Pew research center опубликовал данные о проценте иммигрантов в европе — иммигрант

Миграционный кризис в Европе через призму статистических данных

Политика в фокусе

УДК 325.1

МЕДУШЕВСКИЙ Николай Андреевич — кандидат политических наук, доцент кафедры культуры мира и демократии Российского государственного гуманитарного университета (115446, Россия, г. Москва, Коломенский пр., 21; Lucky5659@yandex.ru)

МИГРАЦИОННЫЙ КРИЗИС В ЕВРОПЕ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ СТАТИСТИЧЕСКИХ ДАННЫХ

Аннотация. Статья посвящена исследованию современного миграционного кризиса в Европе. Основой исследования служат статистические данные европейской статистической службы Eurostat и американского Pew Research Center.

Автор обращается к рассмотрению путей миграционного транзита, анализирует демографический эффект от возрастающей миграции и рассматривает статистику депортации по отдельным странам ЕС.

В статье находят свое подтверждение тезисы о расширении миграционного кризиса в связи с увеличением числа мигрантов и о потенциальной трансформации демографической структуры общества в отдельных странах ЕС.

Ключевые слова: миграция, беженцы, транзитные маршруты, демография, депортация

Введение

Миграционный кризис в Европе в последние 5 лет неуклонно расширяется.

Этому способствуют увеличение миграционных потоков и приток беженцев из неблагополучных арабских и африканских стран, экстенсивная политика Европейского союза, который, ссылаясь на естественные права человека на перемещение и безопасность, не предпринимает жестких шагов по ограничению миграции, а также агрессивная политика США и коалиции НАТО в отношении недемократических стран «третьего мира», особенно в тех случаях, когда речь идет об управлении энергетическими ресурсами [Коробков 2015].

Данные 3 фактора создают патовую ситуацию, при которой европейские государства сами провоцируют миграцию тем, что не могут сказать ей «нет», не нанеся тем самым весомый удар по собственным идеологическим установкам.

Как следствие, увеличивается ежегодный приток мигрантов, и государства Европы оказываются вынужденными искать промежуточные решения, в числе которых возврат части мигрантов в Турцию [Тимофеев 2016], ограничение перемещения мигрантов на границе с третьими странами, например Сербией или Россией1, распределение мигрантов по территории стран ЕС, не затронутых миграцией2, и даже, возможно, направление части мигрантов в Грузию и на Украину в обмен на финансирование3. Отметим, что все эти меры не несут в себе решение проблемы и не влияют на истоки миграции.

Транзитные маршруты

При этом высокую стабильность демонстрируют два миграционных маршрута, ведущих в Европу [Винокурова 2016]. Первый и наиболее устоявшийся проходит через Ливию.

Им пользуются преимущественно беженцы с Африканского континента, хотя часто к этому потоку примыкают беженцы, едущие из Сирии, Ирака и даже Турции (в случае с Турцией речь идет о транзитных беженцах).

Их путь проходит через Египет и Судан [Kirkpatrick 2015]. Ливия для данного потока

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/migratsionnyy-krizis-v-evrope-cherez-prizmu-statisticheskih-dannyh

Иммигранты выживают коренных американцев

    • Опубликована
    • 12.02.2008 в 18:39

Исследователи из Pew Research Center строят самые неутешительные прогнозы. Даже при том условии, что американские власти попытаются как-то повлиять на численность иммигрантов и урегулировать ее, США ждет крайне резкое изменение структуры населения по этническим группам.

Так, выходцы из Латинской Америки значительно повысили свой уровень рождаемости по сравнению со средним по стране. К 2050 году их численность будет составлять 29% от общей численности населения.

Потомки приехавших из Африки никак не изменят своего положения, все так же составляя 13%, а вот азиатские корни будут иметь 9% населения США. На 100 американцев работоспособного возраста к 205 году будут приходится 72 нетрудоспособных.

По данным исследователей, это связано с выходом на пенсию рожденных в период так называемого «бэби-бума» — сразу после Второй мировой войны.

В то же время государственное Бюро статистики склонно отрицать данные исследования Pew Research Center , предполагая, что поводов для особенного беспокойства нет, и численность населения будет расти не такими нечеловеческими темпами.

Между тем, Бюро, похоже, просто старается не усугублять ситуацию, пытаясь сгладить углы. Еще в 2006 году число иммигрантов в США достигло рекордной отметки в 37,5 миллионов человек. 80% составляют выходцы из все тех же стран Латинской Америки и Азии.

Это чревато довольно неравномерным распределением населения по уровню дохода и образования. Большая часть латиноамериканских иммигрантов не имеют диплома о высшем образовании, а почти 50% выходцев из Азии, как минимум, щеголяют дипломом бакалавра.

В то же время лишь четверть коренных американцев закончила вуз.

Большая часть иммигрантов сосредоточена в Калифорнии – 27%. В то же время 43% не общаются на английском языке со своими родными. Меньше всего приезжих насчиталось в Вирджинии – около 1,2%.

Между тем, согласно статистике, в трети самых густонаселенных округов США большинство уже составляет именно небелое население. Почти в каждом десятом округе цветное меньшинство стало большинством.

Например, в Вашингтоне уже живет больше латиноамериканцев, чем в Эль-Пасо.

Несмотря на прогнозы Pew Research Center , к иммигрантам коренное население Америки относится вполне терпимо.

В прошлом году большинство американцев высказалось за предоставление легального статуса и упрощения процедуры получения гражданства иммигрантам при условии, что те будут исправно платить государственные сборы, учить английский язык и вообще, полностью соответствовать критериям, указанным в пакете новых иммиграционных законов США. В том же 2007 году, увы, Сенат США отверг законопроект Джорджа Буша об упрощении процедуры получения американского гражданства. После срыва Сенатом США крупнейшей за последнее время иммиграционной реформы, телефоны в здании верхней палаты парламента вышли из строя, не выдержав бури звонков от возмущенных граждан. В общей сложности, Джордж Буш предлагал легализовать около 12 миллионов иммигрантов. Собственно, учитывая процент приезжих в США хотя бы на 2006 год, сорванные телефоны в верховной палате не кажутся чем-то удивительным.

