Австрия хочет закрыть маршруты беженцев в европу через средиземное море — иммигрант

Кризис бродит по Европе – кризис беженцев

Австрия хочет закрыть маршруты беженцев в Европу через Средиземное море - Иммигрант

Главный вопрос, волнующий сегодня население и политиков Евросоюза – как взять под контроль проблему миграции?

Тем временем, в Евросоюзе

Хотя наплыв мигрантов в Европу ослабевает, политический кризис, возникший в связи с их массовым появлением на континенте, не утихает. Число заявлений на убежище в 2017 году сократилось на 44%.

В первом квартале этого года, по данным Европейского бюро помощи беженцам, оно продолжало падать.

Кроме того, главные потоки массовой миграции смещаются с Восточного и Центрального Средиземноморья в Западное, то есть в направлении Испании.

Пропорция людей, получивших в ЕС статус беженца сократилась с 55% до 50%: взамен им все чаще предлагают гуманитарную защиту. А укрыться они хотят прежде всего в Германии, хотя и в ней принято на 70% меньше заявлений, чем в 2016 году – 223 тысячи. Второе и третье места занимают Италия и Франция 129 и 99 тысяч соответственно.

В прошлом году ожидали решения по своим заявлениям на убежище в ЕС 954 тысяч человек – на 16% меньше, чем в предыдущем. Исключение из этих нисходящих тенденций составила Грузия. На 133% возросло количество ее граждан, ищущих международной защиты, хотя грузинам не требуется виза для въезда в Шенгенскую зону.

«Крепость Европа» – ворота закрыты

Европа пытается решить миграционный кризис, закрыв последний легальный маршрут по Средиземному морю. Но операция по устрашению беженцев – не выход, уверен обозреватель радиостанции «Немецкая волна».

В этом году до итальянских портов по Средиземному морю добрались уже 95 тысяч беженцев. Их число может с легкостью удвоиться, ведь «сезон» для контрабандистов и спасателей еще не в полном разгаре. В подобной ситуации министр иностранных дел Италии пошел на крайние меры.

Помощи Евросоюза не хватает, утверждает глава итальянского МИДа Анджелино Альфано. Из Италии в другие страны ЕС перераспределяют слишком мало беженцев, надеющихся на официальное убежище, а финансовых средств Евросоюза для размещения мигрантов недостаточно. Оба упрека, к сожалению, справедливы.

Не удивительно, что Италия предпринимает шаги, которые до сих пор считались неприемлемыми по гуманитарным соображениям: правительство страны хочет ограничить шансы беженцев добраться до итальянских портов и вынудить их остаться в Ливии.

Данная стратегия включает в себя меры, направленные против частных спасателей, которые на сегодняшний день доставили на Лампедузу или Сицилию около 40% всех прибывших.

Устрашение – вот новый рецепт. В воображении итальянских властей все должно сработать как на восточном побережье Средиземного моря, где поток мигрантов был почти приостановлен благодаря договору с Турцией. В этот раз договор должен быть заключен с Ливией – страной, на территории которой царит хаос, не способной и не желающей обеспечить безопасность беженцев из стран Африки к югу от Сахары.

Источник: https://angliya.com/2018/06/20/krizis-brodit-po-evrope-krizis-bezhentsev/

Мигранты и иммигранты: кому стоит ждать радушия в Австрии?

Официальной доктриной в Австрии, как и в других европейских странах, является толерантность к беженцам и иммигрантам. Однако на бытовом уровне ситуация нередко выглядит по-другому. Насколько затронул Австрию кризис с мигрантами и как относятся австрийцы к туристам и выходцам из России в свете последних экономических и политических событий?

Традиции гостеприимства

В период с 1945-го по 1989-й Австрия, население которой сегодня составляет 8,5 млн человек, дала временное убежище более чем 2 млн мигрантов. Для большинства из них Австрия была транзитной остановкой на пути из стран Восточной Европы и СССР в Западную Европу или США. Однако часть переселенцев осталась в Австрии насовсем.

Во второй половине XX века Австрию захлестнули три волны миграции:

  1. В 1956 г., после Венгерской революции, в страну въехали 180 000 политических беженцев, из которых 20 000 получили убежище и остались в Австрии.
  2. В 1968 г., после Пражской весны, Австрия приняла 162 000 уроженцев Чехословакии.
  3. В 1981 г., после запрета объединения «Солидарность», в Австрию переместились примерно 150 000 поляков.

Кроме того, во время экономического расцвета 1960-х в Австрии активно практиковалось привлечение наемных рабочих из Югославии и Турции, и многие из них впоследствии обосновались в стране. В 1990-е годы, с падением железного занавеса и началом войны в Югославии, поток переселенцев из этой страны многократно усилился.

https://www.youtube.com/watch?v=4EK0fZJobtU

С 1989-го по 1993-й число мигрантов в Австрии удвоилось (с 344 000 до 690 000 человек), а доля иностранных рабочих на рынке труда достигла 9%. Одновременно многократно возросло количество прошений о предоставлении убежища со стороны беженцев из Ирака, Пакистана, Бангладеш.

В ответ на растущие националистические настроения и в особенности на укрепление ультраправой Партии свободы, призывающей к «нулевой миграции», в 1990-х годах правительство было вынуждено пойти на законодательные ограничения миграции, которые, с некоторыми изменениями, сохраняются по сей день:

  • квота на количество иностранных рабочих;
  • принятие закона об иностранцах, который требовал «интеграции перед иммиграцией»;
  • принятие закона о беженцах, ужесточавшего правила предоставления убежища.

С начала 2000-х количество ищущих убежища в Австрии или следующих транзитом беженцев из стран Азии, Африки и Ближнего Востока вновь начало расти, пока не достигло критических величин в 2015 году.

В отличие от соседней Германии, власти Австрии, через которую на пути к ФРГ проходит большинство беженцев, последовательно выражают жесткое отношение к сложившейся ситуации. Летом парламент принял закон, позволяющий властям закрыть границы, если сложится критическая ситуация с мигрантами, а также установил ряд других ограничений, в том числе на предельное количество мигрантов в день.

В целом россияне, планирующие переезд в Австрию, могут не опасаться серьезных бытовых проблем с мигрантами из ближневосточных стран. Распространенные страхи существенно преувеличены – мигранты сосредоточены в специальных лагерях и перемещаются под строгим контролем, а правительство прилагает усилия, чтобы снизить их число.

