Швейцарская коммуна изменила свое решение по поводу размещения беженцев — иммигрант

Беженцы в Швейцарии в 2018 году, как получить статус беженца

Швейцарская коммуна изменила свое решение по поводу размещения беженцев - Иммигрант

Швейцария – одна из самых защищенных стран мира с очень высоким уровнем жизни, столетиями ни с кем воевавшая, даже во времена обеих мировых войн ХХ века.

Неудивительно, что люди из различных точек планеты, оказавшиеся волею геополитической либо социальной судьбы в тяжелой ситуации, стремятся сюда попасть.

К тому же, в Швейцарии давние гуманитарные традиции: под флагом с белым крестом находили приют французские протестанты и прочие вольнодумцы из разных стран. Однако беженцы в Швейцарии в 2017 году сталкиваются с многочисленными проблемами.

Особенности процедуры получения статуса беженца в Швейцарии

Первым шагом для получения статуса беженца в этой стране является ходатайство с просьбой о предоставлении политического убежища. Оно подается на границе, в аэропорту или уже на швейцарской территории. Затем, независимо от места оформления прошения, необходимо пройти тесты на ВИЧ и другие инфекционные заболевания и дожидаться ответа на ходатайство в специальном центре для беженцев.

Как правильно действовать при подаче прошения на границе

В соответствии со швейцарским законодательством разрешение на пересечение границы может быть предоставлено иностранцам, которые вынужденно не соблюдают предусмотренные законом требования для попадания в страну, не обладают ни визой, ни полным набором необходимых документов, но обоснованно нуждаются во въезде.

Таким основанием может быть реальная опасность подвергнуться дискриминации по расовому, половому и прочим признакам в стране, из которой просящее убежище лицо эмигрирует.

Принимается во внимание и вероятность того, что законодательство государства, с территории которого беженец въезжает в Швейцарию, позволяет выдать его третьей стране, где он может подвергнуться жестокому обращению.

Однако Швейцарию окружают такие соседи (Франция, Германия, Австрия, Италия и Лихтенштейн), что доказать какую-либо опасность пребывания на их территории крайне проблематично. А это создает дополнительные сложности при обосновании желания получить убежище именно в Швейцарии.

Но даже если беженец в полной мере докажет, что на родине его самого и его близких может ожидать немедленная беспощадная расправа, то он еще должен будет обосновать, почему защитой его жизни должна заниматься именно Швейцария, а не, к примеру, Австрия, с территории которой он пытается въехать.

Процедура подачи прошения представляет собой опрос въезжающего лица сотрудниками погранслужбы страны. По итогам беседы последние пишут заключение, которое направляют в Федеральную службу по делам беженцев.

Конкретных сроков по рассмотрению запроса законодательством не предусмотрено, однако на практике дело не откладывается в долгий ящик и решается в течение примерно двух недель. Чаще всего следует отказ в предоставлении убежища.

В отказе оговариваются формальные юридические способы его оспорить, однако де-факто изменить решение практически невозможно.

Особенности подачи прошения в аэропорту

Ситуация в аэропорту принципиально не отличается от пересечения наземной границы. После опроса беженцу выдается так называемый временный отказ на въезд.

После этого просящее убежище лицо препровождается в специальное помещение, находящееся в транзитной зоне.

В аэропорту Клотен близ Цюриха и в Международном аэропорту Женева такое помещение предусмотрено, а в некоторых швейцарских аэропортах его может и не быть.

Далее потенциальный иммигрант ожидает решения Федеральной службы по делам беженцев. Все это время он свободно перемещается в пределах зоны транзита и питается за государственный счет. Его могут посещать представители различных социальных организаций, которые оказывают ему ту или иную, чаще всего юридическую, помощь.

Повернуть ситуацию не в пользу просящего убежище может то обстоятельство, что самолет на своем пути в Швейцарию приземлялся в какой-либо третьей стране, считающейся в полной мере безопасной, например в Польше.

Тогда перед беженцем будет поставлен фатальный для его интересов вопрос: почему же он не попросил убежища в этой стране? Кроме того, среди его документов может обнаружиться виза в другую безопасную страну, например Испанию.

Таким образом, отказ во въезде в Швейцарию не подвергнет ищущее убежище лицо опасности жестокого обращения. Беженец сможет проследовать в другую страну, на которую швейцарские власти легально возложат ответственность за предоставление вынужденному мигранту официального статуса.

Чем характеризуется подача прошения при официальном пребывании в Швейцарии?

Рассмотрим случай, когда желающее подать прошение лицо располагает всеми разрешительными документами и самостоятельно въехало на швейцарскую территорию. Такой вариант куда более реален в плане надежд на положительный исход, и потому чаще всего избирается людьми, претендующими на статус иммигранта.

В этом случае беженцу следует идти в один из Федеральных центров регистрации. Всего таковых 4 и расположены они в Женеве, Базеле, а также небольших городках Кройцлинген (кантон Тургау, Немецкая Швейцария) и Кьяссо (кантон Тичино, близ границы с Италией), то есть по всем 4 направлениям возможного въезда в страну.

Что касается опроса, то, как правило, сотрудников центра могут интересовать причины, толкнувшие человека на тропу эмиграции, а также каким образом он добрался до Швейцарии и просил ли уже где-нибудь убежище.

Впрочем, учитывая деликатность ситуации (ходатайство о предоставлении убежища – это, в сущности, просьба о милости), проверяться будет исключительно причастность беженца к расследуемым на территории Швейцарии криминальным преступлениям, правдивость всей остальной информации – на его совести.

Если уже по итогам собеседования не обнаружилось никаких оснований для предоставления убежища просителю, чиновники Федеральной службы по делам беженцев могут не углубляться в вопрос и в течение 20 рабочих дней ответить отказом без права на дальнейшее рассмотрение. После этого человек может быть выслан из Швейцарии в течение 24 часов.

Если же первый барьер пройден, – а шансы на такой исход увеличиваются, если человек достаточно подготовлен к правильному обоснованию своих притязаний, – беженец направляется в кантон, где с ним проводятся более детальные собеседования.

Каковы нюансы подачи прошения при нелегальном въезде в страну

В случае нелегального въезда в страну, осуществить который с учетом прозрачности границ внутри Евросоюза достаточно легко, человек де-факто становится уже находящимся в зоне юридической ответственности швейцарского государства. При таком варианте нелегально проникшее на территорию страны лицо обращается в один из Федеральных центров регистрации, и процедура происходит по тому же сценарию, что и для законно въехавших граждан.

Если нарушитель был пойман полицией непосредственно при совершении незаконного пересечения границы, он передается в распоряжение властей того государства, с территории которого попытался проникнуть в Швейцарию.

При этом формально швейцарское государство не отказывает горе-иммигранту в своем попечении, предоставляя право обратиться в посольство или консульство Швейцарской конфедерации в стране, куда он был выслан.

Однако шансы у обращения такого рода практически нулевые.

Ход рассмотрения прошения в кантоне

В кантональное убежище по размещению беженцев человек направляется уже после того, как успешно прошел первый этап проверки в Федеральном центре регистрации.