Источник: http://www.newsinfo.ru/articles/2008-02-12/mirgation_usa/537276/?modified_time=

Большинство европейцев недовольны миграционной политикой Евросоюза

Абсолютное большинство жителей Евросоюза недовольны политикой, которую Брюссель проводит в отношении беженцев, и требуют вернуть часть полномочий в этом вопросе на уровень национальных правительств. При этом общее число евроскептиков в ЕС заметно выросло. Об этом свидетельствуют данные опроса, которые провел исследовательский центр Pew Research Center из Вашингтона.

В исследовании приняли участие жители десяти стран Старого Света. Выборка получилась достаточно репрезентативной: в ней представлены и государства Южной и Центральной Европы, через которые идут основные миграционные потоки, и сравнительно благополучные члены ЕС — такие как Германия, Франция и Швеция.

Респонденты отвечали на вопрос: «Поддерживаете ли вы или отвергаете ту форму, в которой Европейский союз решает проблему миграционного кризиса?» И хотя градус недовольства в разных странах отличается, разочарование европейцев миграционной политикой Брюсселя налицо.

На первом месте по числу недовольных Греция: 94 процента жителей сказали решительное «нет» действиям европейских чиновников.

Около 80 процентов беженцев въехали в Германию без паспортов

В Швеции с курсом Брюсселя не согласны 88 процентов участников опроса. Замыкает тройку Италия (77 процентов недовольных).

Высок процент недовольства также в Испании, Венгрии и Польше, чьи правительства традиционно критикуют Брюссель и Берлин за политику «открытых дверей» в отношении беженцев (хотя последние обычно обходят стороной польские рубежи, чего не скажешь о венгерской границе).

Как пишет немецкая газета «Вельт», комментируя результаты опроса в Германии, почти две трети немцев (67 процентов) «распрощались с эйфорией по поводу лозунга «Беженцы, добро пожаловать!», который стал девизом правительства канцлера Меркель.

В целом уровень евроскептицизма по различным вопросам в ЕС заметно вырос: по данным Pew Research Center, он составляет в среднем по десяти странам 47 процентов — именно столько респондентов «выказали негативное отношение к Европейскому союзу».

Взгляд из Германии

В Дюссельдорфе полиция задержала шестерых беженцев, подозреваемых в поджоге временного общежития на территории выставочного комплекса. Ущерб от ЧП составил около 10 миллионов евро. В результате пожара 28 человек получили отравление угарным газом.

В общежитии жили около 300 беженцев-мужчин из Сирии, Ирака и Афганистана. По данным федеральной полиции Германии, с января по апрель 2016 года полиция ФРГ задержала 114 255 нелегально въехавших через австрийско-германскую границу мигрантов.

Около 91 000 беженцев не обладали документами, удостоверяющими личность. Как сообщает Bild, более 4200 человек, попавших в Германию без документов, было объявлено в розыск.

По информации газеты Welt, в Германии наряду с 1,5 миллиона зарегистрированных беженцев в настоящее время нелегально находятся около 300 тысяч человек. Об их статусе и личных данных полиции ФРГ ничего не известно. Некоторые не подают заявление на предоставление убежища из страха получить отказ.

Как сообщает Федеральное ведомство по делам миграции и беженцев, беженцы из Сирии могут вызвать в Германию около полумиллиона родственников. Каждый сириец имеет право претендовать на воссоединение с семьей — супругами, детьми или — для несовершеннолетних — родителями.

Вердикт

Расположенный в Люксембурге Европейский суд, высшая судебная инстанция ЕС, вынес неоднозначный, по оценке экспертов, вердикт. Он признал право мигрантов, незаконно въезжающих в шенгенскую зону, не быть заключенными под стражу и иметь право на депортацию в течение 30 суток.

В Великобритании мигрантов оценят по очкам

По сведениям Gardian, cуд согласился с тем, что власти Франции неправильно отправили за решетку гражданку Ганы Селин Аффун. Она оспаривала в Европейском суде ее содержание под стражей во Франции.

Женщина имела фальшивые проездные документы, когда была задержана французской полицией во время передвижения на автобусе, который направлялся в 2013 году в Лондон из бельгийского Гента. Она предоставила стражам правопорядка на КПП у въезда в Британию бельгийский паспорт с именем и фотографией другого человека. После этого ее поместили в полицейский участок.

Женщине предъявили обвинение в незаконном въезде на территорию Франции. Французские власти впоследствии попросили Бельгию о реадмиссии гражданки Ганы на свою территорию.

Европейский суд заявил, что директива ЕС о депортации нелегальных мигрантов означает, что любое государство-член Евросоюза не должно заключать в тюрьму мигранта из страны, которая не входит в состав ЕС.

В вердикте судей говорится: директива предусматривает то, что мигранту должен быть дан шанс вернуться домой добровольно до применения принудительных мер по его депортации, если они необходимы.

«Если добровольный выезд мигранта не происходит, директива требует от государств-членов осуществлять принудительную депортацию с использованием наименее жестких мер», — постановил суд в Люксембурге.

Нелегальные иммигранты могут быть заключены в тюрьму, если они отказываются быть высланными из страны въезда или пытаются повторно въехать в нее после того, как однажды уже были депортированы. Они также могут быть задержаны, если они совершили какое-то другое преступление.

ТЕКСТ. Инфографика РГ/Леонид Кулешов/Екатерина Забродина

Источник: https://rg.ru/2016/06/08/bolshinstvo-evropejcev-nedovolny-migracionnoj-politikoj-evrosoiuza.html

«Подвели с пробиркой»: как и когда могут исчезнуть коренные европейцы

Американский научно-исследовательский центр Pew Research Center опубликовал результаты исследования под названием «Растущее мусульманское население Европы».

У документа есть и подзаголовок, который, как кажется, должен пугать европейцев, «Доля мусульман в населении Европы, как ожидается, увеличится даже без будущей иммиграции».

Зачем оно вообще было проведено, сайту «Звезды» пояснил эксперт Российского института стратегических исследований (РИСИ) Игорь ПШЕНИЧНИКОВ.

Игорь Пшеничников: Какова цель этого исследования? Предупредить об опасности исчезновения коренных европейцев? Сомнительно. Скорее успокоить достопочтенную европейскую публику, которая с большой тревогой смотрит на иммигрантское цунами последних лет.

Согласно исследованию Pew Research Center, с 2010 по 2016 год численность мусульман на Европейском континенте возросла с 19,5 до 25,8 миллиона человек, что составило 4,9 % европейского населения.

