Поддержка независимости каталонии от остальной испании упала до рекордно низкого уровня — иммигрант

Движение за независимость Каталонии. Испания по-русски — все о жизни в Испании

Поддержка независимости Каталонии от остальной Испании упала до рекордно низкого уровня - Иммигрант29.11.2012

Вопрос о независимости Каталонии в последнее время стал одним из самых обсуждаемых в Испании и, соответственно, объектом внимания международной общественности.

Каталония – это не Испания

Сегодня в Каталонии наблюдается яркое движение за национальную независимость. Каталонский национализм становится заметным сразу же, как только попадаешь в Каталонию и, особенно, в Барселону. По всему городу на балконах жилых домов развешены национальные флаги, повсюду слышна каталонская речь, все названия улиц и многие вывески магазинов указаны исключительно на каталонском языке.

Проявляется это не только на бытовом, но и на государственном уровне. Преподавание в школах и государственных университетах ведется на каталонском языке, за исключением международных программ. На нем же печатаются официальные муниципальные документы, выступают общественные и политические деятели.  

В регионе существуют собственные СМИ на родном языке. Каталония имеет собственный домен в интернете .cat, а некоторые из интернет-сайтов, даже крупных событий или организаций, имеют версию только на каталонском языке.

Поклонники футбола уже привыкли видеть гигантские плакаты «Catalonia is not Spain» во время матчей «Барселоны».

Недавно, перед началом игры «Барселона» — «Реал Мадрид» барселонский стадион «Камп Ноу» превратился в гигантский каталонский флаг, когда 100 тысяч зрителей на трибунах подняли красные и желтые таблички цветов флага.

Матч смотрели миллионы жителей по всей планете, так каталонцы на весь мир открыто заявляют, что Каталония – это не Испания.

Хотя приезжие в Каталонию иностранцы быстро привыкают к прощанию на каталонском «adeu», это не означает, что каталонцы не принимают чужую культуру. Напротив, каталонцы – дружелюбный и гостеприимный народ. Не зря Каталония является основным направлением туризма среди других регионов Испании.

С другой стороны, Каталония и ее жители остаются очень открытыми для внешнего мира. Проявление националистических принципов в Каталонии, вместе с тем, не является агрессивным. А сепаратистские идеи направлены, в первую очередь на изменение политических и экономических отношений с Испанией на правительственном уровне.

Столица Каталонии, Барселона является одним из крупнейших европейских культурных центров.

Здесь проходят международные конгрессы и выставки, как крупнейший в мире Конгресс Мобильных Технологий, которому нет аналогов во всем мире.

Барселона намерена повторить опыт проведения Олимпийских игр в 2022 году, местные власти проявляют инициативы по развитию международных отношений. Одним из примеров можно назвать недавний Бизнес-Форум Россия-Каталония.

Проявление же националистических идей в Каталонии можно связать, пожалуй, с любовь каталонцев к своей культуре и языку, а также их стремление стать экономически и политически независимым государством.

Что же заставляет простых жителей Каталонии выходить на миллионные Марши за независимость? Почему в очередной раз правительство Каталонии предпринимает активные попытки отделиться от Испании? В чем суть конфликта? Чтобы лучше понять коренных каталонцев и разобраться в вопросе борьбы за независимость Каталонии, стоит обратиться к истории Каталонии и ее народа.

История Каталонии. Независимые, свободные каталонцы

На территории современной Каталонии проживали неандертальцы, первобытные люди, иберы, древние греки и римляне, вестготы и мавры. Однако нас интересует история этнических каталонцев, народности, которая сформировалась в средние века и сохранила свое единство и особенности до наших дней.

988 год считается годом рождения Каталонии. Произошло это благодаря графу Барселоны Боррелю II, который отказался признать власть королей Франции над своими владениями. Так графство Барселона стало независимым феодальным владением.

С того момента независимость Каталонии сохранялась на протяжении более семи веков, пока в 1700 году на испанский престол не взошел король Филипп V.

Национальное бедствие каталонцев

С 1701 по 1714 года разразился крупный европейский конфликт – Война за испанское наследство, которая стала настоящим бедствием для Каталонии, как независимого государства и для каталонцев, как народности.

После поражения в 1714 году в войне против Испании и Франции каталонский народ начал борьбу за восстановление своих прав и свобод, которая продолжается по сей день.

11 сентября 1714 года завершилась долгая Осада Барселоны. Каталонцы потерпели национальное поражение в войне против совместных сил Испании и Франции. День капитуляции каталонцев в Битве при Барселоне 11 сентября 1714 года отмечается сегодня как Национальный день Каталонии.

После падения Барселоны правители Испании отменили Конституцию Каталонии, закрыли каталонские университеты, запретили использование каталанского языка в делопроизводстве и его преподавание в школах. Новые правители упразднили политическую структуру и местные парламенты Каталонии, вместо этого были назначены губернаторы из Мадрида.