Второе и более детальное собеседование с офицером полиции беженец должен пройти в течение 20 рабочих дней.

При этом опять же многое основано на доверии к словам обратившегося за помощью лица, так что владение риторикой может пригодиться.

Впрочем, если у потенциального иммигранта имеются в наличии какие-либо документы, подтверждающие правдивость его истории, такое только приветствуется и повышает шансы на положительное рассмотрение прошения.

На опросах помимо полицейского может присутствовать представитель социальной организации, занимающейся помощью беженцам.

Однако его роль незначительна, фактически он только следит за правильностью проведения процедуры опроса.

Хотя и это будет нелишним, учитывая дотошность, с какой проводится углубленное собеседование в Швейцарии по сравнению со многими другими странами ЕС. По итогам опроса можно ожидать принятия окончательного решения.

Но если беженец будет отстаивать свою позицию, оспаривая каждое отрицательное решение различного рода апелляциями, его дело может затянуться на несколько лет, но и в этом случае никаких гарантий положительного исхода не существует.

Немного о жизни беженцев в Швейцарии

Регистрационные центры выполняют своего рода фильтрационную функцию и не предназначены для длительного проживания. Что же касается специализированных убежищ в кантонах, беженец может прожить там достаточно долго в ожидании рассмотрения своего дела.

Но зачастую и в случае получения долгожданного официального статуса он может задержаться в них на неопределенный срок.

По сути, статус беженца гарантирует только политическую защиту, но как быть с социальной и экономической? Что поделаешь, власти не спешат протягивать руку помощи вынужденному мигранту, но и совсем без поддержки человека, которому уже дали приют, никогда не оставляют.

Состояние полной неопределенности и томительного ожидания накладывает свой отпечаток на всю жизнь беженца в кантоне в Швейцарии. Семьи никогда не разделяют, направляя их в один центр, но национальный и религиозный состав совершенно не учитывается. В таких центрах совместно живут беженцы из самых разных стран мира, роднит их лишь общая нищета и наличие внутренних угроз безопасности.

Убежище обычно находится в здании бывшего спортивного либо развлекательного центра с большими залами. Вдоль стен расположены двухъярусные кровати, есть телевизор. Обстановка напоминает большой хостел в городах-мегаполисах. Уборкой помещения занимаются сами беженцы.

Обычно не остается в стороне от проблем вынужденных мигрантов местная протестантская церковь.

Еженедельно беженцы приглашаются на беседы и, как правило, стараются их не пропускать, стремясь поскорее интегрироваться в консервативное и не очень дружелюбное к чужакам швейцарское общество (еще Г.

Гессе в «Петере Каменцинде» сравнивал деревенских швейцарцев с высокогорными соснами, называя их суровыми, строгими и несговорчивыми).

К тому же церковь от случая к случаю предоставляет потенциальным иммигрантам возможность подзаработать в качестве разнорабочих. Помимо этого, посмотреть на тяжелые будни ищущих пристанища людей приводят учеников местных школ, для которых организовываются специальные экскурсии в центры для беженцев.

Осложнение ситуации с беженцами в Швейцарии

В последнее время из-за больших потоков беженцев из зоны военных конфликтов на Ближнем Востоке отношение к вынужденным переселенцам, ранее и без того довольно взыскательное, становится все более критическим.

Это приводит к уменьшению вместительности, а то и полному закрытию специализированных убежищ в целом ряде кантонов. Наблюдается также тенденция к снижению на 31,2% прошений о предоставлении убежища в Швейцарии.

Буквально с каждым месяцем количество обратившихся за помощью иностранных граждан уменьшается.

Если говорить о том, сколько беженцев в Швейцарии сегодня, то приходится констатировать, что в январе 2017 года подавших прошения насчитывалось всего 1 588 человек, что на 10,1% меньше показателя декабря 2016 года, не говоря уже о январе 2016 года, по сравнению с уровнем которого нынешняя цифра едва превышает половину.

Кроме того, вследствие договора о реадмиссии вынужденных переселенцев между ЕС и Турцией Швейцария занимается активной высылкой из страны ранее обратившихся лиц.

Поэтому к концу 2017 года прогнозируется снижение числа прошений до показателя менее 25 тысяч, однако если Турция откажется выполнять свои обязательства по договору, то швейцарцам придется справляться с 32 тысячами человек, просящих убежища.

Вынужденные мигранты из мусульманских стран

Мусульмане-мигранты в Швейцарии сейчас преобладают по причине сирийского и других конфликтов на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. Они приезжают преимущественно из Сирии и Афганистана. А вот поток беженцев из Сомали, достигший пика 4-5 лет назад, от года к году снижается.

Однако не все беженцы из стран, где у власти мусульманские правительства, обязательно мусульмане по вероисповеданию.

В качестве примера можно привести Эритрею, от граждан которой в январе 2017 года поступило наибольшее количество прошений о предоставлении убежища в Швейцарии, – 335.

Большинство этих беженцев принадлежат к христианским конфессиям и спасаются от происламистского диктаторского режима.

Вынужденные мигранты из Украины

В Швейцарии на сегодняшний день живет немало иммигрантов из России и Украины. В 2007 году швейцарские власти внесли эти страны в список безопасных наряду со многими другими государствами Восточной Европы. Однако в 2014 году Украина утратила этот статус из-за разразившегося на ее территории кризиса и вооруженного конфликта.

В настоящее время прошения о предоставлении убежища от украинских граждан могут быть рассмотрены более тщательно, чем в период до 2014 года. Тем не менее по состоянию на сегодняшний день беженцы из Украины в Швейцарии не обозначились как сколько-нибудь заметная тенденция в европейских миграционных процессах.

За статус беженца в Швейцарии придется заплатить: Видео

Как на 100% получить статус беженца в нормальной стране.Подробная инструкция.

Заставляют ли беженцев в Швейцарии платить?

Беженцы в Швейцарии ч.3

Беженство в Швейцарию, ч.1

Источник: http://emigranto.ru/evropa/shvejcariya/bezhentcy-v-shveitcarii.html

Беженцы в Швейцарии в 2018 году — как получить статус, трудности и особенности жизни

Лайк   0   2245

Швейцария – многоязычная страна с одним из самых высоких уровней жизни в Европе, соседствующая с развитыми государствами. Власти ведут активную гуманитарную политику, корни которой уходя далеко в прошлое.

В 2018 году беженцы, желающие попасть в страну для длительного проживания, столкнулись со сложностями. Какими ограничениями они были представлены, в чем на сегодня заключается процедура, что дает пособие и в каком случае в его выдаче отказывают, когда можно получить убежище, подробно в этом материале.

Кто может стать

Оформление ВНЖ в Швейцарии открывает возможности для получения гражданства страны со всеми преимуществами.

Получить статус можно при наличии следующих оснований:

  • установление факта на международном уровне совершения вооруженных конфликтов на территории страны отправления;
  • гонение по религиозному, расовому, национальному и иным признакам, меньшинств;
  • наличие документального подтверждения обоснования переезда в другую страну;
  • отсутствие иных возможностей нормально жить на родине или в третьей стране.