Видимые причины лавинообразного роста численности «гостей» известны.

Это войны в Ливии, Ираке, Сирии и в целом очень «горячая» ситуация на Ближнем Востоке и в Северной Африке, спровоцированная попытками коллективного Запада во главе с США «демократизировать» страны этих из без того веками неспокойных регионов.

Авторы исследования смоделировали три варианта соотношения мусульман и коренных европейцев к 2050 году при трех уровнях иммиграции: при нулевой иммиграции, то есть, скажем прямо, при нереальной ситуации, предполагающей, что поток иммигрантов остановился уже сегодня и никогда не возобновится; при среднем уровне иммиграции, то есть при уровне, наблюдавшемся до 2010 года; и при высоком уровне иммиграции, который наблюдается сейчас.

Читайте также:  Иммиграция в сингапур - как переехать на пмж из россии

Итак, при нулевой иммиграции к 2050 году в Европе, как предполагается, будет проживать 35,8 миллиона мусульман, что составит 7,4% населения Европы.

Рост численности иммигрантов в этом случае будет обеспечен лишь естественными причинами – высокой рождаемостью, характерной для мусульман и вообще для выходцев с Востока.

При среднем уровне иммиграции к середине века в Европе будет, как предполагается, уже 57,9 миллиона мусульман, или 11,2 % населения континента, что будет обеспечено как самой иммиграцией, так и рождаемостью. При высоком уровне мусульман может насчитываться уже 75,6 миллиона, или 14%.

Нулевой уровень иммиграции можно даже не рассматривать, как, собственно, и средний уровень, поскольку события последних лет показали, что Европа при наличии соответствующих законов, не предусматривающих эффективные меры противоборства с новой иммиграционной реальностью, не смогла справиться с задачей поставить заслон на пути «гостей». Усугубило проблему то, что в самом начале развивавшегося миграционного кризиса, который тогда таковым еще не казался, некоторые страны Европы, особенно Германия, опрометчиво (опрометчиво ли?) заявили о готовности принять всех желающих. Теперь они изменили публичную позицию.

Но, судя по всему, поздно. В Европе уже столько «пришлых», что этот фактор оказывает прямое воздействие на социально-политическую ситуацию в ее странах.

Канцлер ФРГ Ангела Меркель де-факто потерпела фиаско на последних выборах в бундестаг: ее политика «открытых дверей» вызвала бурю возмущения среди немцев.

В результате созданная лишь четыре года назад партия «Альтернатива для Германии», выступившая против миграционной политики Меркель, пробилась в немецкий парламент.

На аналогичной патриотической волне серьезных успехов на последних выборах в Австрии в октябре 2017 года добилась Австрийская народная партия во главе с Себастьяном Курцем. Аналогичная позиция Марин Ле Пен и ее «Национального фронта» позволила ей выйти во второй тур президентских выборов во Франции в этом году, что говорит о широкой поддержке французами идеи остановить иммиграцию.

В пользу того, что Европа не способна или не хочет решить проблему иммиграции, говорит тот факт, что евробюрократия, как мантру, повторяет идею введения для каждой страны ЕС квот на размещение иммигрантов. Вместо того чтобы предпринять меры для обуздания непрошенных гостей, в Брюсселе твердят о квотах. Этот вопрос был среди главных на саммите ЕС, который прошел 14–15 декабря.

По вопросу иммиграции ЕС раскололся, и, судя по всему, навсегда. Еврокомиссия и Европарламент настаивают на том, чтобы все страны Евросоюза согласились с введением квот на прием иммигрантов для каждой страны ЕС в зависимости от ее ВВП и численности населения.

За это ратуют, в частности, Греция и Италия, которые из-за своего географического положения оказались «воротами» для иммигрантов с Ближнего Востока и севера Африки. Однако страны «Вышеградской четверки» – Польша, Чехия, Словакия и Венгрия – выступают решительно против идеи обязательных квот на прием беженцев, которые въехали в ЕС через другие страны Евросоюза.

 «Вышеградская четверка» заявляет о своем стремлении сохранить национальную и культурную идентичность и защитить свои народы от «размывания» иммигрантами.

Между тем даже наихудший сценарий, смоделированный Pew Research Center и предсказывающий рост числа мусульман в Европе к 2050 году до 75,6 миллиона, – на самом деле не наихудший. Кто может с уверенностью сказать, какой уровень иммиграции в Европу будет хотя бы в ближайшие годы?

Если предположить, что США попытаются разжечь войну с Ираном, тогда миграционные потоки в Европу превысят уже существующие, взятые за основу наихудшего сценария. А то, что Иран взят Вашингтоном на мушку, ясно уже сейчас.

Достаточно посмотреть, как Белый дом устами своего представителя в ООН Никки Хейли создает негативное информационное поле вокруг Ирана. Хейли заявила, в частности, что Иран спрятался за «ядерным соглашением» и производит ракеты в нарушение резолюций СБ ООН.

И добавила, что США намерены создать международную коалицию для противостояния Ирану: «Вы увидите, что мы создадим коалицию, чтобы реально противостоять Ирану и тому, что они (власти Ирана) делают».

Помнится, как в октябре 2003 года Колин Пауэлл потрясал на Генассамблее ООН пробиркой с «биологическим оружием» Ирака, что стало оправданием для вторжения США в эту страну.

Потом наличие ОМП у Ирака было опровергнуто, но тем не менее эта страна уже в руинах, Саддам Хуссейн убит, а территория Ирака превратилась в плацдарм для создания ИГИЛ из разогнанных и потерявших работу военнослужащих иракской армии.

Заявления Хейли очень напоминают «пробирку Паэлла», и потому прогнозы о том, что к 2050 году мусульмане составят 14% европейского населения, представляются весьма оптимистичными.

Больше похожи на правду выводы британского христианского издания Faith Survey. В 2067 году, пишет Faith Survey, при нынешнем уровне иммиграции мусульман и их рождаемости в Великобритании «не останется ни одного христианина, который родился бы в стране».

Поскольку христианство – основная историческая религия британцев, то это означает, что местное население просто выродится, уступив место «гостям».

Не это ли ждет и всю Европу? И разве европейские элиты этого не понимают? А если понимают, то почему не останавливают иммиграцию и не способствуют рождаемости?