Зарождение борьбы за независимость Каталонии

Побежденные каталонцы остались без своих лидеров, без права на использование языка в официальных учреждениях, под властью испанского короля, но тем не менее не утратили своего национального самосознания, сохранив свои традиции, культуру, язык.

На протяжении XIX и в начале ХХ века каталонские лидеры предпринимали неудачные дипломатические попытки отделения от Испании.

В 1928 году политическими силами Каталонии была принята Конституция независимой Каталонии. В 1932 году испанский парламент признает Каталонию автономией и принимает ее Устав.

Диктатура Франко

Демократические принципы Каталонии были искоренены приходом к власти военного диктатора Франсиско Франка, который стал правителем Испании в результате Гражданской войны в (1936-1939).

Во время диктатуры Франко в Каталонии были полностью запрещены каталанский язык, партии, начались гонения на культуру Каталонии. Во время Второй мировой войны бло репрессировано 90 тыс. оппозиционеров и еще 41 тыс. – после войны. Из Каталонии эмигрировали 450 тыс. каталонцев.

Однако, давление Франко не только не уничтожило каталонскую культуру, но еще более усилило движение за независимость.

Каталония при демократической Испании

После смерти Франко в Испании была восстановлена монархия и принята Конституция. Испания стала федеративным государством, Каталония получила статус автономии.

В Каталонии начался новый этап движения за независимость. Сразу же после падения режима Франко, каталонцы начали требовать политической и экономической самостоятельности, чего, однако не добились.

В 1976 году состоялись крупные народные манифестации под лозунгами «Свобода, амнистия, автономное государство».

1979 году был принят новый Устав Каталонии. Каталанский язык получил статус официального, наряду с испанским, каталонцы были признаны отдельным народом, а политическое правление перешло в руки Женералитата Каталонии (правительство), которое управляет регионом и по сей день.

Жители Каталонии официально признаны как народность, свободны в рамках применения своего языка и распространения культуры, однако, остались политически и экономически зависимы от испанского правительства. Каталонцев это явно не устраивает.

В Каталонии начался процесс национального и культурного восстановления. Появились газеты, радио и телевидение на каталанском языке, преподавание в школах и университетах также перешло на каталанский. Кроме того, в Каталонии была восстановлена собственная полиция Mossos d'Esquadra.

Тем не менее, Каталония осталась в составе Испании в статусе автономного сообщества. Полномочия Женералитата установлены испанской Конституцией.

Движение за независимость последних лет. Референдумы за независимость

Борьба за независимость Каталонии в последние годы ведется на дипломатическом уровне между местным правительством Женералитатом и центральным правительством Испании. Каталонцы требуют изменения Устава региона, который давал бы властям больше полномочий.

Возрастающее недовольство в обществе и правительстве привело к проведению серии народных референдумов в 2009-2011 годах по вопросу о независимости Каталонии. Всего было проведено шесть серий референдумов в различных городах Каталонии. 10 апреля 2011 года референдум прошел и в Барселоне.

Источник: https://espanarusa.com/ru/news/article/285816

Большой бизнес уходит из Каталонии

Перспектива независимости Каталонии пугает представителей бизнеса. Из региона уже уходят либо собираются уйти сотни испанских и зарубежных компаний. Немецкие и американские фирмы также готовятся к «плану В» — если все пойдет плохо.

Серьезным сигналом стал переезд ведущей биотехнологической фирмы Oryzon Genomics из Барселоны в Мадрид — из опасений грядущей нестабильности. Ведь пока абсолютно неясно, что произойдет в Каталонии после объявления независимости, будет ли вообще регион инкорпорирован в ЕС и общеевропейский рынок.

По мнению экономистов, бизнес опасается неопределенного правового статуса и предпочитает уйти нежели рисковать.

Представитель немецких предпринимателей в Барселоне Альбрехт Петерс заявил, что бизнес-климат в Каталонии уже испорчен, к переезду потенциально готовы около 800 фирм из Германии, в том числе такие сетевые гиганты, как Lidl, Aldi и Media Markt Saturn.

Среди факторов неопределенности для бизнеса — обостряющееся противостояние Мадрида и Барселоны, массовые демонстрации и забастовки, акты насилия, санкции со стороны центрального правительства. И, самое главное, будет ли принята Каталония в Евросоюз в качестве суверенной нации, и получит ли она свободный доступ к общему рынку.

Читайте также:  Виза в польшу по языковым курсам. реальный опыт. - иммигрант

Ведь 80% каталонского экспорта идет в Испанию и страны ЕС.

Даже при самом благоприятном варианте (если Испания не будет блокировать процесс) прием Каталонии в ЕС займет несколько лет, правительство Испании воздвигнет вокруг региона таможенные барьеры, страна выйдет из зоны евро, и этого достаточно, чтобы обрушить экономику региона.

