно. Единственное, что может помочь в этом исследовании – публикации в шведской прессе и научные труды, посвященные изучению данного вопроса.

Каким же видится среднестатистический житель России из Стокгольма? Большой отчет, опубликованный недавно Северным отделением Европейского общества в Швеции «Не бойтесь делать бизнес в России»4, дал отчетливое представление об основных мифах, которые бытуют в Швеции относительно россиян.

Долгое время, особенно, в период холодной войны, как пишет автор, стереотипы о России сводились к медведям, водке, балету и иконам. Сегодня они несколько видоизменись, и теперь Россия представляется страной, где правит мафия, процветает криминал, преступность и сильно распространено пьянство. Нормальное начало рабочего дня у русских, если верить этому исследованию, таково: они просыпаются утром, играют на гармошке, выпивают стакан водки, едят кашу и идут на работу. Еще одно клише – в России очень холодно, поэтому развлекаются здесь обычно, танцуя в больших шубах «Казачок» на Красной площади. В подавляющем большинстве, россияне – непредсказуемые и мрачные люди, половина из которых — агенты КГБ. Таков портрет нашей страны и наших соотечественников в глазах шведов. Откуда берутся такие представления и чем они подпитываются, мы попытаемся выяснить в этом исследовании.

Читайте также:  82% граждан израиля гордятся своей страной и считают ее хорошим местом для жизни - иммигрант

Исторические корни существующих мифов
в восприятии шведами русских

Шведские мифы уходят корнями в прошлое. Цепь поражений в войнах с Россией, начиная с Полтавы в 1709 году и заканчивая захватом в 1809 году Финляндии, набеги русского галерного флота на побережье Швеции в 1719-1721 годах – эти и другие малоприятные исторические события формировали сознание многих поколений шведов.

Местные «бунде» — шведские крестьяне, не знавшие крепостного права, боялись стать рабами, как русские. Серьезные опасения в отношении восточного соседа испытывала и аристократия, видевшая в российской империи главную угрозу независимости Швеции.

5 Начиная с XVII века, в шведских документах, можно найти самые нелестные отзывы о московитах, которые изображались, как народ грубый, необразованный, упрямый, несимпатичный, стремящийся к полновластному господству на Балтике. Кстати, слово «московит» в Швеции до сих пор имеет уничижительное значение – именно такая пометка стоит в современных толковых словарях.

6 Шведские дипломаты и путешественники той эпохи отмечали у русских склонность к пьянству, лживость, ненадежность, самоуверенность. Своего пика «Рюсскрек» (Rysskräck) – буквально русобоязнь, достигла в первой половине ХIХ века. К началу XX века традиция негативного взгляда на Россию и русских в Швеции укоренилась полностью. Но и интерес, в свою очередь, был немалым.

Особенно в первые десятилетия XX. Об этом свидетельствует большое количество книг с описаниями путешествий в Россию, изданных в то время.7 Одним из самых значимых исследований того времени можно назвать книгу Альфреда Енсена «Slavia», где он делится своими впечатлениями о России.

Первое впечатление автора – Россия это нечто бесформенное, непостижимое, полное противоречий, таинственное и мистическое, что вызывает уважение и восхищение, но еще больше удивление и страх.

Русских он изображает как людей с лицами широкими, светлыми, открытыми, в характере которых главное – это добродушие, спокойствие, преданность, терпение и любовь к шутке, сила в страстях, неудержимость в добре и зле. Русский, по его мнению, самый терпеливый и непритязательный народ среди других европейских народов. Негативные черты русского крестьянина – вялость, робость, вороватость, недоверчивость, лень, нищенство, неряшество и пьянство – автор объясняет вековым монгольским игом и крепостничеством.8

Стоит отметить, что совсем иными были впечатления о восточных соседях у так называемых петербургских шведов, живших в России довольно продолжительное время.

Так, известный журналист, Ян Улоф Ульссон собрал воспоминания соотечественников, которые провели в Санкт-Петербурге большую часть своей жизни и все они с восхищением отзывались об этом времени, отмечали профессионализм русских людей, их приветливость и гостеприимство.9 Накануне первой мировой войны в Швеции неслыханные размеры приняла шпиономания.

Газеты чуть ли не ежедневно сообщали о русских офицерах, переодетых пильщиками, которые исследуют стратегические объекты на севере страны.10 Очередная волна «рюсскрека» накатила в 1939 году, после того, как Сталин напал на Финляндию.

Потом пришел многолетний страх времен холодной войны, и уже в последний исторический период шведы стали бояться русской мафии и хаоса. Традиции нелюбви к русским воспитывались в них с раннего детства. Как русских детишек пугали «дядей милиционером», так шведским говорили — «русские идут».