Однако каково отношение австрийцев к туристам и иммигрантам из России?

Большинство экспатов отмечают, что ощущают себя в Австрии чрезвычайно комфортно

Отношение к русским: вчера и сегодня

Русскоязычная община в Австрии очень велика, хотя, разумеется, далеко не все ее члены являются этнически русскими – здесь есть представители и кавказских народов, и выходцы из бывших союзных республик.

Миграция с территории России в Австрию шла в три волны. Первая пришлась на период революции 1917 года, вторая – на 1940-е – 1950-е годы, когда в Австрии остались жить многие из тех, кто был угнан на принудительные работы. Третьей стал выезд граждан с постсоветского пространства после распада СССР.

За это время отношение к русским иммигрантам в Австрии существенно изменилось – от опасливого любопытства периода 1970-х, когда на советского гражданина смотрели, как на диковинку, до неприязни 1990-х, когда австрийцы опасались быть затоплены волной приезжих с Востока.

Сегодня отношение австрийцев к выходцам из России и к иностранцам в целом можно разделить на отношения, демонстрируемые в публичной сфере и общественных местах, и на отношения в частной жизни.

Публичное отношение австрийцев к туристам, в том числе русским, очень доброжелательное, любезное и предупредительное. Вам с удовольствием помогут, окажут небольшую услугу и даже припомнят известные русские слова, хотя в большей степени этого можно ожидать от словенцев и других выходцев из славянских стран, во множестве живущих в крупных городах Австрии.

В сельских регионах общество более традиционно, однако иммигрант вскоре ощутит себя своим

Вероятность столкнуться с негативным отношением по национальному признаку для туристов крайне мала, ведь каждый пятый австриец работает в сфере туризма, а прибыль от него составляет значительную часть дохода страны. В гостиницах, ресторанах, музеях и других публичных местах к вам всегда отнесутся приветливо и гостеприимно, во многих туристических центрах можно увидеть надписи на русском.

А вот частную жизнь австрийцев характеризует некоторая закрытость и настороженное отношение к приезжим. Проще всего будет установить дружеские отношения с коллегами, сокурсниками или партнерами. Но на то, чтобы стать своим в австрийской компании, может потребоваться несколько лет. Впрочем, это характерно и для многих других европейских стран.

В Вене и других больших городах, где в основном сосредоточены экспаты, люди более открыты и почти не обращают внимания на национальность. Столкнуться в Австрии с открытой враждебностью и неприязнью практически невозможно.

Однако в глубинке, где общество в целом традиционнее, поначалу по отношению к прибывшему на постоянное местожительство иностранцу возможна демонстрация вежливого отчуждения.

Именно это порождает миф о холодности и замкнутости местных жителей. Не стоит ему безоговорочно доверять – людям просто требуется некоторое время, чтобы присмотреться к новичку, однако при близком знакомстве австрийцы ничуть не уступают русским по душевности и теплоте.

Заключение

Напоследок предлагаем вам несколько правил этикета, которые помогут быстрее снискать расположение австрийских знакомых и партнеров:

  1. Австрийцы гордятся своими традициями, историей, природой и национальными продуктами. Как у любой небольшой нации, патриотизм в Австрии может принимать несколько преувеличенные черты, и, конечно, с национальным самовосхвалением лучше не спорить.
  2. В деловой обстановке австрийцы обычно пожимают руки не только при приветствии, но и на прощание.
  3. При официальном обращении обязательно следует упоминать титул или звание своего собеседника. Более подробно об этом можно прочитать в нашей статье, посвященной правилам делового этикета в Австрии.

Возможно, вам есть что рассказать о жизни русских иммигрантов в Австрии? Поделитесь своим мнением в комментариях! И не забудьте подписаться на рассылку, в которой мы рассказываем о самых интересных аспектах культурной и социальной жизни Австрии.

Источник: https://immigrant-austria.com/blog/migrants-and-immigrants-someone-worth-waiting-for-hospitality-in-austria/

Проблема потока беженцев из стран ближнего востока: поиск приемлемых решений

В статье рассматривается проблема миграции в современном мире. События на Ближнем Востоке оказывают сильное влияние на европейские страны. Миграционный кризис порождает проблемы и противоречия между странами шенгенской зоны. К тому же, Евросоюзу трудно договариваться с Турцией, которая в свою очередь выдвигает свои требования.

Главы европейских стран вынуждены принимать беженцев, хотя их граждане не согласны с решением Еврокомиссии. Особенно страны Восточной Европы полностью не согласны принимать беженцев, объясняя это тем, что люди другой веры и культуры будут негативно влиять на христианское общество. Страны Западной Европы, такие как Германия, Испания, Франция, Нидерланды готовы помогать беженцам.

Сейчас идут споры между западными и восточными странами ЕС. 

Поток беженцев из Ближнего Востока в ЕС – одна из наиболее серьезных миграционных проблем в новейшей истории Европы, каждый год из Африки и Ближнего Востока прибывают сотни тысяч людей в ЕС через Средиземное море и Балканы.

Увеличение числа беженцев наблюдается особенно в 2010 г. В 2015 году в Европу прибыли сирийские беженцы из Турции (эта страна приняла приблизительно два миллиона чел.

) и из Ливана (приблизительно миллион беженцев) и в результате чего, был спровоцирован миграционный кризис в европейском масштабе.

Читайте также:  О замене водительских прав на польские - иммигрант

Между январем и августом 2015 года, европейское агентство Фронтекс (Frontex) насчитывает 350 000 людей, которые нелегально пересекли шенгенскую границу, также Управление Верховного комиссара Организации Объединённых Наций по делам беженцев (УВКБ) сообщает, что 437 384 беженцев нуждаются в убежище в Европе.

Таким образом, общее количество в 2015 году превосходит одного миллиона беженцев. 22 декабря УВКБ констатирует 1 005 504 прибывших мигрантов в ЕС морскими и сухопутными путями. Данная ситуация порождает дипломатические напряжения и разногласия между странами ЕС.

Членам Евросоюза было очень трудно договориться по поводу миграционного кризиса. Еврокомиссия пыталась распределить квоты по принятию мигрантов между странами ЕС. В то время как Франция и Германия были полностью согласны помогать беженцам, страны Восточной Европы твердо отказывались принимать их из Ближнего Востока.