К тому же, бизнесмены не знают, какова будет экономическая политика независимой Каталонии. В нынешнюю коалицию сторонников независимости входят христианские демократы, коммунисты, левые радикалы и другие движения, которые имеют совершенно разные взгляды на экономику. Смогут ли они договориться, или в стране возникнет хаос?

В этой связи растет беспокойство и среди местных предпринимателей.

Влиятельная каталонская бизнес-ассоциация Cercle d'Economia выразила крайнюю тревогу в связи с возможным отделением Каталонии от Испании и призвала обе стороны к переговорам.

В заявлении говорится, что в случае объявления независимости Каталония окажется в чрезвычайно сложной ситуации, которая грозит самыми серьезными последствиями.

Чтобы успокоить публику, руководство крупных банков Caixa (третий банк Испании) и Sabadell сделало заявление, что интересы клиентов, акционеров и служащих будут защищены в любом случае. Несмотря на это, акции обоих банков упали сразу после референдума на пять процентов.

Sabadell принял решение о переносе своей штаб-квартиры из Барселоны в Аликанте. Руководство банка объяснило это рисками, связанными с возможным отделением Каталонии от Испании. Банк Caixa также рассматривает возможность переезда из Барселоны в Валенсию.

Учитывая сложившуюся ситуацию, испанское правительство обнародовало на днях указ, который облегчает переезд компаний из Каталонии в другие регионы Испании.

Каталония является на сегодняшний день наиболее экономически развитым регионом Испании. Здесь находятся штаб-квартиры нескольких самых крупных испанских компаний.

Среди них — уже упомянутые банки Caixa и Sabadell, транспортная Abertis Infrastructures, нефтегазовая Gas Natural SDG, телекоммуникационная Cellnex Telecom, фармацевтическая Grifols, парфюмерная Puig (Nina Ricci, Paco Rabanne), дом моды Mango и многие другие.

Среди иностранных инвесторов — Volkswagen (три завода в Каталонии, выпускающие автомобили Seat), американские компании Cargill и Airbnb, швейцарская Nestle. Кроме того, многочисленные представительства мирового отельного и туристического бизнеса. Теоретически Каталония выигрывает, если отделится от Испании.

В 2016 году ВВП на душу населения здесь составлял около 30 тысяч евро, в остальной Испании — 23 тысячи. Каталония начитывает 7,5 миллиона человек (16,2% населения Испании), но ее доля в национальном ВВП — 20%.

В Каталонии сосредоточены наиболее передовые предприятия испанской промышленности в области биотехнологий, фармацевтики, мирного атома и химии, а также многочисленные стартапы. Уровень безработицы в регионе ниже испанского, а торговый профицит — около шести процентов, как в торговле с Испанией, так и с Евросоюзом.

Если бы Каталония была государством в составе ЕС, то по ВВП на душу населения она опережала бы Италию, не говоря об Испании и Португалии. Каталония привлекает больше иностранных инвестиций, чем остальная Испания, так как здесь выше производительность труда. Каталонцы считают, что платят слишком много в центральную казну, они оценивают свою ежегодную «переплату» в 16 миллиардов евро. По оценкам Мадрида, эта сумма не превышает 10 миллиардов евро.

В целом, независимая Каталония, по мнению экономистов, имеет все предпосылки, чтобы стать жизнеспособным государством. Но есть и серьезные противопоказания. Банковский сектор Каталонии слишком раздут (рассчитан на большую страну) и обременен общенациональными долгами.

В случае выхода из Испании на Каталонию ляжет 20% общенационального долга, и долговая нагрузка составит 134% ВВП. В случае «развода» пострадают обе стороны. Будет установлена граница, что приведет к потере рабочих мест, замедлению товарооборота и бюрократическим проволочкам. Каталонский экспорт в «остальную» Испанию упадет на 50%.

В результате, Каталония потеряет до 30% ВВП, а уровень безработицы вырастет вдвое. Испания, со своей стороны, потеряет 20% ВВП, 16% населения, четверть туристического потока и 14% иностранных инвестиций. Как Испания, так и Каталония значительно снизят свой кредитный рейтинг, что негативно отразится на инвестициях.

Последует массовый уход зарубежных инвесторов из Каталонии. Однако самым критическим моментом станет вынужденный выход из еврозоны и введение собственной валюты. Каталонские банки будут не в состоянии реструктурировать кредиты и могут прибегнуть к «заморозке» активов. Поэтому сохранение членства в Евросоюзе — основной вопрос для Каталонии.

Но, судя по всему, Брюссель занял жесткую позицию в отношении каталонской независимости и не намерен поддерживать сепаратистов.

Тем временем мировые рейтинговые агентства усиливают давление на Каталонию. О снижении кредитного рейтинга региона сообщили Fitch и Standard & Poor's (S&P).

По их мнению, отделение от Испании повлечет за собой большие финансовые риски, ведь Барселона получает от Мадрида значительные кредиты для покрытия долгов.