Чем обеспечивает пособие

Иностранные граждане, получившие статус беженцев, получают возможности:

  • обеспечения одеждой и питанием на время пребывания в лагерях временного содержания – конфидерации, до момента принятия решения о присвоении статуса беженца официально властями и предоставлении вида на жительство для нормальной социальной адаптации в стране;
  • выдача денег на карманные расходы каждому беженцу для приобретения товаров в магазинах рядом с местами временного размещения с обязательным предоставлением чеков о покупке товаров, в ином случае товары изымаются, такие меры принимаются во избежание ситуации с вандилизмом и воровством в местных магазинах;
  • проживание на период ожидания принятия официального решения о присвоении положения беженца с соответствующими привилегиями;
  • образование за счет государства, куда прибыли беженцы, как для детей, так и взрослых, языковые курсы.
Читайте также:  Всё о том, как получить визу в исландию самостоятельно для россиян и не только

Граждане, которые не получили статуса беженцев и готовятся к высылке обратно на родину, получают разрешение на временное проживание в качестве «лица под защитой».

Им предоставляются привилегии:

  • воссоединение с родственниками, проживающими в Швейцарии, учитывается наличие материальное обеспечение в достаточном объеме;
  • в некоторых случаях есть шансы на длительное оставление в стране;
  • улучшение положения на рынке труда, возможность занятия вакантных должностей по квоте для иностранных граждан, привлекаются они на общественные работы и на временной основе в различных областях экономики, к примеру, сельском хозяйстве.

Таким лицам под временной защитой чаще предоставляется вид на жительство категории В сроком действия в 12 месяцев с правом продления на год. 

Трудности и особенности жизни беженцев в Швейцарии

В 2014 году примерно половина населения Швейцарии высказалась против расширения эмиграции в страну. После этого правила по принятию иностранцев на территорию существенно ужесточились, большинству претендентов отказывают в присвоении статуса.

Однако имеющийся поток беженцев направляется по-прежнему из районов Сирии с военными конфликтами, Турции, стран Африки, Ирака и Афганистана. На 2018 год число прошений снизилось до 1588, с каждым годом их становится все меньше в с вязи с  ожесточением миграционной политики страны.

Оформление беженцев в Швейцарии связано со следующими нюансами:

  • при следовании к месту временного размещения иностранцам задают вопрос, есть ли их в распоряжении ценное имущество, при наличии изымают вещи стоимостью от 1 до 15 тыс. фрактов, при добровольном выезде из страны предметы возвращают либо их стоимость компенсируется;
  • при оформлении статуса необходимо оформить страховку на весь период пребывания, процедура осуществляется во время выдачи документов о присвоении положения беженца, покрытие по полису – 200 000 франков, выплачиваются за счет государства;
  • трудится беженцу полноценно нельзя, привлекается он только на общественные работы, при попытке найти занятие самостоятельно, обязательно предъявляется требование в знании языка, его отсутствие является зачастую основанием к отказу в приеме на работу;
  • есть возможность устроиться на работу нелегально, но компании идут на это очень редко и только в связи с низкой оплатой труда, штраф за привлечение таких работников достаточно крупный – 250 000 франков.

Как получить статус 

Процесс оформления статуса заключается в ряде действий:

  1. Оформление национальной визы Швейцарии типа D для въезда в страну в Консульстве страны на родине или в третьей стране, документ дает право на проживание в стране до 90 дней.
  2. Подача ходатайства в Секретариат по миграции о предоставлении политического убежища, от гонений религиозных или меньшинств по другим признакам, предоставление доказательств невозможности проживания на территории родины в связи с военными действиями или преследованием.
  3. Подача заявления в аэропорту прибытия или на швейцарской территории, прохождение собеседования в Федеральном центре регистрации, предоставление документов, обосновывающих ситуацию, вынуждающую иностранца выехать из страны пребывания или родины.
  4. Прохождение тестов на ВИЧ/СПИД, получение медицинского заключения.
  5. Получение акта о признании беженцем и проезд в лагерь для распределения с правом на получение пособия, проведение процедура дактилоскопирования – снятия отпечатков пальцев и фотографирование.
  6. Трудоустройство и получение жилья для семьи или отдельных граждан, при необходимости предоставляется образование для взрослых и детей, особенно языковым курсам, выдача временного вида на жительства с заменой на постоянное со сроком действия в 12 лет.
  7. Подача заявления на гражданство Швейцарии при наличии 10-летнего стажа и проживания в стране не менее 12 лет, непрерывно 3 года из последних 5 лет, при этом обучение в университете засчитывается год за два.

Наличие недвижимости в Швейцарии в собственность не дает право на ВНЖ. Оформить статус при отсутствии документа о признании беженцем могут предприниматели, инвестировавшие в экономику страны, или лица, заключившие трудовой договор с местной компанией.

Некоторые виды предпринимательской деятельности запрещены для иностранцев, имеющих право на проживание в стране в качестве беженцев, к примеру, сдача недвижимости в аренду.

Осуществлять такие действия есть возможность только при регистрации 40% уставного капитала на коренного жителя Швейцарии.

Когда могут отказать

На 2000 год было подано самое большое количество прошений – более 19 000. Со временем количество подаваемых ходатайств постепенно снижается. В большинстве случаев принимается отказ. В документе указываются основания для отмены решения, но фактически изменить ситуацию практически невозможно.

После интервью выдается формальный отказ от предоставления убежища, лицо помещается в транзитную зону для принятия окончательного решения. Там иностранный гражданин пребывает до прибытия социальных работников, чаще всего юристов, для получения поддержки и оформления статуса.

Окончательный ответ следует в случаях:

  • недостатка документов для обоснования статуса;
  • нарушения миграционного режима стран Шенгенского соглашения, исключение составляют случаи, когда иностранец вынужден пересечь государственную границу и прибыл на территорию Швейцарии и фактически находится под проекцией местного правительства;
  • незаконное пересечение государственной границы при получении отказа официально ранее от Федерального Секретариата Швейцарии с последующим выдворением из страны, из 4000 депортацией в 2018 году было осуществлено 2400 отказов по этому основанию;
  • при пересечении границы транзитом по международному договору о реадмиссии, заключенному между Италией и Швейцарией, в том случае следует отказ с возвратом мигрантов в страну, с территории которой они прибыли – Италии;
  • не допускается принятие в страну эритрейцев, поскольку согласно законодательства, они обязаны нести пожизненную военную службу на родине, власти Швейцарии дословно трактуют указанное право и отказывает в выдаче разрешений на въезд в страну;
  • не всегда статус предоставляется лицам, которые в обоснование указывают нахождение в Швейцарии близких родственников, как условие для переезда.

Если нарушитель был пойман на нейтральной территории непосредственно при пересечении государственной границы, то он передается властям государства, с которого иностранец следовал в Швейцарию.

Он может обратиться с ходатайством к правительству страны через консульские отделы или Посольство Швейцарии о возможности его выдачи и переезда с территории страны пребывания.

