В нью-йорке открылся православный приют для русскоговорящих бездомных — иммигрант

Приют для русскоязычных бездомных освящен в Нью-Йорке | Милосердие.ru

Собственный приют для бездомных создал в Нью-Йорке благотворительный фонд «Дающий Надежду Святой Иоанн» (St John Give Hope), названный в честь Св.

Иоанна Кронштадтского и работающий в тесном взаимодействии с Патриаршими приходами Русской Православной Церкви в США и с Американской Православной Церковью.

В ноябре помещение освятил клирик Свято-Николаевского русского собора игумен Никодим (Балясников), сообщил 5 декабря сайт Православие.ru.

«Человек порой не имеет права на медицинское обслуживание, находится в США с просроченной визой, а часто и просто боится обратиться в какой-то медицинский или реабилитационный центр.

И за это нам всем и всем нашим соотечественникам должно быть стыдно.

За то, что рядом с нами, особенно в районе Брайтон-Бич и Кони-Айленд, масса людей живет и умирает на улице», — рассказал священник корреспондентам vnovomsvete.com.

По его словам, приоритетом в работе приюта станет помощь русскоязычным бездомным, находящимся в наиболее уязвимом положении — другие национальные общины лучше помогают друг другу, и их представителям есть, к кому обратиться в трудной ситуации.

«Часто мы видим людей, которые лежат на улицах – и у них, возможно, нет средств вернуться на родину, хотя вернуться они хотят. И эти вопросы мы тоже планируем решать, мы будем финансово и юридически помогать уехать на родину тем, кто видит в этом выход из своего плачевного положения.

Однако не стоит обобщать и думать, что мы всех подряд везем в Россию, ничего подобного. Всякий раз мы настроены оказывать адресную и индивидуальную помощь. Для кого-то это – найти работу, для кого-то — поесть, для кого-то – помыться или постирать одежду», — отметил игумен Никодим.

«Наконец-то у нас есть помещение для жилья, дом, в котором можно всех разместить, — рассказала казначей приюта Юлия Манин. — Однако для полной реализации наших планов еще далеко, по моим расчетам придется поработать еще пару лет.

Уже сейчас у нас есть очень четкое видение того, каким будет приют. Будет два дежурных психолога, дневной и ночной.

Это будут разные люди, которые будут сменять друг друга, и под контролем которых бездомный сможет провести ночь и получить необходимую консультацию, моральную и духовную поддержку.

Кроме того, сам этот приют, факт его существования – это повод говорить с государственными инстанциями, городскими властями и другими фондами на официальном языке».

Ранее в Нью-Йорке был создан Дом трудолюбия в Бруклине, где с 2004 года получали приют и помощь русскоязычные люди, оказавшиеся в тяжелой жизненной ситуации.

Источник: https://www.miloserdie.ru/news/priyut-dlya-russkoyazychnyh-bezdomnyh-osvyashhen-v-nyu-jorke/

Приют для русскоязычных бездомных открыли в Бруклине

В Нью-Йорке открыт Центр реабилитации для русскоязычных бездомных.

Дом Трудолюбия во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского создали члены благотворительного фонда «Дающий Надежду Святой Иоанн» (St. John Give Hope), который работает с Патриаршими приходами РПЦ в США и с Американской Православной Церковью.

«Когда мы создавали наш Фонд в 2015 году, мы имели в виду, что именно святой Иоанн Кронштадтский – Дающий Надежду.

Сейчас мы «закрепили» имя великого святого в названии Дома Трудолюбия, чтобы всегда было напоминание о Спасителе Иисусе Христе и Его Церкви, в которой много дивных святых.

И о том, что даже из невероятного падения можно прийти к Богу и получить от Него прощение и настоящую вечную радость», – отмечают организаторы фонда.

Освящение центра «для бездомных Нью-Йорка, готовых вернуться к социальному образу жизни», совершил клирик Свято-Николаевского собора Нью-Йорка игумен Никодим (Балясников).

«Человек порой не имеет права на медицинское обслуживание, находится в США с просроченной визой, а часто и просто боится обратиться в какой-то медицинский или реабилитационный центр. И за это нам всем и всем нашим соотечественникам должно быть стыдно.

За то, что рядом с нами, особенно в районе Брайтон-Бич и Кони-Айленд, масса людей живет и умирает на улице», – рассказал о необходимости такого Центра сайту Православие.ру отец Никодим.