Ситуацию суммирует Международный валютный фонд: «В случае нарастания политических противоречий между Барселоной и Мадридом будет подорвано доверие инвесторов и потребителей, что станет ударом по экономике».

Источник: http://geo-politica.info/bolshoy-biznes-ukhodit-iz-katalonii.html

Почему Каталоний будет больше: Сама идея Европейского союза провоцирует сепаратизм: Carnegie.ru

Как было верно замечено, каталонский кризис похож на развод благополучной семейной пары. В случае развода многих пар, чтобы понять причины происходящего, иногда полезнее посмотреть на стимулы адвокатов, а не собственно на семейные проблемы.

Так же и в каталонском кризисе многие события выглядят намного более логичными, если рассматривать их не с точки зрения интересов «народа Испании» и «народа Каталонии», а с точки зрения интересов политиков, которые теоретически должны представлять интересы этих самых народов.

Безусловно, в происходящем важную роль играют эмоции и иррациональные мотивы национальной гордости.

Текущие экономические и политические проблемы падают на благодатную почву романтического каталонского национализма образца XIX — начала XX века и тяжелых воспоминаний о политических репрессиях времен Франко.

Но, как и практически во всех этнических конфликтах, эта закваска начинает активно бродить только тогда, когда раздувание конфликта оказывается в интересах политических элит.

Сбой в балансе

Ключевая фундаментальная проблема заключается в несоответствии экономического и политического влияния Каталонии в последние годы.

Этот регион Испании исторически еще с XIX века был одним из наиболее экономически развитых.

Занимая 6% территории страны, регион вмещает 16% населения, но отвечает более чем за 20% всего ВВП, 25% экспорта и почти 30% инвестиций. По размеру экономики Каталония обгоняет большинство стран Евросоюза.

Само по себе такое положение дел вызывает некоторое напряжение, но в течение многих лет разговоры не шли дальше особого статуса региона и увеличения автономии в рамках испанского государства.

Похожую ситуацию, например, можно наблюдать в Италии, где существует огромное экономическое неравенство между севером и югом, но все ограничивается вялотекущими разговорами об отделении северных регионов, которые имеют (по крайней мере сейчас) достаточно отдаленное отношение к реальности.

Ситуация в Каталонии была достаточно стабильной вплоть до 2011 года. Большую часть времени после восстановления демократии у власти в Испании была Социалистическая партия, для которой важна поддержка каталонских избирателей.

Даже в 1996–2004 годах, когда правительство в Мадриде формировали правоцентристы из Народной партии, у которой в Каталонии слабая поддержка, политический расклад сил заставлял центральную власть обращать внимание на мнение каталанцев, так как в испанском парламенте очень важную роль играла каталонская правоцентристская партия «Конвергенция и Союз» (CiU).

В той ситуации непропорциональная экономическая важность региона сочеталась с таким же непропорционально большим политическим влиянием, так что вся система находилась более-менее в равновесии.

К резкому обострению ситуации в Каталонии привело падение политического влияния региона (если точнее, региональных политиков) на национальном уровне. Произошло это после прихода к власти Народной партии в 2011 году. Электоральная база этой партии находится в центральных регионах Испании, и руководство партии не особо гонится за голосами каталонских избирателей.

В свою очередь каталонский политический блок CiU развалился и утратил свое влияние в национальном парламенте. В результате каталонские политики, по сути, оказались маргинализированными. Это нарушение баланса и привело к тому, что проблемы между Мадридом и Барселоной начали быстро накапливаться, достигнув к сегодняшнему дню состояния масштабного политического кризиса.

 

Эту проблему можно было бы решить и восстановить баланс. Но для этого хотя бы у одной из сторон должны быть стимулы идти на компромиссы. К сожалению, до сих пор это было не так. Ни у политиков в Мадриде, ни у политиков в Барселоне особых стимулов идти на компромисс нет.

Стратегия Народной партии заключается в том, чтобы увеличить поддержку среди своих ядерных правоконсервативных избирателей, которые выступают против каких бы то ни было уступок в каталонском вопросе.

Готовность идти на уступки и разрешить кризис, скорее всего, помогла бы переманить на свою сторону более умеренных избирателей, но Народная партия явно выбрала другую стратегию.

Президент Каталонии Карлес Пучдемон подписывает декларацию о независимости. 10 октября 2017 года Albert Gea / Reuters / Scanpix / LETA

Нынешнее руководство Каталонии тоже не склонно к компромиссам. Президент Каталонии Карлес Пучдемон, по сути, является политиком одной идеи — идеи независимости Каталонии.

Прочие вопросы, типа социально-экономического развития региона, для него явно на втором плане. Если Пучдемон добьется независимости, то станет святым освободителем всея Каталонии. Если Мадрид отстранит его от власти, то он станет святым мучеником всея Каталонии.