Видео: 5 основных ошибок иммигрантов

Источник: https://lgotypro.ru/bezhency-v-shvejcarii/

Швейцарцев выселяют, чтобы разместить «беженцев» » Новости Швейцарии

С каждым днём жители Швейцарии всё сильнее на своей шкуре ощущают катастрофические последствия наплыва в Европу так называемых «фальшивых беженцев», т.е.

нелегальных иммигрантов, которые не преследуются в местах своего проживания, но, тем не менее, всеми правдами и неправдами (здесь, конечно, вернее последнее) пробивают себе дорогу к европейской социалке. Очередным печальным примером стала история брата и сестры Даниэль и Сьюзен К.

, которые всю свою жизнь прожили в скромной арендованной у властей квартире в коммуне Муотаталь в кантоне Швиц. Теперь швейцарцы вынуждены освободить помещение. Причина: коммуна планирует разместить в их доме «беженцев». Подробности – в материале Портала «Швейцария Деловая».

На фото: деревня Муотаталь. Графика: Andreas Faessler

Швейцарцы перестают быть хозяевами в своей собственной стране

Хотя история с выселением Даниэля и Сьюзен К.

и не нова: соответствующее письмо от коммуны Муотаталь о выселении они получили ещё перед Рождеством в декабре 2012 года, в связи с последними событиями многие (и не только в Швейцарии, но и Германии, Австрии, Швеции и т.п.

) рискуют разделить судьбу выселяемых швейцарцев. В качестве причины, для чего коммуне понадобилась сдаваемая в аренду квартира, было скупо указано: «распределение беженцев».

При воспоминании об этом моменте Сьюзан К. и сегодня бросает в дрожь. Вынужденный переезд вызвал у нее настоящее эмоциональное потрясение. И это неудивительно: 57-летняя женщина – ни много ни мало – всю жизнь прожила на втором этаже арендуемого дома в коммуне Муотаталь. Её брат также тяжело перенес известие о вынужденном выселении.

Он въехал в квартиру с родителями в двухлетнем возрасте в далёком 1952 году. Изначально дом со служебными квартирами принадлежал транспортным предприятиям Кантона Швиц, где их отец работал шофером. Первый этаж здания служил в качестве автобусного депо. По прошествии времени дом приобрела коммуна Муотаталь, а семья К.

так и осталась жить на втором этаже.

Думали ли Даниэль и Сьюзен К., проживающие в сельской – казалось бы, столь далёкой от международной политики – местности, что горе нелегальной иммиграцией из Африки и Азии когда-либо постучит в их дверь? Вряд ли.

«У нас никогда не возникало проблем с арендой», говорит Даниэль К. И вот в 2012 году администрация коммуны уведомила их, что им придется покинуть родной дом, поскольку коммуна подыскивает жилье для «беженцев». В течение длительного времени ничего не происходило, и брат с сестрой уже стали тешить себя надеждой, что съезжать, всё-таки, не придется. Так было до конца 2014 года.

«Мы перепробовали все, для того чтобы уговорить коммуну не выселять нас», – говорит Даниэль К. Брат и сестра писали письма и искали возможность лично встретиться с представителями коммуны. Ничего не помогло. Они смогли добиться только отсрочки выселения на 9 месяцев.

считает Сьюзен К., которая далее отмечает:

Власти ставят «беженцев» выше швейцарцев

Представители коммуны Муотаталь на публике выражают своё сочувствие брату и сестре. «Для нас это тоже неприятно», – говорит глава коммунального ведомства социального обеспечения Мария Кристен-Фён. Но, по её словам, коммуне крайне необходимо где-то разместить беженцев. Всего за полтора месяца кантон Швиц распределил в коммуну Муотаталь 11 дополнительных беженцев.

говорит г-жа Кристен. При этом коммуна обязана учитывать интересы налогоплательщиков и найти самое недорогое жилье, насколько это возможно. Именно такое жилье и представляет собой квартира брата и сестры К.

подчеркивает глава коммунального ведомства социального обеспечения.

Швейцарцев будут и дальше выселять из их домов

Печальная история с выселяемыми братом и сестрой – далеко не единственный пример. О многих других широкая общественность просто не знает, поскольку власти и государственные СМИ стараются сохранить всё в тайне. Однако, проблемы с поиском подходящего жилья для размещения беженцев уже давно возникают не только у Муотаталя. Очень многие коммуны и кантоны также сообщают о больших сложностях.

Причина в том, что в настоящее время в Швейцарию въезжает очень большое количество «фальшивых беженцев» – особенно из восточно-африканской Эритреи. Несмотря на то, что речь идёт о банальных нелегальных иммигрантах (т.е. преступниках – ст.

115 Закона об иностранцах предусматривает уголовное наказание за незаконный въезд в Швейцарию), желающих устроиться за счёт швейцарских налогоплательщиков, очень многим из «фальшивых беженцев» федеральные органы власти, как и прежде, предоставляют право на проживание в Швейцарии. Поэтому для вновь прибывших «беженцев» не хватает жилья. К слову: в связи с наплывом нелегалов через Балканы в Германию в сентябре 2015 года уже несколько немецких городов (например, Нихайм в федеральной Земле Северный Рейн-Вестфалия) начали выселять немцев из социального жилья.

Симмонетта Соммаруга, министр юстиции Швейцарии, чья политика позволяет нелегалам проникать в страну.

Графика: Bundeskanzlei

Чтобы хоть как-то справиться с наплывом нелегальных иммигрантов, некоторые кантоны и общины в Швейцарии разбивают палаточные города и открывают бункеры, предназначенные для гражданской обороны (спрашивается: где будут прятаться жители Швейцарии, если возникнет соответствующая чрезвычайная ситуация?). Более того, из-за «беженцев» многие швейцарские коммуны рискуют стать банкротами (читайте об этом подробно в нашем материале «Сколько беженцы-социальщики стоят швейцарским коммунам?»).

В политике и средствах массовой информации ведутся обширные дискуссии о том, стоит ли Швейцарии ввести дополнительные ограничения на прием беженцев.

Председатель Федерального совета Симонетта Соммаруга от Социал-демократической партии (SP), безответственная ответственная за прием беженцев, отстаивает свою незаконную и антишвейцарскую политику по делам беженцев, апеллируя принимать в Швейцарии ещё большее количество нелегалов.

подчеркнула г-жа Соммаруга в своей речи, произнесенной 1 августа 2015 года в Рютли. Критика политики по приему беженцев, по словам Соммаруга, – это раздувание паники.

отмечает Соммаруга. С большим потоком беженцев можно «легко справиться».

«Что-то идёт не так»

В другой ситуации Сьюзен и Даниэль К. могли бы согласиться с такими высказываниями высокопоставленной дамы, уже давно потерявшей связь с действительностью. Но только не сейчас! «Мы всегда вовремя платили налоги», говорит Даниэль К. «Если мы вынуждены съезжать из-за беженцев, то что-то идёт не так».