Отчасти ответ на эти вопросы может дать публикация в немецкой газете Rheinische Post в феврале этого года.

Газета привела выдержки из закрытого правительственного доклада, откуда следует, что «решение канцлера ФРГ Ангелы Меркель пустить в страну около 1,5 миллиона мигрантов-мусульман, в основном в период между 2015 и 2016 годами, было прежде всего не гуманитарным жестом, а преднамеренной попыткой предотвратить демографический спад в Германии и сохранить жизнеспособность немецкого социального государства». В этом докладе отмечается, что «нынешний уровень рождаемости в Германии – 160 родившихся детей на 100 женщин – гораздо ниже необходимого уровня воспроизводства населения – 210 родившихся детей на 100 женщин. Поэтому Германии необходим постоянный приток в размере 300 тысяч мигрантов в год, чтобы сохранить стабильным нынешний уровень населения к 2060 году». Понятно, что без людей экономика работать не будет. Однако будут ли эти люди коренными немцами? Об этом фрау Меркель и ее окружение как-то не подумали? Или подумали, но промолчали?

Но возникает другой вопрос: почему немцы, как и прочие европейцы, не рожают детей? Во всех без исключения странах Европы наблюдаются «отрицательная рождаемость» и снижение численности коренного населения.

Вот тут-то любой честный аналитик неминуемо придет к выводу, о котором в России пока говорят либо с усмешкой, либо просто отмахиваются как от чего-то странного и непонятного.

Речь идет о том, что основой всей социально-политической жизни коллективного Запада в последние два десятка лет стала так называемая «гендерная идеология», лишь одним из видимых проявлений которой является легализация однополых браков во всех странах Евросоюза, как, впрочем, в США, Канаде, Австралии и других странах, относящих себя к «цивилизованному» миру.

При этом надо учитывать, что «гендерная идеология» (выросшая из псевдонаучной «гендерной теории») рассматривает мужской и женский пол не как таковые, а в ряду других «гендеров», которых на Западе насчитывается уже несколько десятков.

Именно эта «гендерная идеология» лежит в основе недавнего предложения, направленного  официальным Лондоном в ООН, признать неправомерным выражение «беременная женщина» и вместо этого ввести понятие «беременный человек».

Зачем? Чтобы не дискриминировать так называемых трансгендеров (один из множества «гендеров») – в данном случае природных женщин, которые, естественно, могут рожать детей, но хотят, чтобы окружающие считали их мужчинами.

Такой же сыр-бор уже более года наблюдается в США вокруг решения администрации уже бывшего президента Обамы «учредить» в средних школах «туалеты для трансгендеров», которые могут посещать все, кто считает себя таковыми.

Обращает на себя внимание то, что «гендерная идеология» нацелила свою пропаганду прежде всего на детей, утверждая, что ребенок, вне зависимости от своего «природного гендера» (мы, «непросвещенные», до сих пор называем это полом), должен сам, без давления со стороны родителей и общества, определить свой «гендер».

Бред, сумасшествие? В том-то и дело, что да. Но этот бред уже лежит в основе всего западного «цивилизованного» общества, которое скоро просто перестанет рожать детей.

Тем-то и объясняются закрытый доклад правительства ФРГ, политика «открытых дверей» Меркель, а также намерение евробюрократии  навязать-таки всем странам ЕС квоты на прием беженцев.

Одним словом, Европа имеет дело с замещением коренного населения выходцами с Ближнего Востока. Этот процесс идет полным ходом.

Насколько долгим и действенным будет противостояние стран «Вышеградской четверки» и всех здравомыслящих европейцев  этому процессу, неясно.

Руководство стран «Вышеградской четверки» может смениться, а население можно уговорить и даже заставить верить в то, что гости с Востока – это хорошо. Меркель же временно это удалось.

А что касается прогнозов американского Pew Research Center, то они в свете всего вышесказанного видятся как некая убаюкивающая сказка, чтобы успокоить европейских «аборигенов»: мол, даже при худшем сценарии доля иммигрантов и их потомков в размере 14% к 2050 году не кажется такой уж драматичной. Но когда сбудется предположение о том, что во второй половине XXI века в Европе не останется местных жителей, то немногие оставшиеся в живых – представители европейских элит, которые сегодня навязывают квоты и продвигают «гендерную свободу», – скажут: «Наш прогноз был неверен».

Колин Пауэлл тоже признал потом, что его подвели с пробиркой…

Игорь Пшеничников

Источник: https://riss.ru/smi/46403/

Магия цифр. Католическая Церковь теряет верующих даже в своих традиционных вотчинах / Православие.Ru

В официальной ватиканской газете L’Osservatore Romano в конце марта появилось интервью с монсеньором Витторио Форменти, главным редактором статистического ежегодника Annuario Pontificio.

Он заявил, что мусульман в мире стало больше, чем католиков, – 1,25 млрд. человек против 1,13 млрд. Виной всему, по словам Форменти, высокая рождаемость в мусульманских семьях.

Католики за ними просто не поспевают.

Однако цифра 1,13 млрд., которая содержится в Annuario Pontificio, – заметное приукрашивание действительности. Из епархий в Ватикан поступают данные о том, сколько человек были крещены.

Крестит Церковь немало, но крещеный ребенок вовсе не обязательно, повзрослев, станет посещать богослужения и вообще считать себя католиком. Таким образом, в Ватикане, по всей видимости, склонны преувеличивать число людей, мнение и убеждения которых выражает и представляет Католическая Церковь.

Папа Римский, конечно, остается «главой миллионов католиков», но миллионы эти постепенно сокращаются.

Падение бастионов

В 2002 году во Франции, по данным Compara-tive Study of Electoral Systems, лишь 8% населения регулярно (то есть раз в неделю) посещали католические богослужения. Начиная с 1995 года около полумиллиона австрийцев покинули Католическую Церковь.

Впрочем, Ватикан, похоже, давно махнул рукой на эти прежние оплоты католицизма в старушке Европе. В последние годы все свои надежды на Старом континенте он связывал с такими странами, как Испания, Ирландия, Польша.

Впрочем, и там, как показывают социологические исследования, для Церкви наметились малоприятные тенденции.

Испанская исследовательская организация Investiga прошлым летом опросила 1600 человек в возрасте от 15 лет на предмет их религиозности. 73,8% опрошенных назвали себя католиками. При этом выяснилось, что лишь 36% еженедельно ходят в церковь.