Можно предположить, что все фобии поднимались у шведов на старых «полтавских» дрожжах. Тем не менее, по словам шведских журналистов, облик русского в Швеции имеет некоторые особенности по сравнению с обликом русского в других европейских странах.

Вот что говорит по этому поводу корреспондент SVT Пер Энеруд: « Русские и Россия для Швеции всегда были реальностью: у наших стран традиционная совместная история – не только войн и конфликтов, но и торговли и дружбы.

Тем более, что последние 190 лет Россия и Швеция не конфликтовали: ни российские ни советские солдаты не шагали по нашим улицам – ни как захватчики ни как освободители. Кроме того, не сбросить со счетов и географический фактор – Россия – не важно, царская или советская, ельцинская или путинская – была и остается близка.

Я думаю, что шведы не особенно задумываются о том, кто они – русские. У нас действительно не принято говорить о национальных характерах : существуют ли они вообще? Тот, кто встретит «плохого» русского, всегда будет думать, что все русские плохие, кто встретит доброго – будет думать, что русские хорошие. Конечно, в Швеции встречаются стереотипы в отношении русских — гэбэшники, мафиози, проститутки, казаки, поэты, космонавты, мужеподобные спортсменки… Но я думаю, у нас существует какой-то романтизм в облике русского человека. Добрый мужик с большим сердцем…»11 Таким образом, можно сделать вывод, что негативное отношение шведов к русским частично объясняется историческим опытом, а также особенностями человеческой психики.

Роль шведской прессы
в формировании отношения к русским.

Большую роль в формировании соответствующего облика русских в глазах шведов, играет пресса. Как общенациональные, так и местные СМИ нередко поднимают волну о негативных и темных сторонах России. Это увеличивает страх людей: многие из них дословно верят тому, что пишут в газетах и показывают по телевизору.

Более того, мнение шведов нередко полностью отражает позицию СМИ в том или ином вопросе и изменить его бывает очень трудно.12 «У нас в последнее время много пишут о проститутках, которые приезжают из Мурманска и Питера. Создается впечатление, что все русские женщины – проститутки…» — поделился со мной один знакомый швед.

Интересное исследование на тему образов русских в шведской прессе принадлежит профессору факультета журналистики и масс-медиа Стокгольмского Университета, Яну Экекранцу.

Проанализировав все крупные репортажи и статьи о России, которые были опубликованы в 90-е годы в двух крупных шведских газетах – «Dagens Nyheter» и «Expressen», проф. Экекранц сделал следующие выводы.

В первые годы после распада СССР в газетном языке наблюдались остатки атмосферы холодной войны. События, проблемы, люди описывались в политических терминах и подавались как следствие коммунистической системы. Но с течением времени взгляд на Россию менялся.

Страну стали рассматривать больше в культурно-исторической перспективе, то есть не с точки зрения деления мира на две супердержавы, а, скорее, с точки зрения деления на восток и запад. Эта модель мира стала доминирующей и образы, используемые шведскими журналистами, стали носить метафорический и противопоставительный характер.

На западе жизнь – на востоке смерть, на западе – все прогрессирует и развивается, на востоке – стоит на месте или отходит назад. Ян Экекранц определил эту тенденцию как расистскую и евроцентристскую.

Европа, согласно такому взгляду — это центр, и чем дальше от него, тем примитивнее становятся отношения, увеличивается число болезней, растет смертность, процветает застой, все погружено в туман и темноту. Словесные конструкции, которые выбирали шведские журналисты, создавали ощущение огромности расстояния и непреодолимости дистанций.

Даже если корреспондент отъезжал на десять километров к востоку от Москвы, то и в этом случае с каждым шагом констатировалось ухудшение – все больше грязи на дорогах, все более апатичные люди и пр. И совсем иная картина рисовалась при движении на запад – все становилось светлее, лучше, понятнее.

Описания запада и востока, которое присутствовало в шведской прессе 90-х , можно уложить в такую простую схему противопоставлений: просвещенный – забитый, ясный – туманный, чистый – грязный, цивилизованный – дикий, современный – устаревший, надежный – угрожающий, центральный – периферийный, прогрессивный – разрушительный.

Важно и то, что вплоть до 1995 года шведы практически не видели так называемых «обычных» россиян и у них складывалось впечатление, что русские – это только кучка высокопоставленных политиков в пределах Кремля. После того, как шведские журналисты стали бывать в провинции, возникла совсем другая картина– на экраны и страницы газет стали попадать рядовые жители России. Проф.

Экекранц связал это с экономическими трудностями (народ обычно расспрашивали о лишениях и страданиях) и расценил эту тенденцию освещения российской действительности, как негативную, поскольку репортажей о положительный сторонах жизни россиян не прибавилось, и общий тон того, что писалось и выходило в эфир в Швеции о России – оставался безнадежным и упадочническим.