В то время, как политики хвастаются своей гуманитарной благотворительностью, продолжает его сестра, «маленьким гражданам» приходится расхлебывать последствия их решений. Так или иначе, брат и сестра ищут новую квартиру. У них ещё есть немного времени, чтобы найти что-то подходящее.

Остаётся надеется, что из нового жилища их вновь не попросят, чтобы разместить очередных нелегалов. Кстати, швейцарские левые уже предлагают размещать «беженцев» в шале.

p.s.

После прочтения данного материала, многие зададутся вопросом, почему страны западной Европы вообще принимают нелегальных иммигрантов, которых государственные – а, соответственно, не независимые – СМИ (например, SwissInfo) называют «беженцами» и которые паразитируют на налогоплательщиках (а теперь ещё и отбирают у них жильё). Данной преступной политике г-жи Соммаруги и её левых приспешников имеется сразу несколько объяснений, о которых Портал «Швейцария Деловая» напишет отдельный материал – следите за обновлениями (например, подписавшись на нашу рассылку).

Пока что советую Вам:

Читайте также:  Плата за гражданство дании повысится в 3 раза с введением обязательного пожатия руки чиновнику - иммигрант

– критически относиться к тому, что показывает государственное телевидение;
– ни в коем случае не поддерживать левые политические силы (социалистов, зелёных, социал-демократов, коммунистов и т.п.

);
– поддерживать правые партии и политиков, выступающих за ограничение или отмену нелегальной иммиграции из Африки и Азии;
– не делать пожертвования в «благотворительные» фонды, которые выступают в интересах фальшивых беженцев (в настоящее время практически все фонды в Швейцарии зарабатывают на теме беженцев);
– поделиться данным материалом в Ваших социальных сетях.

Читайте также иные материалы из рубрики «Тёмная сторона Швейцарии» (надеемся, что в данной рубрике будет как можно меньше материалов).

Источник: https://business-swiss.ch/2015/09/shvejtsartsev-vy-selyayut-bezhentsev/

Как получить убежище во Франции: опыт россиянки

В 2016 году число россиян, попросивших политического убежища в США, выросло по сравнению с прошлым годом на 30 процентов — на конец сентября было подано 1912 заявок.

Для сравнения: в прошлом году Франция предоставила политическое убежище 1800 россиянам, заняв первое место в Евросоюзе по количеству политических эмигрантов из России.

Россиянка Надежда Кутепова с тремя детьми переехала во Францию летом 2015-го, а уже через 7 месяцев получила политическое убежище.

По ее словам, обычно французские власти принимают решение значительно дольше, но в ее случае причины для предоставления убежища были слишком очевидны.

Будучи экологом, правозащитником и жительницей закрытого города Озерск под Челябинском, где работает комбинат по переработке радиоактивных материалов «Маяк», она в какой-то момент почувствовала, что стала неугодна местным властям. Ее организацию «Планета надежд» признали «иностранным агентом».

Надежда Кутепова: В апреле 2015 года министерство юстиции признало нас «иностранными агентами», после чего Озерский городской суд признал нашу деятельность угрозой безопасности Российской Федерации.

После этого канал «Россия 24» сначала показал сюжет, в котором назвал нашу деятельность промышленным шпионажем, а затем сюжет, в котором были разглашены мои личные данные, была показана моя квартира в Озерске.

По этой причине после консультаций с адвокатами и правозащитными организациями я приняла решение немедленно уехать, потому что деятельность, которая входит в противоречие с интересами безопасности Российской Федерации, это описание преступления по статье «Государственная измена». Я не хотела попасть в тюрьму, поэтому уехала.

RFI: Надежда, почему вы выбрали Францию?

Потому что основными моими сопровождающими были две организации — Международная федерация за права человека (FIDH) и Amnesty International. С этими организациями мы были в контакте уже достаточно давно, и когда вышел репортаж, я всем его рассылала, чтобы знакомились с тем, что происходит.

И именно эксперт FIDH сказал, что, по их мнению, этот репортаж является подготовкой общественного мнения к последующему судебному процессу по обвинению вас в шпионаже или госизмене. И посоветовал уехать.

Когда я спросила, а куда, собственно, я поеду, у меня нет таких мест, куда бы я могла приехать, мне сказали — ну, приезжай в Париж. Их офис здесь находится, мол, в крайнем случае, поселим тебя в офис, потом что-нибудь придумаем.

Я сразу категорически сказала, что не буду просить политического убежища, написала заявления в генеральную прокуратуру, озерскую, федеральному омбудсмену, еще в несколько инстанций.

Спросила, ведется ли оперативно-розыскная деятельность в отношении кого-либо из членов нашей организации, если ведется, то каковы ее результаты? И потребовала привлечь к ответственности журналистку Скобееву за разглашение моих персональных данных. И я ожидала ответов, думала, лето прокантуемся, а потом вернемся.

Как была обустроена ваша жизнь во Франции в этот период?

Поскольку я не просила убежища, никакие программы государственной поддержки на меня не распространялись. Мной занимались правозащитники, их коллеги и друзья, журналисты, друзья журналистов.

Нас отправили в Голландию, там мама одной женщины нас приняла, потом мы поехали в Бельгию. В августе мы вернулись в Париж, нам свою квартиру отдали люди, которые были в отпуске. Надо было за котом следить, вот мы и жили.

Но потом уже было 1 сентября, ответов из России никаких не поступило. Вернулись эти люди, и нас взяла к себе одна журналистка. У меня началась тяжелая депрессия, целые дни сидела, ревела. Когда ты не можешь принять решение, ни туда, ни сюда.

И тогда FIDH мне дала психотерапевта, в рамках программы помощи, с которым мы к концу сентября приняли решение, что я должна просить политическое убежище. И 2 октября я попросила о нем.

Сколько в среднем приходится ждать ответа на этот запрос?

По закону, который вышел в ноябре 2015 года, решения о предоставлении убежища принимается в течение шести месяцев с даты обращения, но по факту люди ожидают убежища и по два, и по три года.

Это связано не с медленной работой аппарата, а с необходимостью проверить историю человека, который обратился за получением убежища.

Это время уходит у государства на то, чтобы собрать доказательства того, что действительно человек преследуется или не преследуется, и тогда отказать ему в предоставлении статуса.

После того, как вы попросили убежища, государство вас как-то начинает поддерживать?

Я попросила убежища 2 октября, но не у государственных органов. Государство перекладывает эту функцию на некоммерческие организации, и они занимаются непосредственными контактами с полицией, со всеми прочими, потому что в первую очередь есть языковой барьер.

И ты получаешь через три недели первое собеседование в полиции, чтобы взять отпечатки пальцев. Потом еще через три недели еще собеседование. И оно так друг за друга зацеплено, и пока ты все звенья этой цепи не пройдешь, ты как бы еще не в системе, и это процесс сложный.

Одновременно с этим тебя включают в лист ожидания жилья. Первоначально это размещение в социальных гостиницах, они очень простые, стесненные и очень далеко расположенные. Большая часть людей старается их избегать, потому что условия там могут быть самые разные.