Как отмечает священнослужитель, приоритет работы Центра – именно русскоязычные бездомные, так как представители других общин уже предоставляют аналогичную помощь. Он отметил, что в планах организаторов приюта помогать финансово и юридически тем бездомным, которые хотели бы вернуться в Россию.

«Однако не стоит обобщать и думать, что мы всех подряд везем в Россию, ничего подобного. Всякий раз мы настроены оказывать адресную и индивидуальную помощь. Для кого-то это – найти работу, для кого-то – поесть, для кого-то – помыться или постирать одежду», – рассказал игумен Никодим.

По словам казначея Фонда «Дающий Надежду» Юлии Манин, в центре будет работать дневной и ночной психологи, «под контролем которых бездомный сможет провести ночь и получить необходимую консультацию, моральную и духовную поддержку».

«Кроме того, сам этот приют, факт его существования – это повод говорить с государственными инстанциями, городскими властями и другими фондами на официальном языке», – отметила представительница фонда.

Фонд «Дающий Надежду» St. John Give Hope был создан в США в 2015 году. Его волонтеры кормят бездомных в районе Брайтон-Бич каждые вторник, пятницу и воскресенье. Помимо этого, в кормлении бездомных принимают участие священники и волонтеры из Грузинской Православной Церкви.

Деятельность фонда получила благословение и поддержку управляющего русскими Патриаршими приходами в США епископа Наро-Фоминского Иоанна и поддержку архиепископа Нью-Йорка и Нью-Джерси Михаила (Американская Православная Церковь).

Людмила Логачева

Источник: http://therussianamerica.com/russian_newscenter/articles/2017/12/19/priyut-dlya-russkoyazychnyh-bezdomnyh-otkryli-v-brukline

Священник Русской Церкви освятил приют для бездомных в Нью-Йорке / Православие.Ru

Нью-Йорк, 5 декабря 2017 г.

Благотворительный Фонд «Дающий Надежду Святой Иоанн» (St John Give Hope), работающий в тесном взаимодействии с Патриаршими приходами Русской Православной Церкви в США и с Американской Православной Церковью, открыл собственный приют для бездомных в Нью-Йорке. 11 ноября помещение освятил клирик Свято-Николаевского русского собора игумен Никодим (Балясников).

    

«Человек порой не имеет права на медицинское обслуживание, находится в США с просроченной визой, а часто и просто боится обратиться в какой-то медицинский или реабилитационный центр. И за это нам всем и всем нашим соотечественникам должно быть стыдно. За то, что рядом с нами, особенно в районе Брайтон-Бич и Кони-Айленд, масса людей живет и умирает на улице», — прокомментировал отец Никодим.

По его словам, представители других общин куда сильнее заботятся друг о друге, а община русскоязычная в этом смысле только встает на ноги. Именно этим обусловлен приоритет русскоязычным бездомным: другим давно уже есть к кому обратиться.

«Часто мы видим людей, которые лежат на улицах – и у них, возможно, нет средств вернуться на родину, хотя вернуться они хотят. И эти вопросы мы тоже планируем решать, мы будем финансово и юридически помогать уехать на родину тем, кто видит в этом выход из своего плачевного положения.

Однако не стоит обобщать и думать, что мы всех подряд везем в Россию, ничего подобного. Всякий раз мы настроены оказывать адресную и индивидуальную помощь. Для кого-то это – найти работу, для кого-то — поесть, для кого-то – помыться или постирать одежду», — подытожил Игумен Никодим.

В социальных сетях опубликован трогательный рассказ о подопечном, который первым заехал в Дом Трудолюбия: «На фотографии крепко сжимает крест старший брат Дома Трудолюбия Георгий. Мы нашли его в убогой палатке вблизи трассы в аэропорт имени Кеннеди.

Когда-то он ушел в запой, не выдержав равнодушия окружающих в сложных обстоятельствах своей жизни. Говорит, что был поражен равнодушием верующих христиан, сломался и начал пить. Теперь он делает шаги навстречу Богу, трудясь в Доме Трудолюбия.

Перед возвращением с жизни на улице он спросил нас с надеждой: «Неужели Господь восстановит нас из пепла? Я с вами!» Фотография была сделана после первой вечерней молитвы в Доме Трудолюбия».

Георгий прожил на улице 15 лет, но это не помешало ему сдать необобходимые экзамены и получить гражданство США.