Премьер-министр Венгрии посчитал, что приток мусульманских иммигрантов негативно повлияет на христианское общество. 

Ежемесячное прибытие беженцев в Европу через Средиземное море

Год Янв Фе в Мар Апр Май Июнь Июл ь Авг Сен Окт Нояб Дек Общ.
2014 3270 4 369 7 283 17 084 16 627 26 221 28 303 33 478 33 944 23 050 13 318 9 107 216 054
2015 5 550 7 271 10 424 29 864 39 562 54 588 78 433 130 839 163 511 221 374 154 975 118 687 1 015 078
2016 65 439 7 300 72 739

Попытки иммиграции в Европу увеличились вследствие гражданских войн (особенно после сирийской гражданской войны), из-за проблем в Турции и обострения конфликта в Ливии.

Согласно Международной миграционной организации, в 2014 приблизительно 3 072 беженцев погибли или исчезли в Средиземном море пытаясь доплыть до Европы.

В конце 2014, согласно Управлению Верховного комиссара Организации Объединённых Наций по делам беженцев, Европейский союз принял 6 % беженцев со всего мира [1].

Наиболее серьезные несчастные случаи произошли в апреле 2015, когда погибли 1 200 человек. Первое кораблекрушение было 13 апреля, за которым следуют другие кораблекрушения 16, 19 (наиболее смертельное) и 20 апреля.

Эти корабли плыли из Ливии к острову Лампедуза и в порт Огасты (Италия), хотя инциденты 20 апреля произошли на востоке Средиземного моря. 27 августа 2015, в Австрии были обнаружены 71 человек в грузовике, погибшими вследствие асфиксии.

2 сентября 2015, обнаружен сирийский трехлетний мальчик Айлан Курди, без признаков жизни на пляже Турции, затем, были найдены его двадцати семилетняя летняя мать и его пятилетний брат. Семья из Сирии пыталась доплыть до Европы.

В сентябре 2015, в городе Катания (Италия) охранник кладбища подчеркивает нехватку места для захоронения мертвых беженцев.

Согласно европейскому агентству, тремя главными странами, откуда приезжают беженцы, являются: Сирия (27,9 %), Эритрея (12,2 %) и Афганистан (7,8 %). 

Страна 2011 2012 2013 2014
Сирия 1,1 % 10,9 % 23,8 % 27,9 %
Эритрея 3,6 % 10,5 % 12,2 %
Афганистан 16,3 % 18,2 % 8,8 % 7,8 %
Общий 18,5 % 32,7 % 43,1 % 47,9 %
Другие страны 81,5 % 67,3 % 56,9 % 52,1 %

В то время как кризис только начинался и некоторые страны ЕС, в середине сентября 2015 года, отказывались помогать беженцам, президент европейской комиссии, Жан-Клод Юнкер, намеревался поделить мигрантов между европейскими странами, согласно ключевой системе распределения, которое привело бы к следующему распределению: 31 443 чел. в Германию, 24 031 чел. во Францию, 14 931 чел. в

Испании, 9 287 чел. в Польшу, 7 214 чел. в Нидерланды, 4 646 чел. в Румынию, 4 564 чел. в Бельгию, 4 469 чел. в Швецию, 3 640 чел. в Австрию. Жан-Клод Юнкер предлагал новую миграционную политику, которая, согласно ему должна была бы решить проблему с беженцами.

Президент еврокомиссии хотел, чтобы 28 стран членов ЕС согласились на распределении 160 000 беженцев в сентябре 2015 года. Канцлер Германии, Ангела Меркель была согласна с этим решением. Американец Джон Керри указал к тому же, что США будут готовы принять от 5 000 до 8 000 сирийских беженцев осенью 2016 года.

Предложенная ключевая система распределения предоставляла, например 26% беженцев в Германию и 0,11% в Мальту. Оппозициями плану Ж.К. Юнкеру являлись, главным образом, страны Восточной Европы, где общественное мнение было менее благоприятным для приема беженцев.

В среднем 56% европейцев не были согласны принимать беженцев, в Чешской Республике 81%, в Латвии 78%, в Словакии 77% и в Литве 70% населения были не согласны с планом еврокомиссии. Между западными и восточными странами Европы возникли оживленные дебаты.

В конце августа 2015 года, австрийский министр внутренних дел предложил сократить европейскую помощь беженцам.

Президент Франции, Франсуа Олланд, предложил, чтобы саммит 23 сентября рассмотрел три варианта: помочь Турции, чтобы беженцы оставались на её территории; создать « hotspots », то есть центры для приема и регистрации людей, которые нуждаются в убежище; сотрудничать со странам, где находятся центры для беженцев, чтобы предотвратить заполнение лагерей, которые могут стать неконтролируемыми.

Источник: https://articlekz.com/article/19065

Потоки беженцев в Европу меняют маршруты Что произойдет, если страны Африки начнут шантажировать ЕС?

Евросоюз, в конце концов, кажется, нашел управу на многотысячный поток мигрантов, беженцев, вынужденных скитальцев, идущий через Турцию. Балканский маршрут для этих стихийных потоков переселенцев худо-бедно удалось как-то обуздать, поставить под контроль благодаря печально известному договору между Анкарой и Большим Брюсселем.

Теперь значительно меньше беженцев пользуются балканским маршрутом, пересекают Средиземное море между Турцией и Грецией (ее островами), поскольку начало действовать достаточно противоречивое соглашение, достигнутое между Меркель и Эрдоганом. Суть компромисса, одобренного на саммите ЕС-Турция 17 марта 2016 г.

, состоит в том, что Анкара согласилась принимать обратно из Греции всех нелегально попавших туда беженцев: за каждого возвращенного мигранта Евросоюз обязан легально принимать одного из сирийцев, находящихся на турецкой территории.

В обмен на содействие в разрешении миграционного кризиса власти Анкары настояли на возобновлении переговоров о вступлении в ЕС, рассчитывают получить безвизовый режим для своих граждан, значительные финансовые вливания — не 3 млрд евро, а 6 млрд евро — на прием и обустройство беженцев.

Сейчас вопрос только в том, как эти договоренности будут соблюдаться, найдут ли желающие переезда с Ближнего и Среднего Востока (БСВ), Северной Африки новые пути в Европу, к каким последствиям для ЕС приведет его соблюдение (или несоблюдение) Турцией?