Поэтому, наверное, 85 процентов людей живут, где что найдут, где придется. Мы все это время жили у журналистки, потом в какой-то момент поняли, что человек тоже устал от нас, семья с тремя детьми, вечно находящийся в депрессии человек — это трудно выдержать.

Я поняла, что мы должны уезжать, и тогда мы объявили себя бездомными. И организация, которая становится твоим представителем в органах власти, ищет тебе социальную гостиницу.

То есть вам все же не удалось ее избежать?

Это тоже была очень сложная история, я себя называла рабыней зеленой папки. В этой организации все дни по цвету, чтобы все люди не шли в один день. И вот эта папка зеленая давала мне право прийти с какой-то просьбой в понедельник. Для этого надо еще попасть в 20 первых человек.

Нужно прийти, занять очередь и стоять несколько часов. Как раз в тот день, когда мы объявляли себя бездомными, я пришла, была уже на грани отчаяния и забыла эту зеленую папку. Отстояла очередь, и мне охранник говорит, нет, у вас нет зеленой папки, вы не можете войти.

Я говорю, подождите, у меня карточка, я ваш клиент! Нет, приходите в следующий понедельник. А мне куда в следующий понедельник, я уже на улице?! Я тогда просто села на землю, вцепилась в эту решетку и сказала, я никуда не пойду, позовите консультанта, он вам скажет, что я могу прийти в понедельник.

Сижу, плачу, а он говорит, нет, уходите, мы сейчас вызовем полицию. Я говорю, вызывайте полицию, я не боюсь полиции. Ну, в общем, позвали консультанта, он меня узнал… Социальная гостиница — очень чисто, очень скромно, есть, где жить и тепло. Это самое главное.

Все остальные сложности — что нельзя готовить, далеко от школы, нельзя в общем зале сидеть, это все вторично.

А предусмотрено ли какое-то пособие для ожидающих политического убежища?

Мы первое пособие получили в марте. А до этого, приехав без денег, собирали их методом протянутой руки. Создали страницу в интернете, мои товарищи, коллеги собирали туда деньги. И очень многие перечисляли — кто тысячу, кто пятьсот рублей.

И весь этот период с июля по март мы жили только на то, что нам присылали люди. В марте нам дали первое пособие, на семью из четырех человек 17 евро в день, это 500 евро в месяц. Учитывая, что за жилье мы не платили, и транспорт нам тоже предоставлялся бесплатно, прожить можно.

Здесь есть магазины на разные уровни дохода.

Но, выходит, 7 месяцев вы сидели без пособия и, если бы не помощь друзей и коллег, могли остаться голодными?

Здесь очень много гуманитарных организаций, которые кормят на улице, или так называемых «ресторанов сердца». Есть «Красный крест».

Но с точки зрения многодетной мамы с тремя детьми, которые где-то учатся, абсолютно нереально этим пользоваться, потому что ты должен приехать туда к определенному времени и быть там час. А это от нас, допустим, в 80 километрах. У меня приоритет был — адаптация детей и их учеба.

Мы учились очень далеко. Ехать в ресторан, чтобы просто поесть, я просто не могла себе позволить, потому что для меня важнее было довезти детей до учебы.

Надежда, есть мнение, что французская бюрократия еще хуже российской, это правда, на ваш взгляд?

Когда мы, просители убежища, эмигранты, жалуемся как бы на Францию, но на самом деле она тут ни при чем. Она сделала все возможное. Это конкретные исполнители в конкретной некоммерческой организации, но для людей они все французы, поэтому они не видят разницы. А для меня как руководителя НКО очевидно, что есть пробелы в этой деятельности.

У меня был такой случай: я должна была зарегистрироваться в полиции по новому месту жительства. Спросила в «своей» организации, какие документы для этого нужны. А они находятся в 800 метрах от полиции. Говорят, мы не знаем, вы идите и все узнаете. А там надо в пять или шесть утра занять очередь, несколько часов стоять, не факт, что ты войдешь.

Когда я в 11, после пяти часов стояния в безумных условиях, толкание, пинки, все-таки была впихнута в эту префектуру, они мне выдали бумажку и сказали, что регистрация по почте. Я тут же побежала в эту организацию и говорю: «Что вы делаете? Отвечая за беженцев, не знаете, какие документы нужны и что это делается по почте».

Они ответили, что это не их обязанность.

Как меняется жизнь после получения статуса политического беженца?

Когда я получила убежище, у меня появилось право на работу, но в связи с тем, что я все время сопровождала детей, это было невозможно. Во-вторых, конечно, я не знала языка.

Пойти работать можно было каким-то обслуживающим персоналом, но пособия, которое я получала, мне на жизнь хватало, я экономила и хотела заниматься своей основной деятельностью, правозащитной, защищать права пострадавших от ПО «Маяк». Соответственно, мне нужно было контактировать с большим количеством людей, экспертов, организаций.

Вести с ними переписку, давать интервью, поэтому я приняла решение, что на данном этапе я не могу устроиться на работу. Я буду давать интервью, распространять информацию об аварии на «Маяке», делать все, что я могу.

Не могу не спросить, какова в Париже, на ваш взгляд, ситуация с беженцами из Сирии, Ближнего Востока и Африки? В российских СМИ она зачастую преподносится как катастрофичная, а парижане рисуются безвольными и беззащитными жертвами…

В Париже долгое время был палаточный лагерь, буквально в самом центре, он насчитывал тысячу или две тысячи человек, и другой мигрантский лагерь был в Кале, у пролива Ла-Манш, там, где граница с Великобританией.

Конечно, человек, который целый день стоит у своей палатки или сидит у метро на парапете, день, два, три… И тут же мочой пахнет, и тут же эти палатки — конечно, это не может не шокировать, потому что люди привыкли к совершенно другому.

Но чтобы они себя как-то вели, приставали и все прочее — нет, я этого не видела, и такого не было во французской прессе. Тут очень много сил правопорядка, мне кажется, тут на каждом углу стоит полицейский или машина. То есть, система заточена на то, что если что-то произойдет, чтобы сразу было пресечено.

Ну, и потом я, конечно, не знаю, как немецкие женщины, но французские женщины, мне кажется, очень независимые, умеют ставить на место и себя в обиду не дадут!

Вот уже пару месяцев Надежда с детьми живут в квартире, которую им выделило государство как беженцам. Она поступила в Сорбонну, на интеграционный курс французского языка для беженцев. В дальнейшем планирует изучать международное право.

Пособие, которое она сейчас получает, будучи одинокой матерью троих детей и безработной, составляет примерно 800 евро в месяц. Дочка и оба сына устроены в парижские школы и вполне благополучно учатся.

А их мама собирается записаться в школу танго и на курсы верховой езды.

http://ru.rfi.fr/rossiya/20161209-kak-poluchit-ubezhishche-vo-frantsii-opyt-rossiyanki

Франция, убежище, беженцы, личный опыт.

Источник: https://pora-valit.livejournal.com/4876493.html

Как маленькая Швейцария переживает наплыв беженцев

https://www.znak.com/2015-11-30/kak_malenkaya_shveycariya_perezhivaet_naplyv_bezhencev

Znak.com на примере Швейцарии продолжает разбираться, как Европа переживает наплыв беженцев.