Читайте также:  В польше критическая нехватка медсестер - иммигрант

По данным организации Centro de Investigaciones Sociologicas за 2002 год, католиков в стране – 80%, а богослужения регулярно посещает лишь четверть испанцев. Еще более интересен опрос, проведенный в 2006 году исследователями из Harris Interactive для британской газеты Financial Times. Он показал, что лишь 48% испанцев… верят в Бога.

Выяснилось, что 30% жителей страны – агностики, еще 11% – атеисты. Для многих католицизм – часть национальной идентичности, и не более того.

«Многие испанцы не чувствуют связи с церковными установлениями, догмами, моралью, – говорит иезуит Хосе Игнасио Витон, профессор Мадридского университета Понтифиция Комийас. – Они уважают Церковь. Они разделяют защищаемые ею ценности. Но они не могут следовать этим ценностям в повседневной жизни, соответствовать предписаниям».

В 2006 году ирландские социологи по поручению государственного информационного агентства RTE провели исследование, которое показало, что лишь 61% жителей Зеленого острова считают себя религиозными людьми.

В 1990 году еженедельно богослужения посещал 81% ирландцев (для секулярной Европы цифра потрясающая!), в 1998 году уже 60%, в 2002 году – 50%, а в 2006 году – 48%. В ирландских деревнях «посещаемость» церквей за пять лет – с 1997 по 2002 год – снизилась на 17%, даже в городах спад был менее ощутимым.

По состоянию на 2006 год лишь 75% ирландцев считали себя католиками. Католический «корабль» в Ирландии помогают поддерживать на плаву многочисленные иммигранты из Польши.

Католический священник, преподаватель социологии из университетов Чикаго и Аризоны Эндрю Грили считает, что Ирландия, превратившись в европейского экономического гиганта с одним из самых высоких уровней жизни на континенте, «перестала быть аграрной, благочестивой католической страной», каковой ее традиционно считают. Большинство ирландцев верят в Бога, жизнь после смерти и чудеса, но не считает нужным придерживаться католической этики. Они хотят быть католиками «по-своему». Как отмечает Грили, лишь 7% ирландцев в возрасте от 30 до 40 лет доверяют Католической Церкви. При этом 70% доверяют местному духовенству. Местный священник для них – «свой парень», фигура популярная, чуть ли не фольклорная, тогда как «церковная машина», бюрократия их совершенно не прельщают. Говорить о повальном католицизме в Ирландии, как считает Эндрю Грили, не приходится. То же самое, по его мнению, касается Италии и Польши.

Бытует мнение, что католики в Польше составляют свыше 90% населения. В то же время, по данным польского Центра исследования общественного мнения, около 87–89% поляков считают «важными» крещение и похороны по церковному обряду, но при этом готовы назвать себя религиозными людьми лишь 69% опрошенных.

Социологи обнаружили парадокс: 96% поляков утверждают, что они католики, при этом в Бога, как выясняется, верят лишь 95% опрошенных. Немецкие социологи в рамках проекта Aufbruch выяснили, что в 1990-е годы каждый пятый поляк не верил в то, что Христос воскрес.

Лишь 45% жителей страны, по данным Института статистики Католической Церкви, регулярно посещают богослужения. При этом регулярно причащаются только 16,5%.

Если судить по числу крещений, венчаний и похорон по церковному обряду, то в европейских бастионах католицизма «все в порядке».

Однако углубленное изучение проблемы показывает, что волна секуляризма постепенно накрывает Испанию, Ирландию, Польшу, Италию, Португалию, Словению, Словакию.

Копни польского или ирландского католика чуть поглубже – получишь светского европейца, вполне индифферентного к религии.

Закрытие Америки

«Основным оплотом католицизма остается Латинская Америка. В целом на Американском континенте, в Северной и Южной Америке, проживают 49,8% католиков всего мира», – сообщил в интервью L’Osservatore Romano монсеньор Форменти.

Annuario Pontificio ежегодно фиксирует рост числа католиков в этом регионе. Он составляет чуть более одного процента. Едва ли это признак стабильности.

Рост числа католиков объясняется высоким уровнем рождаемости, тогда как в целом Церковь в Америке переживает острый кризис.

Традиционно страной, где проживает наибольшее число католиков, считается Бразилия. Между тем, по данным национального Института географии и статистики, в 2000 году лишь 73,6% бразильцев считали себя католиками.

Если учесть, что в 1960 году таковых было 93,1%, а в 1980 году – 89%, то тенденция для Католической Церкви вырисовывается тревожная. За 40 лет число бразильцев, считающих себя католиками, снизилось почти на 20%. Еще более печальные цифры привел весной прошлого года исследовательский институт Datafolha.

Выяснилось, что свою принадлежность к Католической Церкви готовы подтвердить лишь 64% бразильцев. При этом свыше 90% из них верят в Бога и воскресение Христа, а 86% в непорочное зачатие Девы Марии. Бразильцы принимают ряд фундаментальных католических догматов, но Церковь как институт вызывает у них все большее отторжение.

Результаты опроса были опубликованы в газете Folha de Sao Paolo в мае, накануне визита в страну Папы Римского Бенедикта XVI.

«Вера становится более индивидуальной, поэтому Церковь слабеет», – считает епископ Жозе Нельсон Веструпп из бразильского городка Санту-Андре. В числе основных причин снижения числа католиков нередко называют моральный ригоризм Церкви, а также урбанизацию.

Церковь преимущественно опирается на село, а сельские жители все чаще перебираются в крупные города. Жизнь в городе постепенно разрушает их привычки, в том числе и связанные с религиозной жизнью.

«Городская жизнь основана на потреблении», – констатирует священник Фернандо Альтемейер из Католического университета Сан-Паулу.

На этом поле, по его мнению, католикам сложно состязаться с весьма активными протестантскими миссионерами, которые традиционно связывают веру и материальное благополучие. Сельский житель, оказавшись в городе, не перестает быть верующим, но протестантизм кажется ему более привлекательным, адекватным ситуации.

По данным американского Pew Research Center, 34% населения Бразилии принадлежат к харизматическим протестантским общинам и Церквам, в первую очередь – к пятидесятническим. В Чили к харизматам относит себя 1/5 часть жителей.