Есть все разумные основания считать, что если какой-либо маршрут в Европу будет прикрыт, то тут же возникнет новый. Причина этому проста — наличие большого, почти безграничного количества беженцев, которые по-прежнему рвутся в благополучный Старый Свет, планируют этот переезд, вкладывают в него все свои силы и средства.

Это видно уже на примере Ливии и в меньшей степени Египта. Эти «старые» маршруты, которые гораздо опаснее, чем путь через Турцию в Грецию, переживают свой новый ренессанс. Сейчас все больше тех, кто несмотря ни на что стремится испытать свою судьбу используя эти опасные пути, чем это было несколько месяцев ранее.

(Только за пять месяцев текущего года в Средиземном море утонули свыше 2500 человек.

Читайте также

Госдеп отменяет Brexit

Политические элиты решают, как обойти результат британского референдума

По данным гуманитарных организаций, с 2000 г. при попытках преодолеть эту водную преграду погибло 22 тыс.

человек!) Продолжение этих трагедий на море — прямой результат, повторимся, договора между Турцией и ЕС: согласно данным Международной организации по миграции (IOM) в январе в Грецию прибыло 67.415 мигрантов, а в мае только — 1500.

Однако беженцы активно ищут и находят для себя новые транспортные лазейки. Более опасные, затратные маршруты между Ливией и Италией или между Египтом и Грецией.

На этом фоне во многих странах БСВ и Северной Африки (от Марокко до Пакистана) представители властей, политики, эксперты, даже общественность, стали интенсивно обсуждать возможности изменения своего миграционного курса с учетом успешного шантажа Евросоюза Турцией. Ход их мыслей и рассуждений также достаточно прост: если мы плотно перекроем свои границы на пути беженцев в Европу, что мы получим взамен?

«Н-и-ч-е-г-о!» А может быть, напротив, стоит пойти по наглядному турецкому пути: используя дырявые границы выторговать, например, более выгодные торгово-экономические, ряд других двусторонних соглашений с ЕС (по рыболовству, импорту сельхозтоваров, помощи развитию и т. д.), добиться уступок от Большого Брюсселя по политическим и гуманитарным вопросам, заручиться «пониманием» европейцев по своим кризисным проблемам, особенно, в вопросах урегулирования «горячих точек» (от проблемы Западной Сахары, до Кашмира).

Некоторые мыслят масштабно и ставят вопрос ребром: а почему бы нам не стать (конечно, небескорыстно) пограничной стражей Евросоюза на всем протяжении Северной Африки. Ведь по самым скромным подсчетам, в Африке до 15 млн. беженцев, из которых только около 100 тыс.

прибыло в прошлом году в Европу (примерно половина из которых воспользовалась центрально-средиземноморским маршрутом). «Все прочие» ещё даже не на пути в Европу, только считанные проценты попробовали в прошлом году, всего-навсего доли процента испытают свою судьбу в этом.

В этом отношении масштабы и перспективы ужасают!

Дело в том, что руководство и широкие круги в Евросоюзе считают, что заключенный договор с Турцией — уникальный. Возможность его повторения, тем более копирования — маловероятна.

Есть все основания считать, что в Большом Брюсселе при заключении договора с Анкарой вполне принимали в расчет возможные намерения других южных многочисленных соседей воспользоваться своего рода «политикой открытых дверей» для убедительности своей переговорной позиции с ЕС.

Однако Евросоюз не может добиться пока единой согласованной линии по миграционной политике: ни в вопросе общего пограничного контроля, ни относительно мер, принимаемых в отношении беженцев, ни по квотам их распределения по станам и т. д.

Исходя из вышеизложенного, нет ничего невероятного, что другие страны БСВ и Северной Африки, такие как, например, Марокко, могут в сфере миграционной политики и отношений с ЕС пойти по «турецкой модели» для получения соответствующих торгово-экономических уступок с его стороны, большей финансовой помощи, облегчения доступа своих граждан в Европу, и, что немаловажно, ослабления критики европейских СМИ в сфере прав человека и гражданских свобод в свой адрес. Анкара, похоже, всё это уже получила, а Марокко и иже с ней намереваются, вероятно, обрести то же самое.

Рабату долгое время обещали, заверяли, что он важнейший партнер Евросоюза на юге.

С этой целью власти королевства провели ряд внутренних реформ, достигли определенных результатов по обеспечению доступа своих традиционных товаров на европейские рынки, добились повышения уровня мобильности своих граждан на рынке труда ЕС.

Руководство Марокко также получило значительную финансовую поддержку благодаря программам и политике соседства Евросоюза. В то же время эта страна в последнее время всё больше испытывает постоянный растущий пресс со стороны африканских беженцев, внешних мигрантов, переселенцев.

В тени сирийского кризиса раскручивается собственная беженская масштабная драма в Африке. Так, выше 600 тыс. человек находятся только в лагерях беженцев на севере Кении, только в старейшем, одном из них, известном как Дадааб — 330 тыс. Много мигрантов из государств, расположенных южнее Сахары, пробираются, например, в Марокко в надеже добраться далее до Испании.

Это притом, что двусторонний договор по вопросам безопасности между Испанией и ЕС официально существует и функционирует. Согласно данным испанских властей, 4043 нелегальных мигранта из Марокко уже перебрались в Испанию только в 2014 г. Хотя это мизерная часть, конечно, по сравнению с 170664 беженцев, прибывших в Италию и Мальту из-за Средиземного моря в том же году.

Из этого может последовать следующий вопрос. Будет ли Марокко, как страна с высоким уровнем безработицы, целым набором нерешенных макроэкономических проблем, в состоянии принять значительные контингенты внешних мигрантов? Или же потребует от ЕС и интегрирующейся Европы разделить ответственность по этой проблеме?

Между тем сейчас в Марокко насчитывают от 30 до 40 тыс. нелегальных мигрантов. Они прибыли сюда из Мали, Камеруна, Нигерии, Эритреи, Гвинеи, Сенегала, Буркина-Фасо, Сомали. Все цифры здесь — данные Международной организации по миграции (IOM) и Высокого комиссара по беженцам ООН (UNHCR), которые зарегистрировали в Марокко даже несколько тысяч беженцев из Сирии.