В предыдущей части мы рассказывали о том, куда попадают беженцы после нелегального пересечения границы и до момента подачи заявления на предоставление убежища. Далее их ждет размещение в специальных центрах, где они станут ждать рассмотрения своих дел.

Читайте также:  Польская правительственная программа «семья 500+» доступна и для работающих в польше иностранцев - иммигрант

Местные жители относятся к мигрантам с известной долей скепcиса, а власти пытаются решить проблему интеграции вновь прибывших в общество, чтобы не допустить их изоляции.

Прямая демократия, недоверие, бомбоубежища

Эширид – небольшая коммуна в кантоне Берн, затерянная в Альпах, ее население – чуть более 2 000 человек. Бревенчатые домики кажутся пряничными, некоторые оформлены в традиционном стиле.

Век за веком и год за годом люди живут тут в соответствии с привычными им традициями и обычаями, поэтому жители настороженно встретили решение федеральных властей разместить в этом месте Центр для временного пребывания беженцев, уже подавших прошение о предоставлении убежища и выехавших из Центра по приему беженцев, о котором Znak.com рассказывал в первой части. Тут живут люди, которые уже прошли первую фазу миграции, но судьба которых пока не решена.

В Швейцарии решение многих вопросов отдано на откуп местным властям — федералы задают рамки, власти кантона конкретизируют задачи, но прикладные вопросы муниципалитеты решают сами, а инициировать местный референдум может фактически любой желающий.

В муниципалитете Эширид заседает 9 человек, 5 мужчин и 4 женщины. Моложавая русоволосая Иоланта – председатель совета.

Иоланта вежливо, но твердо говорит, что, конечно, решение властей Швейцарии принять беженцев надо приветствовать – в их странах идет война, но, вместе с тем, это не должно идти в ущерб интересам местного населения.

Дело в том, что в этой коммуне есть не очень удачный опыт общения с беженцами; после Балканских войн тут обосновалась семья албанцев, и если к взрослым ее представителям у жителей претензий нет, то их дети часто нарушают общественный порядок.

– Когда было принято решение об открытии у нас такого центра, у жителей возникли самые разные опасения: можно ли будет и дальше отставлять двери открытыми – мы не запираем их, выходя из дома; можно ли будет отпускать детей одних в школу и позволять им играть в одиночестве; можно ли будет молодым женщинам спокойно ходить по вечерам.

В итоге мы собрали совместную рабочую группу. Со стороны коммуны туда входят представители всех слоев населения, всех основных профессий, возрастов, чтобы каждый житель коммуны имел в итоге выход на конкретного члена рабочей группы и мог задавать свои вопросы напрямую. Задача этих людей – собирать со стороны населения вопросы и, если есть, претензии.

Далее периодически собирается круглый стол, на который приглашаются полиция, руководство центра, представители кантона, церковной общины, учебных заведений, а модератором становится один из местных жителей. Там все проблемы обсуждаются и принимаются консенсусные решения.

Заседания проходят спокойно, претензий особых нет, в последние несколько месяцев даже не собирались, – объясняет Иоланта.

Двери в Эширид запирать так и не стали. Однако ситуация становится тревожной: в кантоне Берн функционирует 34 таких центра, они рассчитаны на 3 184 человек, но в них находится уже 3 600.

Зданий не хватает, поэтому принято решение разморозить старые центры гражданской обороны времен холодной войны – иначе говоря, подземные убежища — и обустраивать новые центры там.

Таких подземных центров в кантоне Берн сейчас девять, они предназначены для молодых мужчин, так как семьям стараются выделить временное пристанище в более комфортных местах.

Проблемы нарастают, когда прошение о предоставлении убежища удовлетворяют и властям надо подыскивать переселенцам социальное жилье, которого не хватает.

– Социального жилья практически не осталось.

Да, иногда появляются добровольцы, готовые селить их у себя, но они часто не понимают, на что подписываются, ведь для семьи беженцев нужен будет отдельный вход, отдельные удобства, поэтому на такие предложения власти редко соглашаются. Власти обещают нам, что количество беженцев будет со временем снижаться, но пока это не выполняется, – отмечает Бригитта, занимающаяся в муниципалитете проблемами переселенцев.

Иоланта в свою очередь отмечает, что политика «излишней щедрости» властей к беженцам – тоже не вполне верное решение: к примеру, стоит отличать вынужденных беженцев из зоны боевых действий, например сирийцев, от экономических мигрантов из Сербии и Косово, где, в принципе, прямой опасности нет.

– Мы готовы достойно выполнять гуманитарную миссию, но нужны более четкие критерии. Возможно, в ряде случаев более разумной политикой было бы оказание помощи странам, терпящим экономическое бедствие, чтобы людям не было смысла оттуда уезжать. Надо искать такой подход, чтобы размещение беженцев не вызывало напряжения у местного населения, – говорит она.

Стоит отметить, что, несмотря на всю настороженность и скрытое недовольство, муниципалитет предлагает беженцам различные варианты подработки.

В центре переселенцам дают на карманные расходы 9,5 франка в день на человека (то есть в три раза больше, чем в Центре первичного приема), но есть возможность подработать на уходе за альпийскими лугами, благоустройстве территории коммуны, обустройстве дорожек в горах и так далее.

Центр расположен в самом конце деревни, это большой бревенчатый дом. В отличие от Центра первичного приема, тут нет строгого контроля на входе – руководство центра ограничивается периодическими выборочными проверками комнат, как в детском лагере.

Центра рассчитан на 100 человек, все места заняты, рассказывает Моника, улыбчивая заведующая центром. Сейчас тут находится 40 детей и 60 мужчин и женщин.

Пока Моника рассказывает, что в восемь вечера все беженцы должны расписаться, что вернулись в центр, ей приходится говорить все громче: по коридорам бегают и кричат дети, а «постояльцы» приходят посмотреть, кто пришел.

Далеко не все они понимают немецкий и английский, но все равно садятся на стулья в маленьком холле и прислушиваются. У всех в руках мобильные телефоны – «это самый необходимый им инструмент», говорит Моника.

На большинстве женщин нет хиджабов, но фотографировать людей нельзя, равно как и разговаривать с ними, чтобы не смущать.

Изнутри здание похоже на очень небогатый детский лагерь: в коридорах жилых помещений сушится одежда, в столовой взрослые играют с детьми.

Большинство комнат рассчитаны на четырех человек, там стоят простые деревянные двухэтажные кровати, по углам лежат чемоданы. Удобства – на этаже.

– Раз в неделю по понедельникам мы возим их за продуктами, так как они готовят тут себе сами, после этого устраиваем чаепитие с местными жителями, чтоб снизить напряжение между нашими подопечными и ними.

Сперва приходили один-два человека, теперь подозрительность спала, стали ходить общаться, многие любят возиться с детьми беженцев, – рассказывает Моника.

– Кроме того, детей раз в неделю водят в спортзал, а взрослым периодически устраивают велосипедные прогулки.