По данным демографических исследований, проводившихся по заказу правительства Гватемалы, в конце 1990-х католики составляли 52,6% от населения страны, протестанты – около 30%. В 2006 году Pew Research Center провел собственное исследование в Гватемале, и выяснилось, что католиков в стране 48%, а протестантов – 34%.

Только Annuario Pontificio уже в нынешнем столетии продолжает «упорствовать» и утверждать, что католиков в Гватемале… свыше 70%, тем самым выдавая желаемое за действительное.

Согласно опросу, проведенному в 2004 году Университетом Коста-Рики, католиками считают себя 71,3% жителей страны – при том что годом ранее таковых было 77%. В середине XX века население Колумбии было почти полностью католическим. Сейчас лишь 2/3 колумбийцев заявляют о своей принадлежности к Католической Церкви.

В странах Латинской Америки растет число людей без определенной религиозной принадлежности и просто неверующих. Мексиканский институт статистики, географии и информационных технологий опубликовал в конце марта этого года интересную статистику. Выяснилось, что в стране наблюдается ежегодный прирост числа католиков – 1,7%. Но при этом ежегодный прирост атеистов составляет… 5,2%.

И эти цифры (в отличие от данных католических организаций) никакими крещениями не объяснишь.

«Бога отодвинули на задний план», – сетует архиепископ города Картаго и глава Конференции католических епископов Коста-Рики Хосе Франсиско Уллоа Рохас. Однако, по мнению религиоведа и латиноамериканиста Элио Масферрера, речь вовсе не идет о кризисе веры.

Просто Католическая Церковь теряет позиции в «религиозном супермаркете». «Если Церковь не изменит свою централизованную структуру и авторитарный стиль управления, то в Латинской Америке в ближайшие 15 лет ее ожидает настоящий крах», – прогнозирует Масферрер.

Что касается США, то здесь довольно красноречивую картину дает февральское исследование Pew Research Center. По его данным, 10% американцев – бывшие католики. Общее число католиков год от года остается относительно стабильным лишь благодаря иммигрантам.

Но ведь иммигранты не прилетают из космоса, а приезжают из той же Латинской Америки… Вопреки оптимизму Форменти Католическая Церковь медленно, но верно теряет Американский континент, судорожно пытается спасти положение и постепенно поворачивается в сторону более перспективных регионов.

Миссионерские территории

По большому счету у Католической Церкви осталось лишь три направления для возможной экспансии. Одно из них обозначилось в конце 1980-х – начале 1990-х. Это страны бывшего соцлагеря и республики бывшего СССР.

Однако в таких странах, как Польша, Венгрия, Словакия, Церковь уже выработала свой ресурс, рост ее популярности сменился постепенным спадом. Что касается Белоруссии, Украины и России, то здесь католикам просто не даст развернуться Православная Церковь, которая видит в них своих конкурентов.

В многомиллионной России католиков, по разным оценкам, от 200 до 600 тыс. человек, и едва ли эта цифра в обозримом будущем претерпит существенные изменения.

Другое направление – Африка. Черный континент в последние десятилетия стал отрадой и надеждой Католической Церкви. В 1978 году здесь, по данным Annuario Pontificio, проживало около 55 млн. католиков. Сейчас – свыше 150 млн. Более 13% католиков всего мира – африканцы. Ежегодный прирост верующих – свыше 3%.

«Самые католические» страны – Бурунди (65% населения – католики), Конго (свыше 50%), Демократическая Республика Конго (около 50%), Руанда (48%), Уганда (42%). При этом наиболее показателен «католический бум» в таких странах, как Нигерия, где, по некоторым данным, проживает около 25 млн.

католиков (19% от всего населения страны). За год их число увеличивается на 4,7%. Африка также чемпион по числу католического духовенства и готова экспортировать темнокожих (и довольно консервативных) священников в Европу и США, чтобы воздать «белым миссионерам» сторицей.

Сегодня Католическая Церковь куда больше нуждается во внутренней миссии среди европейцев, чем во внешней.

Причины успеха Католической Церкви в Африке вполне понятны. Это, в частности, высокий прирост населения. Это высокая активность миссионеров. Причем обращают они в католицизм не только «бесхозных» язычников, но и мусульман, которым местный ислам кажется слишком жестким. Впрочем, головокружение от успехов опасно.

Рост числа верующих естественным образом подпитывает амбиции местного духовенства, неудовлетворение которых в будущем чревато конфликтами, схизмой, поиском своего «африканского» пути в католицизме.

II Ватиканский Собор (1962–1965) предоставил африканцам возможность бить в барабаны и танцевать во время мессы, но других послаблений не последовало. Ватикан возлагает на Африку большие надежды, но на ее проблемы подчас закрывает глаза. На юге континента священники на свой страх и риск раздают больным СПИДом презервативы.

В традиционно католической Руанде с середины 1990-х число мусульман увеличилось в 16 раз. Причина – преступления католического духовенства в период геноцида народа тутси.

Третья надежда Католической Церкви – Азия. Католиков здесь приблизительно 113 млн., львиную долю которых составляют филиппинцы. Прирост числа католиков в Азии составляет свыше 2% в год. Достигается он, разумеется, не за счет мусульманских стран.

За последние десятилетия католицизм стал ведущей христианской конфессией в Индии, католики составляют 7% от населения Вьетнама и около 10% от населения Южной Кореи. Около 5 млн. человек являются членами Китайской патриотической католической ассоциации, при этом официальная статистика не дает точных сведений о числе католиков-катакомбников. По данным Ватикана, их чуть ли не 8 млн.

Пока отношения между Святым Престолом и Пекином не нормализуются, говорить о том, сколько в Поднебесной католиков, можно лишь приблизительно.

Поступающие из Азии в Рим отчеты могли бы быть еще более оптимистичными, если бы Церковь не сталкивалась в регионе с ограничениями миссионерской деятельности со стороны правительств (как, например, в том же Вьетнаме или некоторых штатах Индии).

В то же время для Филиппин, единственной традиционно католической страны Азии, характерны (пусть и в несколько смягченном варианте) те же тенденции, что и для стран Латинской Америки. По данным официальной переписи 2000 года, Annuario Pontificio и опроса Pew Research Center за 2006 год, католики составляют чуть более 80% от населения страны.