Некоторые наблюдатели полагают, что тем самым марокканские власти демонстрируют рациональную гуманитарную миграционную политику. Другие считают, что она расточительна, крайне затратна и потребует много времени для её реформирования. Марокко уже нуждается, без сомнения, в большей поддержке со стороны ЕС как в экономическом, так в политико-правовом отношении.

Читайте также:  Начальная школа в израиле - иммигрант

После заключения миграционного соглашения между Евросоюзом и Турцией нельзя не признать, что Марокко (как и другие ближние и дальние соседи интегрирующейся Европы) рассматривают потенциальные возможности как-то оказать давление на Большой Брюссель.

Единственное, что только нужно сделать этим южным заинтересантам — открыть свои границы для беженцев и немного подождать, когда «мутти Меркель» или кто-нибудь другой из высшего руководства ЕС прибудет в их столицы для урегулирования миграционных проблем.

Можно быть уверенным, что в Рабате (или в иной африканской столице) вряд ли охотно пойдут на уступки Евросоюзу по вопросам беженцев без соответствующих бонусов, преференций, уступок по другим важным для них экономическим вопросам.

Читайте также

Теракты рвут Турцию на части

Бойня в стамбульском аэропорту демонстрирует размах гражданской войны в стране

Вряд ли есть очевидное, простое и легкое решение наблюдаемых ныне мигрантских трагедий в Средиземноморье. Да и в целом международная проблема беженцев едва ли будет решена без послевоенного восстановления Сирии, Ирака, Ливии, Афганистана, без достижения экономического роста и стабильности в странах к югу от Сахары.

То есть там, где будут созданы реальные перспективы на будущее для миллионов коренных жителей. Но даже если все это будет исполнено, ЕС (да и Европа в целом) не может, видимо, самоустраниться, отделаться полумерами. Европа не может ограничиться лишь тем, чтобы воспрепятствовать массе людей, другим народам перемещаться.

Тем более перекладывать ответственность по обеспечению безопасных маршрутов для мигрантов на Турцию, Марокко или ещё кого-нибудь.

Автор — к.и.н., завсектором ИМЭМО РАН

Источник: https://svpressa.ru/world/article/151609/

В средиземном море спасли 629 беженцев. потом из-за них поругались франция, италия, испания и мальта

Сотни людей провели в открытом море на резиновых шлюпках, которые должны были нелегально доставить их в Европу, почти сутки.

Спасало их судно «Аквариус», которое совместно арендуют неправительственная организация SOS Mediterranee и «Врачи без границ», а также четыре итальянских корабля (в частности — три корабля итальянской береговой охраны). 229 человек взял на борт «Аквариус», еще 400 — итальянские суда.

Среди спасенных, по разным данным, было 450 мужчин и 80 женщин (шесть из них — беременные), 11 детей и 123 несовершеннолетних без родителей. Большинство из них были родом из Судана, Нигерии, Алжира и Эритреи; в общей сложности в числе спасенных были представители 31 национальности.

Одна из шлюпок с мигрантами развалилась, из-за чего сорок человек оказалось за бортом; двое утонули, у двух десятков людей возникли тяжелые химические ожоги из-за многочасового нахождения в воде с разлитым топливом. У других беженцев были проблемы с дыханием, грозившие перейти в заболевания легких. Некоторым из них требовалась срочная хирургическая помощь, которую врачи были не в состоянии оказать на борту.

Из-за кораблей с мигрантами разгорелся европейский политический скандал. Италия и Мальта отказались принимать беженцев

Итальянское правительство запретило судам со спасенными мигрантами входить в порты страны.

«С сегодняшнего дня Италия начинает говорить „Нет“ контрабанде людей и бизнесу по незаконной миграции», — написал в твиттере новый глава МВД Италии Маттео Сальвини, возглавляющий правую партию «Лига».

Он заявил, что Италию давно эксплуатирует «армия фейковых беженцев» (путь по морю из Ливии в Италию — один из основных маршрутов нелегальной миграции из Африки в Европу).

Итальянский морской спасательный центр, координировавший действия спасателей, велел «Аквариусу» и другим кораблям с беженцами на борту оставаться на месте — в 65 километрах от берегов Италии и в 50 километрах от Мальты. Итальянское правительство предложило Мальте принять мигрантов.

«Мальта не может отклонять каждую просьбу о помощи. Бог поместил ее ближе к Африке, чем Сицилию», — заявил Сальвини.

Однако Мальта отказалась, сославшись на международную конвенцию по спасению жизни на море: в ней говорится, что ответственность за спасенных несет страна, руководившая операцией.

Ситуация, которую Time назвал «неловким политическим футболом», вызвала возмущение международных гуманитарных организаций и ряда европейских стран.

Президент Франции Эммануэль Макрон осудил попытку Италии «создать прецедент», который позволит европейским странам не соблюдать принятые правила.

«В том, как итальянское правительство ведет себя в этой драматичной гуманитарной ситуации, есть определенная степень цинизма и безответственности», — заявил Макрон. В ответ Сальвини потребовал у него извинений.

В итоге беженцев согласилась принять Испания

Испанское правительство заявило о своей готовности принять мигрантов 12 июня. Морской переход занял неделю: ситуацию осложняли плохие погодные условия — шквальный ветер и дождь.

Представитель «Врачей без границ» сообщил, что многие беженцы, в том числе дети, беременные и кормящие женщины, а также раненые лежали прямо на мокрой палубе перегруженного «Аквариуса», рассчитанного на транспортировку примерно 250 человек.

В порту Валенсии беженцев встречали 1000 работников «Красного Креста», 450 сотрудников полиции, юристы и переводчики. Когда «Аквариус» входил в испанский порт, многие беженцы на его борту пели, танцевали и плакали от радости. Все спасенные прошли медосмотр, после которого около 20 человек доставили в больницы.

Власти Валенсии назвали отказ Италии принять мигрантов «антигуманным». Премьер-министр Испании Педро Санчес заявил, что решение впустить их было «обязательством [страны] предотвратить гуманитарную катастрофу».

Франция заявила, что готова принять мигрантов после того, как они сойдут на берег в Испании, — если они «соответствуют критериям для беженцев».

В ответ на это Маттео Сальвини поблагодарил испанцев за гостеприимство и предложил им принимать больше мигрантов в будущем.