В результате один из важнейших регионов не только Испании, но и всей Европы становится заложником личных амбиции политиков.

Читайте также:  Школы в израиле - какие они? - иммигрант

В такой ситуации заставить политиков искать компромисс может только внешнее давление. Причем не со стороны других политиков (в том числе и европейских), которые сами играют по тем же правилам и отговариваются общими рассуждениями о верховенстве закона, а со стороны бизнеса и обычных людей.

Каталонское правительство стало гораздо более аккуратно в своих высказываниях после того, как за несколько дней о выводе своих штаб-квартир из Каталонии объявили сразу несколько корпораций, включая два крупнейших банка (Banco Sabadell и Caixabank), и энергогигант Gas Natural.

И в Мадриде, и в Барселоне прошли массовые демонстрации с призывами к диалогу.

В итоге под давлением бизнеса и протестов политикам приходится стараться не делать слишком резких движений, но пространства для маневра у них не так много.

В этом раскладе объявленная Пучдемоном 10 октября «отсроченная независимость», пожалуй, наиболее близкая к компромиссу позиция, которую он мог занять. У премьера Испании Мариано Рахоя в распоряжении гораздо больше возможностей, но, может быть, меньше желания уступать.

Как пишут в комментариях к речи каталонского президента, «Пучдемон только что перешел от Франко к 2017 году. Посмотрим, сможет ли это сделать Рахой».

Курс на радикальность

Ситуация в Каталонии, конечно, уникальна, но она отражает общую тенденцию, которая наблюдается в развитых демократиях в последние годы. Политики во все большем количестве стран вместо борьбы за голоса умеренных избирателей предпочитают пытаться увеличить явку среди своих сторонников.

Эпоха широких коалиций и конкуренции крупных центристских партий сменилась новой политической реальностью, где порядком ослабевшие традиционные партии вступили в жесткую конкуренцию с калейдоскопом новых партий (или отдельных политиков), большинство из которых выступают с радикальных позиций.

В результате резко выросла политическая поляризация, а способность оппонентов договариваться, наоборот, снизилась. При этом практически во всех странах наблюдается похожая картина: поначалу политики поляризуются быстрее, чем предпочтения избирателей.

Но потом начинает действовать обратная связь, и радикализация политики приводит к радикализации общества.

На примере Каталонии легко отследить, как действия (и бездействие) политиков привели к резкому росту числа как радикально настроенных борцов за независимость, так и количества испанцев, выступающих за жесткое подавление сепаратизма.

О причинах растущей политической поляризации можно долго и с интересом спорить.

В качестве подозреваемых выступают и глобализация, и возросшее влияние интернета и социальных сетей, и неравенство, вызванное автоматизацией производства, и растущая миграция.

Но четкого понимания фундаментальных причин происходящих изменений пока нет. Зато растет понимание, что такая поляризация становится серьезной проблемой, оппортунистические действия политиков ее только усиливают, и с этим что-то надо делать.

Националисты сжигают флаг Каталонии во время акции в Валенсии, 9 октября 2017 года Jose Jordan / AFP / Scanpix / LETA

Мало того, ситуация в Каталонии демонстрирует, что растущий радикализм во внутриполитических вопросах и неспособность политических сил к диалогу может очень быстро стать международной проблемой, угрожающей внутренней стабильности всей Европы. Возможное отделение крупного региона от одной из важнейших европейских стран — крайне серьезная проблема не только для Испании, но и для Евросоюза в целом, и игнорировать ее себе дороже. 

До сих пор, комментируя ситуацию в Каталонии, чиновники и в Брюсселе, и в национальных столицах ограничивались пресными отсылками к соблюдению законности (которая подразумевает далеко не радужное развитие событий, если Каталония в одностороннем порядке все-таки объявит независимость).

Такой подход может предотвратить резкое обострение ситуации, но, снимая симптом, не лечит болезнь. Легалистский подход плохо работает в ситуациях политического кризиса, когда одна из сторон ставит под вопрос справедливость самих законов, на которые ссылаются их оппоненты.

Поэтому для европейских структур было бы куда разумнее не самоустраняться, а активнее включиться в переговоры между Мадридом и Барселоной, уровень доверия между которыми упал до рекордно низкого.

Ирония заключается еще и в том, что сам факт существования Европейского союза и отдаленных перспектив вступления в него в качестве отдельного государства провоцирует сепаратистские настроения в Каталонии, и не только там.

Большие государства предоставляют своим регионам многие общественные блага, которые были бы неподъемными для этих регионов как для отдельных стран (своя валюта, банковское регулирование, внешняя торговля и так далее).

Отдельные регионы даже при экономических или культурных разногласиях с центром соглашались оставаться в составе единого государства в обмен на эти услуги.

Рост влияния наднациональных организаций и многосторонних договоров приводит к тому, что многие из таких общественных благ можно получить и в качестве отдельной небольшой страны.