Читайте также:  Жизнь русских в канаде + сравнение с россией

Их число не растет, а, напротив, постоянно снижается, и протестанты (прежде всего пятидесятники) перехватывают бывших католиков.

Стоит ли Ватикану вообще цепляться за цифры, которые в большинстве случаев ни о чем не говорят? Кто важнее, ценнее для Церкви: небольшие группы убежденных католиков, сохранивших веру в условиях секулярной Европы, или толпы новообращенных африканцев, освоивших лишь азы католицизма и в душе остающихся язычниками? Количество никогда автоматически не переходит в качество. Но, видимо, в Ватикане считают наоборот!

Источник: http://www.pravoslavie.ru/36644.html

Эксперты оценили реальные последствия миграционного кризиса в Европе

Все уже наслышаны о продолжающемся миграционном кризисе в Европе. За последний год количество людей, стекающихся на континент и теснящихся в переполненных опасных лодках, увеличилось. Теперь стали известны некоторые данные об изменении статистики европейского населения за последний год.

Опираясь на данные ООН и Евростата, исследовательский центр Pew Research Center проанализировал эти изменения в процентном отношении к населению Европы «иностранного происхождения».

С июля 2015 по май 2016 года более миллиона людей подало прошение на убежище в Европе (предполагается, что эти данные доступны только по тем мигрантам, которые официально зарегистрированы, а не по тем, которые «пропали»).

Во-первых, цифра в один миллион по всей Европе выглядит слишком маленькой: разве в прошлом году в одной только Германии не запрашивало убежища более миллиона беженцев? Возможно, это статистика только за данный период.

В любом случае, в этот временной промежуток доля населения иностранного происхождения в четырех европейских странах выросла гораздо больше, чем на один процент: Швеция (рост от 1,5% до 18,3%); Венгрия (1,3% до 5,8%); Австрия (1,1% до 18,5%); и Норвегия (1% до 15,3%).

Как отмечают сотрудники Pew Research Centre, кажется, что это небольшое увеличение, однако для сравнения: население иностранного происходжения Соединенных Штатов выросло на один процент за десять лет (с 13% в 2005 до 14% в 2015 году). Увеличение на один процент за год — весьма редкое явление, особенно на Западе. Другое заметное увеличение наблюдалось в Финляндии (с 0,8% до 6.5%), Швейцарии (с 0,8% до 30,1%), Бельгии (с 0,8% до 13%) и Германии (с 0,7% до 15,6%).

С другой стороны, иностранное население пяти других европейских стран — Литвы, Испании, Словении, Эстонии и Латвии — немного сократилось.

Интересный случай представляет собой Словения, поскольку она лежит прямо на пути из Балкан в Германию, и ее попытки закрыть свои границы, очевидно, увенчались успехом.

Видимо, многие латиноамериканцы иностранного происхождения вернулись домой из Испании в прошлом году, а стареющие представители иностранного населения балтийских стран начинают умирать.

В общем увеличение по всем странам показало 0,3%, поэтому средняя пропорция иностранного населения составила 11,3%. Эта цифра значительно ниже, чем в некоторых других странах. Например, среди населения Канады 22% — иностранного происхождения, 25% — в Новой Зеландии, 28% — в Австралии, 75% — в Катаре, и преобладающие 88% в ОАЭ.

Единственной европейской страной с аналогичными показателями является Швейцария с 30,1%, за ней идет Австрия с 18,5%.

Однако возможность продолжения превращения европейского континента в собрание государств иммигрантов (как, например, Канада, Австралия и Новая Зеландия) без возникновения множества серьезных проблем весьма сомнительна.

Источник: MercatorNet

Источник: https://www.refnews.ru/read/article/1392861

Анализ позитивных и негативных последствий иммиграции в фокусе экономического развития принимающих стран

Коваль А. А. Анализ позитивных и негативных последствий иммиграции в фокусе экономического развития принимающих стран // Молодой ученый. — 2016. — №24. — С. 413-415. — URL https://moluch.ru/archive/128/35504/ (дата обращения: 18.09.2018).



Внастоящее время в условиях глобализации и развивающейся интеграции стран и регионов мира происходит увеличение международных миграционных потоков. По оценкам ООН, в период с 2005 по 2010 год численность мигрантов, направляющихся в развитые страны, составила около 17 миллионов человек [7].

В силу возрастания политической нестабильности на Ближнем Востоке и ухудшения социально-экономического положения некоторых стран Африки установить эту величину для 2016 года крайне затруднительно.

Миграция населения имеет свои положительные и отрицательные черты, влияющие на социально-экономическое развитие стран-реципиентов.

Ключевые слова: международные миграционные потоки, страны-реципиенты, страны-доноры, миграционная политика, демографическая политика,последствия «Арабской весны», Европейский союз

Международная миграция становится важным источником перераспределения рабочей силы между развивающимися и развитыми регионами, поэтому изучение этого вопроса актуально для понимания механизма функционирования мировой системы хозяйствования.

На нынешнюю динамику перемещения населения в мире влияет совокупность политических, экономических и социально-демографических причин.

В первую очередь, к релевантным экономическим факторам географической мобильности следует отнести стремление выходцев из менее развитых стран улучшить свое материальное положение за счет трудоустройства за рубежом, прежде всего в странах ОЭСР.

Для граждан стран СНГ основной страной прибытия является РФ. Так, по данным доклада ООН, в 2013 году в пятерке лидеров по наличию мигрантов оказались США, Россия и Германия [5].

Кроме того, туда вошли страны-экспортеры нефти Саудовская Аравия и ОАЭ, также привлекающие иностранные трудовые ресурсы [5].

Следующая группа причинно-следственных связей, порождающих масштабную миграцию, может быть объединена в категорию «политических факторов», таких как обострение вооруженных конфликтов в ряде стран и возникновение вынужденной миграции.

Например, с начала «Арабской весны» поток беженцев в ЕС увеличился в 16 раз, а число переселенцев из Северной Африки, где развернула свою деятельность террористическая группировка ИГИЛ, с начала января 2015 года составило 35 тысяч человек [1].

Следовательно, для иммиграции этого направления страны Евросоюза являются наиболее предпочтительными в силу географической близости.

Помимо вышеперечисленных факторов следует упомянуть, что демографические различия регионов мира приводят к перенасыщению предложения на рынке труда в странах-донорах и недостатку рабочей силы в странах-импортерах трудовых ресурсов. В связи с этим основу иммиграционных потоков формирует молодежь. На фоне общей тенденции «старения» коренного населения Западной Европы, 20 % молодежи в регионе являются иммигрантами-мусульманами [8].