Мигранты бежали из Ливии, Сьерра-Леоне и других африканских стран. Многие пережили насилие и рабство

В твиттере «Врачей без границ» опубликовали истории некоторых пассажиров судна. В частности, на борту были и женщины, бежавшие из Сьерра-Леоне из-за угрозы подвергнуться принудительным операциям на половых органах.

Один из спасенных нигерийцев рассказал о женщине, которая умерла на шлюпке до прибытия спасателей: «Я пообещал ей, что расскажу о том, что ей пришлось пережить. Она была такой слабой, что не могла сесть. Я попробовал ей помочь, за что меня жестоко избили [контрабандисты, перевозившие мигрантов].

Она умерла из-за отсутствия помощи, воды и питья. Она была беременна». (О судьбе контрабандистов, перевозивших беженцев по Средиземному морю, ничего не известно.)

16-летняя девочка из Сьерра-Леоне рассказала спасателям «Аквариуса», что потеряла отца и мать, когда ей было десять. После этого ее взяла к себе бабушка, но спустя год женщину застрелили на улице в голову — прямо на глазах у внучки. «Я жила на улице и сама заботилась о себе с 11 лет. У меня никого нет. Все, чего мне хотелось, — это пойти в школу и стать доктором», — говорит девочка.

«Цифры не передают всех историй, которые услышала наша команда. За эти восемь дней в море мы много узнали об этих людях и их судьбах. В их жизни было насилие, изнасилования, грабеж и бесчеловечное обращение», — заявил представитель «Врачей без границ».

Испанские власти пообещали позаботиться о беженцах с «Аквариуса»

Испанское правительство пообещало, что мигрантам выдадут специальное разрешение, которое позволит им находиться в стране 45 дней, — они проведут это время в специальных лагерях для беженцев. За это время власти должны рассмотреть дела всех 629 пассажиров «Аквариуса» и других кораблей и оказать им медицинскую помощь.

Власти Валенсии заявили, что их больше всего волнует судьба детей, оставшихся без родителей, а также людей, ставших у себя на родине жертвами преступлений, в частности секс-торговли.

Министр иностранных дел Испании Фернандо Гранде-Марласка гарантировал, что к беженцам с «Аквариуса» отнесутся так же, как и ко всем остальным девяти тысячам мигрантов, прибывшим в этом году в страну по морю.

Людей, которые не будут соответствовать критериям, необходимым для получения статуса беженца, депортируют.

Организация SOS Mediterranee назвала спасение беженцев опасной и унизительной одиссеей, которая должна стать тревожным звонком для европейских лидеров. «Недопустимо, чтобы подобная ситуация повторилась», — говорится в официальном заявлении организации.

Источник: https://meduza.io/feature/2018/06/18/v-sredizemnom-more-spasli-629-bezhentsev-potom-iz-za-nih-porugalis-frantsiya-italiya-ispaniya-i-malta

Курц и Зеехофер собираются закрыть «южный маршрут» для беженцев

Министр внутренних дел ФРГ Хорст Зеехофер договорился с канцлером Австрии Себастианом Курцем о прекращении въезда беженцев в страны Евросоюза через Средиземное море и южные границы. Канцлер Ангела Меркель должна разработать с африканскими странами необходимые для этого соглашения.

Как сообщают австрийские и немецкие СМИ, на следующей неделе запланирована встреча министров внутренних дел стран Евросоюза в Инсбруке. Представители Германии, Австрии и Италии должны провести переговоры о возможностях сокращения миграции по морскому пути.

О конкретном плане действий пока не сообщается.

Зато известно, что лидеры североафриканских стран отказываются идти Евросоюзу навстречу и основывать на своем побережье центры по предварительному приему беженцев.

В Австрии также вызывают беспокойство планы по созданию так называемых «транзитных центров» в германской федеральной земле Бавария, о чем в понедельник договорились председатель Христианско-демократического союза канцлер Ангела Меркель и лидер Христианско-социального союза Хорст Зеехофер. Велика вероятность, что задержанные в центрах беженцы будут отправляться сначала в Австрию.

Однако Курц заявил после разговора с Зеехофером, что Германия не планирует никаких мер в ущерб Австрии. Общая цель обеих стран — прекратить дальнейший транзит беженцев в Центральную Европу.

Вена также отказалась от ужесточения пограничного контроля на границе с Италией. Зеехофер, в свою очередь, подчеркнул, что беженцы не будут посылаться из транзитных центров в Австрию.

По его словам, речь идет о том, что уже зарегистрированные в Италии и Греции иммигранты, подавшие заявление на убежище в этих странах, должны быть депортированы в Рим и Афины. Речь при этом идет об одном или нескольких беженцах в день.

«Это очень существенный вклад в приостановление нелегальной миграции. Австрия не будет этим затронута, так как люди будут депортированы в Грецию и Италию», — отметил Зеехофер.

Глава МВД ФРГ заверил Курца, что ни сейчас, ни в будущем Австрия не будет принимать на себя ответственность за беженцев, которых страна не должна впускать. В ответ на эти обещания Себастиан Курц пообещал не ужесточать пограничный контроль.

Ведь во время школьных каникул множество отпускников движутся в направлении Италии.

Австрийский вице-канцлер Хайнц-Кристиан Штрахе заявил: «В данный момент нет необходимости принимать дальнейшие меры в Бреннере или в других местах».

Целесообразно подождать дальнейшего развития событий внутри Евросоюза, добавил председатель Австрийской партии свободы.

Читать ещё •••

Источник: https://news.rambler.ru/europe/40242535-kurts-i-zeehofer-sobirayutsya-zakryt-yuzhnyy-marshrut-dlya-bezhentsev/

Нелегальная миграция в Европу: маршруты, деньги, перспективы

Александр Запольскис, 5 сентября 2015, 00:13 — REGNUM  

В Австрии полиция нашла очередную машину с 26 едва живыми нелегалами. Водитель, гражданин Румынии, пытался скрыться, но полиции удалось его задержать.

В новостных лентах это событие уже не наделало такого шума, как та, первая история с грузовиком, в котором задохнулось около семи десятков нелегалов. Кстати, как утверждает полиция, его водителя тоже удалось найти.

И снова сенсации не случилось. На фоне растущего масштаба миграционной волны отдельные события попросту теряются.

Впрочем, это оказывается еще и хорошей маскировкой глобальной картины происходящего. Ее обычно принято сводить к сущему примитиву.