Достаточно вступить в наднациональное образование (например, ЕС) или подписать многосторонний договор, начиная с соглашений о свободной торговле и заканчивая военными пактами. Такое искушение не может не отразиться на раскладе региональных сил. В конечном итоге это, скорее всего, приведет к росту децентрализации.

А вот их игнорирование центробежных тенденций грозит лишь ростом напряженности, которая может привести к открытым конфликтам и распаду государств.

Другие материалы «Карнеги.Ру»:

— Осенний марафон. Как бегство бизнеса из Барселоны помешало независимости Каталонии

— Как Испания стала Восточной Европой

Источник: https://meduza.io/feature/2017/10/11/pochemu-kataloniy-budet-bolshe

Последствия референдума в Каталонии

Попытки испанского правительства подавить референдум о независимости Каталонии при помощи грубой силы вызвал у многих членов Евросоюза множество вопросов, касающихся степени приверженности Испании демократическим нормам — спустя 42 года после смерти фашистского диктатора Франсиско Франко. Премьер-министр Бельгии Шарль Мишель (Charles Michel) выразил мнение представителей Евросоюза, написал в Твиттере: «Насилие никогда не должно становиться ответом».

Воинственная позиция Мадрида, порицаемая подавляющим большинством как грубая и постыдная гиперреакция, тем не менее, послужила весьма противоречивым сигналом для потенциальных сепаратистов по всему Евросоюзу.

Суть его заключается в том, что мирные кампании, проводимые в соответствии с прописанным в Уставе ООН универсальным правом на самоопределение, кампании, которые исключают насилие и проводятся посредством традиционных политических средств, в конечном итоге обречены на провал.

Другими словами, насилие — это единственный ответ. Простите, Шарль.

Премьер-министр Испании Марияно Рахой (Mariano Rajoy) сделал все возможное для того, чтобы предотвратить этот референдум, который суды сочли нелегитимным, однако его призывы и угрозы оказались неубедительными. Именно так и выглядит демократия.

Последовавшее за этим решение Рахоя применить физическую силу, чтобы навязать свою волю гражданам, решившим воспользоваться базовым правом, предоставляемым им демократией, стало пугающим напоминанием о прошлом Испании и весьма мрачным предвестником будущего.

Это диктатура.

Разумеется, никто на самом деле не верит в то, что стремление Каталонии к независимости угаснет после воскресных кровавых столкновений, в результате которых сотни людей получили травмы.

Вероятно, действия Рахоя наоборот перевели эту кампанию в новую, более радикальную фазу, возможно, подготовив почву для новых столкновений, встречного насилия и начала подобных протестов в других частях страны, к примеру, в экономически обделенном регионе Галисия.

В Стране Басков, где сепаратисты ЭТА вели длительную террористическую кампанию, в результате которой 800 человек погибло и тысячи были ранены, мечта о независимости оказалась под угрозой, но о ней не забыли.

Опасность заключается в том, что новое поколение более молодых басков, которые убеждены в том, что Мадрид забыл о них, и которых возмущает то, что произошло в Барселоне, возможно, захотят пересмотреть решение ЭТА о бессрочном перемирии и разоружении, принятое в 2010 году.

Цепная реакция после попыток правительства подавить референдум в Каталонии может выйти за пределы Испании. В определенный момент в прошлом организация ЭТА тайно поддерживала связь с Ирландской республиканской армией (ИРА) в период острого конфликта в Северной Ирландии. Тогда эти две группировки активно делились опытом друг с другом.

Белфаст, как и Бильбао, является еще одним местом, где несогласное меньшинство тоже не испытывает особого восторга от таких мер, как деволюция, ограниченная автономия и распределение полномочий.

Маргинальные группировки, такие как новая ИРА, совершившая несколько терактов с 2012 года, находят оправдание своим действиям в насилии со стороны государства.

Сходства между Каталонией и другими предполагаемыми очагами сепаратизма в Европе, возможно, преувеличены. «Лига Севера» имеет довольно значительное влияние в некоторых частях севера Италии, но она не настаивает на независимости всерьез.

То же самое можно сказать о консервативных националистах Баварии на юге Германии и Тироля, чье недовольство часто находило выход посредством Христианско-социального союза — «сестринскую» партию правящего Христианско-демократического союза Ангелы Меркель.

Более близким примером для сравнения может послужить Шотландская национальная партия.

Однако с каталонскими националистами все эти группы объединяет их неприязнь по отношению к централизованной власти государства.

Прежде результаты многих опросов показывали, что большинство каталонцев не поддерживают независимость от Мадрида.

Но, как и в Шотландии, большинство, очевидно, сомневается в легитимности далекого центрального правительства, которое говорит на другом языке, прибегает к политическому диктату, вводит несправедливые налоги и отдает меньше, чем забирает.