Если пролистать ту же самую «Dagens Nyheter», наиболее уважаемую в Швеции газету, то, еще не читая текста, уже по одним заголовкам, можно составить представление о том, что шведские журналисты пишут о нашей стране. Во некоторые из них.

«Три взрыва на юге России» , «Российские таможенные штрафы угрожают ИКЕА», «Россия хочет избавится от шведской телесистемы», «Россия стала раем для педофилов», «Садам перебрался в Москву», «Россия шпионит для ЦРУ». В одной связке со словом Россия в заголовках наиболее часто встречаются такие слова, как: «опасность», «угроза», «взрывы», «против», «предостерегает» и «погибли».

Проанализировав тексты этих и других статей за текущий, 2003 год, мы выяснили, что все материалы можно разбить на четыре условные группы. Сенсационные, показывающие низкую стоимость человеческой жизни (так называемые, «криминально-кровавые»), экономического характера и небольшая часть — неопределимой направленности.

Все четыре, на первый взгляд, разные группы, объединяет одно: негативная окрашенность текстов, выраженная в большей или меньшей степени. Итак, группа сенсаций.

Русские шпионы, если верить тому, что пишет DN, размещают датчики на ядерных объектах в Северной Корее, чтобы потом передать эти данные ЦРУ,13 русские военно-промышленные компании снабжают Ирак оружием через третьи страны,14 а наши дипломаты пытаются перевезти в Москву секретный архив Саддама, чтобы скрыть этот компрометирующий страну факт.15 Кровь и криминал. В России наблюдается полный разгул беззакония: гремят взрывы, гибнут люди, русские самолеты и вертолеты падают один за другим, причем, судя по текстам, можно заключить, что этим падениям не видно конца.16 На севере люди умирают от холода, который, буквально «сковывает страну железными тисками»,17 а на юге, наоборот, от лесных пожаров.18 Процветает педофилия, потому что нет закона о детской проституции и рабстве.19 Людей же, потенциально способных что-то изменить, то есть, кристально честных депутатов, ничем себя не запятнавших, в Москве убивают прямо среди бела дня, причем, по иронии судьбы, на улице Свободы.20

Даже статьи экономической направленности, казалось бы, по определению призванные быть нейтральными, не избегают негативно-оценочного характера. Если в севро-западной части России начинает эффективно работать, к примеру, нефтебуровая скважина, то обязательно с риском для окружающей среды во всем Балтийском регионе.

21 Если налаживается партнерство с западной компанией, например, с дорогой сердцу каждого шведа ИКЕА, то русские начинают душить партнеров высокими таможенными пошлинами.22 И даже не стесняются прямых провокаций в сторону шведской экономики.

Дословный перевод фрагмента статьи под названием «Россия хочет избавиться от шведской телесистемы»: «Целью русского шпионажа против «Эриксона» было получить возможность подорвать систему связи которая используется также и в военных целях.

Слушания по этому делу проходили закрыто, но, как заявил представитель информбюро концерна «Эриксон» Генри Спенссон, задачей этого шпионажа ставилось получить возможность прослушивать эту систему, вмешиваться в ее работу а также полностью ее блокировать».23 Из последней группы, в качестве наиболее типичного примера, можно привести статью «Русские герои на свалке истории».

Это анонс на книгу Дэвида Бранденбергена «Национал-большевизм, сталинская массовая культура и формирование современного российского самосознания», которая недавно вышла в США. Вывод, который делает автор анонса: «Россия и русские были наиболее передовым народом в СССР, но когда пала советская империя, русские пали вместе с ней. И бывшая «ведущая сила» среди всех советских народов платит сегодня за это высокую цену».24

Резюмируя этот анализ, можно сказать, что у среднестатистического шведского читателя, который берет в руки ежедневную и самую многотиражную газету «Дагенс Нюхетер», складывается образ России как страны, постоянно готовой на всякого рода нечистоплотные деяния, где стоимость жизни чрезвычайно низка, мораль практически не существует, постоянно что-то горит, взрывается и рушится, а люди умирают от холода. Кроме того, занимаясь сомнительной деятельностью на международной арене, Россия представляет опасность и для других стран и служит перманентным источником напряженности если не в мире, то, по крайней мере, в Европе и Азии. Таким образом, негативный образ русских зачастую создается и поддерживается именно благодаря шведским СМИ, которые имеют огромное влияние на аудиторию.

Библиография

Источник: http://www.sweden4rus.nu/lib/obs_ekon/text/shvedy_russkie

Ссылка на основную публикацию