Условный Запад разрушил жизнь народов Африки и Ближнего Востока, тем самым вынудив несчастное местное население бежать в Европу за лучшей жизнью. Европа как бы обязана их всех спасать, правда количество мигрантов оказывается для нее великоватым.

На поверхности объяснение похоже на правду, но, по сути, является совершенно ошибочным. Почти от начала и практически до конца.

Начать стоит с того, что география истоков миграции значительно превосходит границы Сирии, Ливии и Ирака. Она охватывает Мавританию, Марокко, Тунис, Алжир, Мали, Нигерию, Камерун, Габон, т. е. всю Африку севернее экватора. Армия НАТО там никого не свергала и американские танки туда не вторгались.

Просто мигранты быстро сообразили, что они в Европе все на одно лицо, а Сирия и Ирак там стали своего рода хорошо узнаваемыми брендами. Потому большинство мигрантов и заявляют, что бежали в Европу исключительно от тоталитарного режима Асада. Или из Ирака, где зверствует страшное Исламское государство.

Не желающий вдаваться в детали западный обыватель в это верит.

В том числе, и в то, что несчастные беженцы прут в Европу единственным путем — на лоханях через Средиземное море в двух его узких местах: из Марокко через 14 километров морской глади Гибралтарского пролива в Испанию, или из Туниса на Сицилию. Как вариант — из Ливии на греческие острова.

На самом деле устоявшихся путей миграции гораздо больше, да и сам процесс значительно сложнее. Например, беженцы из стран Магриба сначала проникают в Марокко и Ливию, чтобы потом уже оттуда двигать дальше в Европу.

Потому европейские миграционные службы много говорят о нелегалах из Северной Африки и Ближнего Востока, и умалчивают про Центральную Африку.

В целом нелегальная миграция идет по пяти основным направлениям. Сенегал, Мавритания, Западная Сахара и Марокко генерируют поток «через Испанию», только в прошлом году вылившиеся в попытки плыть в нее сразу через Гибралтар. Раньше схема включала промежуточный пункт на испанских островах Атлантического океана.

Читайте также:  Италия планирует выдавать мигрантам временные гуманитарные визы - иммигрант

Конечной целью выходцы из бывших французских колоний естественно полагали Францию. Туда же стремились граждане Алжира, Туниса и Ливии, плывущие через Средиземное море к берегам Италии и Греции. Впрочем, не менее трети мигрантов идут, что называется, посуху, через Сирию и Турцию, далее через Балканы.

Впрочем, существует и более причудливый маршрут. Как пишет издание The Wall Street Journal, со ссылкой на интервью с одним из нелегалов, часть нелегалов стремится в Европу через Норвегию, куда они попадают через Мурманскую область России.

Со слов сирийца Мохаммеда аль-Салима, дорога от Сирии до Осло у него заняла три дня и стоила всего 2500 долларов, из которых около 1200 ушло на получение российской визы в Дамаске. Это примерно на порядок дешевле, чем берут перевозчики за доставку в Италию или Грецию морем. Там цена билета может достигать 12 тыс.

долл., из которых 2500 требуется отдать за переправку из Турции на греческие острова.

Таким образом, распространенная версия насчет вала миграции, как следствия развязанных НАТО войн на Ближнем Востоке, — является только одной стороной медали. Свой вклад в происходящее они, безусловно, внесли. По крайней мере, в Ливии, Сирии и Ираке.

Но в Мали, Мавритании, Чаде или Камеруне, натовских бомбежек не было, однако в общем потоке мигрантов выходцы из Экваториальной Африки составляют едва ли не четверть.

Происходящее, особенно если смотреть на него в динамике за прошедшие четыре года, больше похоже на искусственное подстегивание процесса.

Складывается впечатление, что осенью 2013 — весной 2014 годов количество желающих перебраться в Европу резко увеличилось. Если до 2011 года миграционные власти ЕС говорили о примерно 20−25 тыс.

нелегалов всего в год по всем направлениям, включая Россию и Украину, то в начале 2014 только из Африки уже фиксировалось более 90−100 тыс. мигрантов.

Если раньше их львиная доля стремилась преимущественно во Францию, то сейчас конечной целью потока являются Австрия, Германия и Великобритания.

При этом, они не знают европейских языков, но заранее в курсе тонкостей европейского миграционного законодательства.

Например, что для предоставления места в лагере беженцев и первоначальной, в том числе финансовой помощи, достаточно просто заявить о своем желании получить статус беженца. Но при этом подавать письменное заявление не следует.

Ибо по законам ЕС беженец ставится на учет там, где он был впервые зарегистрирован по его заявлению. Они же хотят зарегистрироваться именно в Германии, где размеры пособий и прочих дотаций гораздо выше, чем в Италии или Греции.

Уже отмечены многочисленные акции протеста мигрантов, возмущенных тем, что ранее попавшие в Германию «друзья и знакомые» получают от 1600 до 1800 евро пособия в месяц, а им сейчас оформили только 1200−1300. Требуют справедливости. Мол, платите нам столько же!

Можно предположить, что полтора года назад кто-то попытался через миграцию усилить давление в первую очередь на Берлин. Как бы там ни было на самом деле, игра со спичками на сеновале вызвала пожар, контроль над которым уже окончательно утрачен.

Многие СМИ и всякие европейские политики-доброхоты любят говорить про чудовищные размеры гибели мигрантов в водах Средиземного моря, но мало кто сопоставил эти цифры с другой известной информацией. В течение только текущего года в Грецию и Италию попало около 300 тыс. нелегалов.

В целом же немцы ожидают до конца этого года наплыва только в Германии около 800 тыс. мигрантов. Если учесть, что «цена на билет до Европы» в среднем стоит «от 10 тыс. долл.», то не сложно подсчитать, что поток нелегалов генерирует подпольному бизнесу по их транспортировке выручку в размере не менее 8 млрд. долларов в год.

Скорее всего — больше, до 15 млрд. Например, стоимость «турецкого маршрута» из Сирии достигает 20−23 тыс. долл.

Эти обороты сопоставимы с торговлей наркотиками, так что если процесс и был кем-то подстегнут искусственно, то сейчас он превратился в полностью самоподдерживающийся бизнес, в котором принимают участие многочисленные подпольные организации. В том числе — этнические. Так, например, на Балканах этот бизнес в значительной степени контролируется албанскими и цыганскими группировками.