Попытка Рахоя и его министров представить движение за независимость Каталонии как часть более масштабного и начавшегося недавно подъема в странах Европы правого национализма, ксенофобии и популизма, была откровенной клеветой. Многие каталонцы не верят правительству в Мадриде. Но это вовсе не значит, что они отказываются от таких ценностей, как терпимость и инклюзивность. Любой, кто побывал в Барселоне, скажет, что все как раз наоборот.

Однако различия могут размываться.

Читайте также:  Внимание! результаты розыгрыша грин-карты! что делать в случае выигрыша? - иммигрант

Такие политики, как новый лидер «Лиги Севера» Маттео Сальвини (Matteo Salvini), с радостью пользуются недоверием и разочарованностью избирателей в центральном правительстве, чтобы продвинуть свои антииммигрантские, исламофобские и националистически-популистские программы. Во Франции ключевым посланием «Национального фронта» на президентских выборах была идея о том, что государство лишилось дееспособности. Именно это стало основой противоречивой политической программы этой партии на выборах.

В прошлом году Партия независимости Соединенного Королевства Найджела Фараджа (Nigel Farage) сделала нечто подобное в Великобритании, сыграв на недоверии к «политической элите», чтобы мобилизовать поддержку Брексита.

На сентябрьских выборах в Германии ультраправая партия «Альтернатива для Германии» всерьез поколебала позиции двух ведущих партий, чей рейтинг упал до рекордно низкого уровня.

Успех «Альтернативы для Германии» стал проявлением не столько принятия принципов неофашизма, сколько стремлением отказаться от сложившегося статус-кво.

Если рассматривать восстания в Каталонии в этом более широком контексте, они являются проявлением хаотичного, общеевропейского, многоуровневого разрушения авторитета и легитимности традиционного, всесильного, единообразного национального государства, а также постепенной утраты контроля основными левоцентристскими и правоцентристскими партиями. Храбрые избиратели Каталонии встали в авангарде нового движения к такой Европе, в которой идентичность будет пересматриваться радикальным образом. Если лидеры и правительства, подобно правительству Рахоя, будут упорствовать и отказываться проявлять гибкость, они рискуют лишиться своих позиций.

Источник: http://www.inosmi.info/posledstviya-referenduma-v-katalonii.html

Хватит кормить Мадрид

Весь сентябрь на улицах Барселоны, столицы испанского региона Каталония, неспокойно. На площадях группы жителей скандируют «No pasaran!» и «Volem Votar!» (мы хотим голосовать!). Их не останавливает местная полиция, а для наведения порядка Мадрид стягивает в город испанский аналог нацгвардии.

В ответ власти региона подогревают ситуацию, призывая каталонцев не сдаваться и доказать свою исключительность 1 октября на референдуме о статусе Каталонии. Такое стремление к особости уже характеризуется центральным правительством не иначе как сепаратистский мятеж, проведение референдума как нарушение испанского законодательства, а всем к нему причастным угрожает правовая ответственность.

Стороны конфликта постоянно поднимают ставки, доводя кризис до состояния, которое испанские СМИ уже называют «близким к непоправимому».

Власти Каталонии объявляют о переходном состоянии правовой системы региона и фактическом отказе от следования некоторым законам Испании — в ответ Конституционный суд Испании заявляет о неправомерности этого решения.

Мадрид выпускает постановление о приостановлении статуса автономии Каталонии и заявляет о готовности предпринять все необходимые меры для предотвращения всех незаконных действий Барселоны.

В подтверждение этому для консультаций в столицу Испании вызываются мэры каталонских городов, выразившие поддержку референдуму (более 600 человек). Последствием же таких резких действий становится рост поддержки идеи референдума и внутреннего раскола уже в общенациональном парламенте Испании.

Немалую роль в этих событиях играют финансовые отношения региона с центральным правительством.

Каталония производит около пятой части ВВП страны (около 200 млрд евро), но при этом ежегодно регион вносит в госбюджет от 5 до 16 млрд евро — больше, чем получает обратно.

Это позволяет местным националистам говорить, что Каталония фактически «кормит» всю страну, и этот лозунг находит серьезную поддержку у населения.

Противостояние достигало своего апогея еще в 2012 году, когда отказ центрального правительства в просьбе предоставить автономии возможность самостоятельно определять уровень налоговых отчислений в местный бюджет спровоцировал полуторамиллионную демонстрацию с лозунгом «Каталония — новое государство Европы».

Ясна и недавняя попытка Мадрида отрезать властей региона от государственного финансирования и тем самым лишить средств для проведения плебисцита.

Это вполне обоснованно стало причиной появления собственного налогового агентства, которое ставит своей целью перехват всех финансовых потоков региона под управление Барселоны.

Каталония всегда стремилась позиционировать себя как особый регион Испании. Этому способствуют богатая история региона как независимого государства, так и борьба за сохранение его наследия уже в рамках Испании. К примеру, будучи у власти, генерал Франко полностью запретил использовать местный каталанский язык.