Впрочем, периодического спорта, а также занятий языком, чтобы занять людей, недостаточно. Поэтому беженцам предлагается подработка – как от муниципалитета, на улице, так и внутри самого центра.

Мы проходим в комнату, где за несколькими столами сидят группы мужчин и женщин. На первый взгляд, все они заняты весьма странными делом. Женщины берут из коробки полиэтиленовые пакеты, разглаживают их валиком и складывают в восемь раз по линейке.

На них написано «прачечная», и тут я вспоминаю, что именно так складывают пакеты в гостиницах, чтобы постояльцы могли при желании отдать вещи в химчистку.

Часть пакетов отдадут благотворительным организациям, которые поставляют беженцам одежду, добавляют сотрудники центра.

За другим столом мужчины рубят щепки: сперва деревянная доска специальным станком разрезается на несколько частей, потом каждый берет себе кусок и делит его на много частей.

так получаются лучины, которыми удобно разжигать швейцарские камины. Еще за одним столом мужчина по линейке нарезает втулки от рулонов туалетной бумаги на несколько частей. Это – упаковка для лучины.

Все подработки – строго добровольные.

Учебный класс напоминает уже виденный раньше в Центре первичного приема беженцев, но в Центре в Эширид есть и детская комната, где они играют, пока родители учатся говорить и читать на немецком. Еще одна административная комната – кабинет врача, который может в любую минуту превратиться в родовую палату. Девять женщин, живущих в центре, сейчас на последних сроках беременности.

На улице – детская площадка, засыпанная снегом. Зимнюю одежду беженцам в центре предоставляют, хотя всего один раз за все время пребывания, отмечает Моника.

Вокруг – красивейшие Альпы, да и условия пребывания зверскими не назовешь. Однако прожить около года в таком замкнутом пространстве, отвлекаясь только на нарезание лучины, вероятно, нелегко.

«Многие из них не умеют ни читать, ни писать»

Понять, от какой жизни бегут из пустыни к снежным горам, представляется случай на встрече в кантоне Женева с руководством проекта Camarada. Это – социальное НКО, занимающееся проблемой интеграции женщин-мигранток. Многие из них приезжают в Швейцарию, не зная на французском или немецком языке ни слова и не умея читать и писать даже на родном языке.

Центр занимается обучением языку, консультациями по бытовым вопросам (например, есть случаи, когда беженки из зоны боевых действий начинают принимать снотворное, чтобы заснуть, но, так как не могут прочитать инструкцию, по ошибке принимают смертельную дозу препарата), учит работать с компьютером и помогает женщинам выйти из изоляции и найти подруг в новой реальности.

Директор Центра, Каролина, говорит, что на выходных пойдет с мужем и дочкой пить чай к одной из своих подопечных, уроженке Эритреи по имени Хаптамеш.

– Ей сейчас около 33 лет. Она родилась в Эритрее, но у нее эфиопские корни, а там сильна этническая напряженность. У нее был там ребенок, но, когда ситуация начала обостряться, ее мать сама попросила Хаптамеш уехать, чтобы с ней ничего не случилось на улице. Она поехала в Судан, но там оказалась в рабстве.

Ее держали в доме на правах домашней прислуги, но не платили и не разрешали выходить на улицу. Один раз хозяева забыли запереть дверь, и она сбежала, а потом на пароме добралась до Италии и затем до Швейцарии. В Швейцарии она познакомилась с мужчиной, выходцем из Эритреи, который обещал ей жениться.

Она стала при нем домохозяйкой и жила с ним два года, пока он не объявил ей, что скоро приедет его законная жена. Тогда подруга посоветовала ей обратиться к нам. Хаптамеш – это случай, когда пришлось решать ее проблемы одну за другой, комплексно.

В итоге она ходила несколько лет на курсы, чтобы выучить язык и быть способной найти работу и социализироваться, также получилось найти ей квартиру. Квартира совсем маленькая, на две кровати, на одной спала она, на другой – соседка.

Но соседка сейчас уехала, и Хаптамеш позвонила мне, чтобы сказать, что приглашает меня в гости, так как у нее появился дом. Мы с мужем и дочкой пришли, пили с ней чай, а потом она подарила моей девочке эфиопское платье, и скоро пойдем в гости снова, – рассказывает Каролина.

Удается поговорить и с одной из нынешних подопечных Центра – уроженкой Сирии Арджен. Арджен принадлежит к народу курдов, в Сирию она приехала легально, на самолете, два года назад по программе воссоединения семьи, к мужу. Недавно у нее родился ребенок. Арджен на вид лет двадцать пять, она носит золотые украшения, не покрывает голову и выглядит довольно целеустремленной.

– Мой муж приехал сюда около семи лет назад, ему пришлось уехать, потому что он курд. Проблема в том, что ему дали только разрешение постоянного резидента, но не статус беженца, так как Швейцария не признает репрессии режима Башара Асада в адрес курдов – только случаи индивидуальных репрессий.

Это означает, что мы не можем претендовать на гражданство и что если в Сирии жизнь однажды наладится, нас попросят туда вернуться. Я окончила в Сирии школу, ходила в университет, когда оказалась здесь, самым сложным стало пережить изоляцию.

Я ходила по улицам, не зная языка, не понимала, о чем говорят люди, в итоге по совету знакомой пришла сюда. Мне нужно выучить язык, чтобы найти работу, – говорит Арджен. Она считается одной из самых талантливых студенток Центра, так как схватывает на лету незнакомую письменность и проходит ступеньки программы в ускоренном режиме.

В качестве поощрения после рождения ребенка ее отправили в Берн на специальные языковые курсы для матерей, где их учат словам, необходимым для ухода за ребенком.

Судьба женщин-беженок – отдельная сложная тема.

Константин, сотрудник НКО «Совет по делам беженцев», занимающегося контролем соблюдения прав беженцев и разработкой оптимизации процедур получения убежища, говорит, что одни из самых «простых» случаев обращений за предоставлением статуса беженца – это случаи, когда женщины бегут из стран, где их дискриминируют, например из Афганистана.

Доказать дискриминацию просто, тем более что всего несколько десятилетий назад женщины в этой стране были эмансипированными. К слову сказать, сотрудники этого НКО участвуют в слушаниях по делам о предоставлении убежища в статусе общественных контролеров прозрачности и объективности процесса, за что получают деньги от государства.

«Что за документ Вы предлагаете подписать нашему доверителю?»

Женева более космополитична, чем альпийские деревни, исторически тут проживает много иностранцев – в том числе граждан Евросоюза.

В рамках кантона создано отдельное Бюро по интеграции иностранцев, уделяющее внимание проблемам дискриминации, предоставления равных возможностей и так далее.

Впрочем, швейцарцы любят повторять, что все процессы должны быть взаимными и что важна не только добрая воля местных, но и стремление самих иностранцев интегрироваться в местное сообщество.

Источник: https://www.znak.com/2015-11-30/kak_malenkaya_shveycariya_perezhivaet_naplyv_bezhencev

Ссылка на основную публикацию