На этом фоне предложение госпожи Могерини утопить на побережье Африки все плавсредства, способные перевозить людей, выглядит детским лепетом в песочнице. Когда на одном баркасе, красной ценой от силы в 20 тыс.

долларов, перевозится 400 пассажиров, каждый из которых заплатил по 10−15 тыс. долларов, то риск его потери в первом же рейсе остановить не способен никого. Тем более что за билет пассажиры платят еще при посадке.

Впрочем, ее недавнее выступление как нельзя лучше показывает глубину неготовности Европы противостоять новой угрозе и ее неспособности вообще понять степень глобальности самой угрозы, как таковой. Причем второе сегодня куда важнее первого.

Господствующие в ЕС либеральные взгляды взялись там не из воздуха, а сложились из потребности самого общества. Когда половина населения любой европейской страны состояла из крестьян, а другая — из горожан (торговцев в лавках, работников мастерских, потом — заводских рабочих и т.п.

), то все они одинаково хотели стабильности законов, обеспечения защиты своих прав, гарантии личной и имущественной безопасности, а также уверенности в том, что если человек попадает в затруднительную ситуацию, то общество обязано ему помочь. Потому что эта ситуация может случиться с каждым. Сегодня с тобой, завтра со мной. Сегодня ты помог мне, завтра — я тебе.

Не напрямую, конечно, а через механизм государственного бюджета. Все работают и платят налоги в казну, а казна уже помогает конкретным нуждающимся.

Но с тех пор взгляды остались прежними, а структура общества существенно изменилась. Недовольство тех же французских фермеров общество не слышит, прежде всего, потому, что фермеров в нем осталось не более 3%. Рабочих — не более 5%.

Если так посчитать, то всяких там хипстеров, слабо себе осознающих связь отдельного человека с обществом или человека с государством, набирается даже больше, чем рабочих или фермеров.

Это хипстерское системное непонимание и завело ситуацию в откровенный тупик.

Наглядным тому примером служит нынешняя реакция стран ЕС и вообще граждан Евросоюза на происходящее. Так власти Венгрии заявили о планах использования армии для охраны государственных границ. Но при этом никто не может внятно сказать, как именно армия должна их охранять.

Что ей делать, если нарушители границы окажутся глухими к словесному требованию «уйти обратно»? Стрелять? Так нельзя. Более того, за стрельбу свои же правозащитники военных и «посадят».

Хотя вспыхивающие на границе с Сербией в лагерях для беженцев конфликты полиция уже вынуждена подавлять при помощи слезоточивого газа. Примерно те же вопросы задают представители ВМС Италии, Испании и Греции.

Ну, потопили мы шаланду с нелегалами, а с людьми-то что делать? Документов у них нет, на берег какой страны их высаживать — непонятно. Везти в Италию в лагеря для беженцев?

А в это время официальные власти Германии убеждают собственных граждан в полезности и необходимости этой миграции для страны. Якобы это хорошо и с позиции мультикультурализма, и по экономическим соображениями. Демографически Европа уже тихо вымирает.

Как показывают расчеты, при нынешнем уровне рождаемости, через 15 лет численность ее собственного населения имеет все шансы снизиться с нынешних 800 до 600 млн. человек. В частности, в Германии — с 85 до 63 млн. В Европе как бы доля пенсионеров растет, а количество работников снижается. Вот мигранты и заполнят разрыв.

Тем более что раньше они как раз и заполняли те рабочие места, куда европейцы идти не желали. В той же Франции мигрантами являются 25% строителей и 30% рабочих на автоконвейерах. Каждый второй шахтер в Бельгии — мигрант.

Но так было давно. Хотя европейские лидеры еще остаются в старых убеждениях, новая реальность принципиально отличается. Нынешняя миграция не желает не только работать, она в принципе не желает считать себя гостем в чужом доме. Наоборот, они убеждены в своем праве требовать себе всякой помощи, денег, поддержки и даже культурных послаблений.

Впрочем, не удивительно, если от собственной культуры публично отказываются сами немцы. Достоянием гласности стали многочисленные призывы католической церкви в Германии отказываться от крещения младенцев. Мол, нельзя навязывать человеку любую Веру. Он должен выбрать ее сам.

Какой смысл в это встраиваться мигрантам? Да и во что, собственно говоря, им встраиваться — в мир либеральной толерастии и других извращений?

Таким образом, сейчас происходит вовсе не исламизация Европы или смена ее культурной парадигмы. Уже не важно, устоит ли Шенген или входящие в него страны официально от его норм откажутся.

Получится ли Польше с Прибалтикой увильнуть от общеевропейской квоты по размещению у себя части нелегалов или сотню тысяч Брюссель заставит принять даже не входящую в Евросоюз Украину.

В настоящее время происходит процесс коррозии базовых устоев, в целом когда-то делавших Европу Европой. И он, похоже, уже проскочил точку невозврата.

Даже если там восторжествуют нормы Ислама — а к этому все идет — эти люди не станут работать. Они едут жить на пособие. И подчиняются европейским правилам, тем, которые им удобны, только до тех пор, пока эти пособия им платятся.

Финансовая система ЕС и без того слишком социально ориентирована. При тех темпах, который набрал процесс миграции сейчас, в течение ближайших нескольких лет деньги, скорее всего, закончатся.

И что будет дальше? Захотят ли изгои возвращаться в свои запустевшие дома из уже обжитой и понятной, уютной Европы? Вряд ли…

Теоретически, европейцы должны уже сейчас жестко выдворять всех нелегалов и предельно строго наказывать всех, кто делает на их транзите бизнес, а баркасы в море просто безжалостно топить. Должны, но ментально они на это уже не способны.

Попытка отгородиться заборами отсрочит крушение Европы лишь на небольшое время, но никак его уже не отменит. В настоящий момент, вместе с приехавшими ранее, доля мигрантов в ЕС уже составляет более 15%, а в Германии и Франции приближается к 20%.

Если по паре миллионов мигрантов в Европу станет приезжать еще хотя бы пять — шесть лет, то их доля достигнет четверти населения ведущих стран ЕС. Такого притока миграции не смогла пережить ни одна нация мира. А разрушение основ нации всегда заканчивалось гибелью государства.

Это неоднократно подтверждалось еще со времен крушения Римской Империи.

Источник: https://regnum.ru/news/1963559.html

Ссылка на основную публикацию