Стоит заметить, что государственное устройство Испании изначально несло в себе потенциал для конфликта. После продолжительного существования сверхцентрализованной Испании при Франко в 1978 г.

принимается новая конституция, по которой Каталония получает автономный статус и официальное признание каталанского языка, но унитарная форма устройства страны не отменяется, а пределы полномочий автономии определены нечетко.

Именно эта размытость стала причиной затянувшегося противостояния региональных и центральных властей, а главным инструментом этой борьбы — референдумы.

Уже в 2009—2011 гг. в ряде городов региона состоялась серия неофициальных референдумов по вопросу независимости, а ее завершением стали досрочные региональные выборы в 2012 году.

Абсолютное большинство в парламенте получили партии сторонников независимости, а в январе 2013 г. парламентом провозглашается Декларация о суверенитете.

Последним шагом должен был стать запланированный на 2014 год референдум о независимости, который, однако, усилиями Мадрида был низведен до опроса, не имеющего юридической силы.

Новую же силу идее референдума придал прошлогодний плебисцит в Великобритании, приведший к процессу выхода страны из ЕС и полномасштабному европейскому кризису, которым и решили воспользоваться каталонцы.

Этому способствует и неоднозначность позиции ЕС, которую озвучил председатель Еврокомиссии Юнкер: «Если в Каталонии будет сказано «да», мы отнесемся к этому с уважением, но Каталонии придется проходить процесс вступления в ЕС с нуля».

Сторонники независимости Каталонии традиционно ссылаются на прецедент Косово, которое отделилось от Сербии посредством референдума и было признано всеми странами ЕС, кроме Испании, что примечательно. Остается только наблюдать за тем, как европейские страны способны быть верными принципу праву народов на самоопределение, но уже на своей территории.

Антон Тамарович,
политолог

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/09/24/73959-hvatit-kormit-madrid

Банки и фирмы бегут из Каталонии, опасаясь независимости и нестабильности

Последствия исхода бизнеса после проведенного 1 октября референдума о независимости Каталонии могут оказаться «трагическими» для каталонцев. Многие банки и предприятия решили покинуть регион, опасаясь его выхода из состава Испании, отмечается в комментарии DW.

Основная причина — политическая, экономическая и финансовая нестабильность, а также «неясное будущее» Каталонии.

Предприятия, в случае выхода Каталонии из состава Испании и, соответственно, из Евросоюза, будут отрезанными от своих традиционных рынков таможенными барьерами — не только от испанского и рынков других стран ЕС, но и тех государств, с которыми у Евросоюза имеются выгодные торговые соглашения.

По имеющимся данным, 540 банков и фирм уже сменили свой юридический и налоговый адрес в Каталонии на другие регионы страны. Другие каталонские предприятия сделали это еще раньше, многие собираются осуществить это намерение в ближайшее время.

В частности, о переезде объявили крупнейшие каталонские банки — CaixaBank и Sabadell. Они обосновались в Валенсии и Аликанте. Съезжают и менее значимые финансовые учреждения: банк Criteria перебрался на Балеарские острова, Arquia Banca — в Мадрид, а Banco Mediolanum — в Валенсию.

Поменяли адреса ведущие страховые компании — Аха, Catalana Occidente и Divina Pastora, энергетический гигант Gas Natural и Ballenoil, крупные строительные организации — Copasa, Colonial и Abertis.

Их примеру также поледовали производитель популярного в Испании пива — Mahou San Miguel, крупнейшее издательство Planeta, клиники DVD dental и Terre de Ponent, туристические компании EDreams Odigeo и Sanantur.

Ушедшие из Каталонии в последние дни компании платили примерно 10% налогов, собираемых в регионе с предприятий. Кроме того, в Испании реализуется примерно половина всей производимой в Каталонии продукции.

Наконец, известно, что многие сторонники независимости занимают леворадикальные позиции и в случае обретения независимости намерены добиваться национализации частных предприятий. Это, естественно, беспокоит каталонских бизнесменов.

Отметим, эксперты давно предупреждали о рисках и для всей страны, и для проблемного региона в связи с проведением референдума об отделении Каталонии. Это может снизить уровень потребления в стране, отпугнуть иностранных инвесторов, а также ослабить евро. Кроме того, снизятся доходы региона от туризма.

В итоге это может привести к снижению объема иностранных инвестиций в нестабильный регион, сказаться на курсе евро и способствовать распродаже суверенных бондов Испании. Рейтинговые агентства S&P и Moody's на прошлой неделе предупредили, что регион ждет глубокий экономический кризис.

Каталония при этом — один из самых благополучных районов Испании. ВВП этой автономной области выше, например, чем у Португалии. Регион обладает развитой экономикой и отличается одним из самых высоких индексов социально-экономического развития в Испании.

Источник: https://www.newsru.com/finance/16oct2017/ctalanafterr.html

Ссылка на основную публикацию