Таким образом, исходя из перечисленных мотивов, можно выделить два типа миграции: вынужденная и трудовая миграции. Основными районами иммиграции, как уже было сказано выше, являются государства с ёмким рынком труда и высоким уровнем социальной стабильности.

Понимание основных стимулов движения человеческого капитала позволяет выявить негативные и позитивные черты, которые иммигрантские общности привносят в принимающие общества. К безусловным позитивным последствиям иммиграции для стран-реципиентов можно причислить ряд экономически-выгодных стимулов для развития национальной экономики.

Во-первых, иностранные рабочие предоставляют дешевую рабочую силу и занимают те сферы деятельности, в которых коренные жители зачастую работать не хотят. Это снижает издержки работодателей и понижает себестоимость производимых страной товаров, повышая их конкурентоспособность на мировом рынке.

Во-вторых, легальные мигранты формируют дополнительную категорию потребителей внутреннего валового продукта принимающих стран и пополняют нишу налогоплательщиков, полностью окупая затраты казны на социальные выплаты. В среднем в странах ОЭСР мигранты платят на 5000 евро больше, чем получают от государства в виде субсидий [2].

В-третьих, увеличивающийся приток, в том числе, высококвалифицированных специалистов из слаборазвитых стран снижает издержки государств-реципиентов на образование и профессиональную подготовку собственных кадров. В то же время в странах эмиграции наблюдается «утечка мозгов» в США и Европу [4].

В-четвертых, вполне очевидно, что иммигранты улучшают демографическую ситуацию в странах с отрицательным естественным приростом населения, где старение населения и низкая рождаемость создают дефицит на рынке трудовых ресурсов.

Учитывая вышесказанное, приток иммигрантов аккумулирует дополнительные возможности для развития экономики стран пребывания, предоставляя возможность производителям перенаправлять сэкономленные средства на развитие наукоемких отраслей и модернизацию производства.

Однако положительные моменты иммиграции не позволяют нивелировать некоторые негативные последствия этого явления, которые усугубляют не только экономические противоречия между коренными жителями и «переселенцами», но и подготавливают почву для социально-культурного противостояния.

В этой связи следует отметить, что некоторые отрасли, в частности сфера услуг, строительство и т. д.

, становятся зависимыми от дешевого неквалифицированного труда рабочих-мигрантов, и нежелание работодателей нанимать на эти должности представителей коренного населения приводит к безработице среди последних. Этот фактор увеличивает напряженность между принимающей нацией и иммигрантскими общностями.

Свою роль начинают играть культурно-религиозные отличия переселенцев от местного населения. Рассмотрим пример Европы.

Негативное отношения к выходцам из мусульманских стран, их отождествление с исламистами и террористами, мешают благополучной интеграции иммигрантов в европейское общество, порождают антиисламские настроения.

Мусульманская молодежь в Европе в качестве ответной реакции на дискриминацию пополняет ряды радикальных группировок, дестабилизируя порядок и социальный мир в государствах-реципиентах [3].

Немаловажным является тот факт, что принимающие страны не спешат предоставлять гражданство и пакет социальных услуг иммигрантам, проводят жесткую миграционную политику.

Отсюда берет начало значительная доля нелегальной миграции, в том числе вынужденной, которая ведет к тому, что принимающие страны не могут контролировать деятельность иностранных граждан на своей территории.

Этот факт способен ухудшить криминогенную обстановку в государстве. Например, в Москве пятая часть преступлений происходит по вине приезжих [6].

Анализ плюсов и минусов наличия мигрантов в странах приема позволяет сделать ряд определенных логических умозаключений.

С одной стороны, доступность предоставляемой иностранцами низкоквалифицированной рабочей силы благоприятно сказывается на возможностях национальной экономики: они занимают самые трудоемкие отрасли, что в периоды экономического роста позволяет направить национальные кадры в более наукоемкие третичные отрасли, изменить структуру экономики без особого ущерба для других сфер производства. С другой стороны, специалисты высокого уровня пополняют ряды интеллектуальной элиты принимающего общества, применяя свои умения и знания в стране пребывания.

Таким образом, несмотря на все преимущества с экономической точки зрения, неконтролируемая иммиграция способна ухудшить уровень благосостояния страны: понизить уровень безопасности в обществе и привести к социально-экономическим и межэтническим конфликтам коренного населения и приезжих.

Литература:

  1. Италия принимает рекордный поток нелегальных иммигрантов // URL: http://ru.euronews.com/2015/04/18/italian-president-calls-for-more-decisive-eu-action-on-migrant-crisis/ (23.04.2015)
  2. Лютова М. Мигранты не вредят странам ОЭСР// Ведомости. 2013. 14 июня. С. 7.
  3. Мирский Г. И. Европа и мусульмане // URL: http://www.religare.ru/2_43509.html (23.04.2015)
  4. Огнева В. В., Черняк А. В. Современные тенденции международных миграций // Среднерусский вестник общественных наук.- Орел: Издательский центр Орловской региональной академии государственной службы (ОРАГС), 2012. № 3. С. 207–212.
  5. Центр новостей ООН. США, Россия, Германия и Саудовская Аравия — в числе десятки стран, принимающих наибольшее число мигрантов // URL:http://www.un.org/russian/news/story.asp?NewsID=20179#.VU9e4fnhDIV (09.05.2015)
  6. NEWSru.com. Опубликован доклад ООН о числе иностранных мигрантов — среди лидеров США и Россия // URL: http://newsru.com/world/12sep2013/mirg.html (09.05.2015)
  7. Department of Economic and Social Affairs: World Population Prospects: The 2012 Revision // URL: http://esa.un.org/wpp/Excel-Data/migration.htm (09.05.2015)
  8. Pew Research Center: The Future of World Religions: Population Growth Projections, 2010–2050 // URL: http://www.pewforum.org/2015/04/02/religious-projections-2010–2050/ (23.04.2015)

Основные термины (генерируются автоматически): Европа, рабочая сила, высокий уровень, коренное население, наличие мигрантов, национальная экономика, США.

Источник: https://moluch.ru/archive/128/35504/

Ссылка на основную публикацию