Казначей Фонда «Дающий Надежду» Юлия Манин поделась своими мыслями о новом проекте: «Наконец-то у нас есть помещение для жилья, дом, в котором можно всех разместить. Однако для полной реализации наших планов еще далеко, по моим расчетам придется поработать еще пару лет. Уже сейчас у нас есть очень четкое видение того, каким будет приют.

Будет два дежурных психолога, дневной и ночной. Это будут разные люди, которые будут сменять друг друга, и под контролем которых бездомный сможет провести ночь и получить необходимую консультацию, моральную и духовную поддержку.

Кроме того, сам этот приют, факт его существования – это повод говорить с государственными инстанциями, городскими властями и другими фондами на официальном языке».

    

Фонд «Дающий Надежду» был создан в 2015 году. Более двух лет волонтеры кормят бездомных в районе Брайтон-Бич. Каждый вторник, пятницу и воскресенье они приносят горячий суп и другую еду, одежду. Желающим помогают креститься в Православной Церкви.

По вторникам и четвергам кормить бездомных на Брайтон приезжают волонтеры из Грузинской Православной Церкви. Вместе с прихожанами личное участие принимают священники Захарий и Спиридон из грузинского храма Рождества Пресвятой Богородицы в Бруклине.

Деятельность волонтеров получила благословение и поддержку управляющего русскими Патриаршими приходами в США епископа Наро-Фоминского Иоанна. Добровольцы регулярно проводят собрания в Свято-Николавском соборе в Манхеттене.

«Очень нужны помощники, особенно строительных специальностей; нужны пожертвования инструмента, стройматериалов, одежды и, конечно, денежных средств», — подвела итоги последнего собрания Евгения, которая совсем недавно присоединилась к команде волонтеров и рада, что нашла возможность сделать доброе дело для Бога и ближних.

«Я обрела семью и готова учиться и помогать», — подытожила она свои впечатления на странице Фонда в Интернете.

Вслед за благословением Русской Православной Церкви Фонд «Дающий Надежду Святой Иоанн» получил поддержку архиепископа Нью-Йорка и Нью-Джерси Михаила (Американская Православная Церковь). Свято-Троицкий собор Американской Церкви в Бруклине также активно участвует в помощи бездомным.

Источник: http://www.pravoslavie.ru/108908.html

Приюты для бездомных: ужасающая реальность

Америка

Коалиция по защите бездомных (Coalition for the Homeless) обнародовала статистику, которая повергла в шок правозащитников и рядовых ньюйоркцев: средняя ежедневная численность обитателей городских приютов достигла в прошлом году 50 тысяч человек. Это рекордный показатель за всю историю ведения подобной статистики.

Авторы доклада особо подчеркнули, что количество бездомных в пяти боро Большого Яблока продолжает стремительно увеличиваться. В январе 2014-го в приютах ночевало уже более 53 тысяч человек ежедневно, а февральские и мартовские показатели могут оказаться на уровне 55 – 57 тысяч человек.

Сразу стоит отметить, что для нью-йоркских чиновников и народных избранников тема приютов для бездомных всегда стояла в стороне. Ни Джулиани, ни Блумберг, ни Ди Блазио не сделали ничего, чтобы помочь брошенным на произвол судьбы людям. Однако все трое градоначальников разбрасывались обещаниями и говорили, что для бездомных городская администрация и социальные службы делают достаточно. 

Как результат, нью-йоркские приюты стали самыми дискриминационными и опасными учреждениями в Большом Яблоке. В них ежедневно умирают, заболевают, подвергаются издевательствам и страдают люди, однако официальной статистики ни по одному из этих критериев не существует. 

«В тюрьме, госпитале, полицейском участке или армейской палатке на окраине Афганистана гораздо больше порядка и справедливости, чем в нью-йоркских приютах, — считает Дэмиан, бездомный с 18-летним стажем. – За свою жизнь я успел побывать во многих неприятных местах, но приюты хуже всего. Это клетка с дикими зверьми, каждый из которых живёт по своим законам».

Интересно, что Дэмиан ночует в приютах лишь в крайних случаях. В основном он коротает ночи на станциях или в вагонах метро, в подъездах или подвалах билдингов, у случайных знакомых.

«Приюты уничтожают человека физически и психологически, — говорит он. – Если вы попали туда однажды, то ваши взгляды на жизнь изменятся навсегда.

В конце 90-х приюты были просто плохим местом, а сейчас – ужасным».

Многие читатели удивятся, но приюты для бездомных являются самыми закрытыми от общественности учреждениями. В них нельзя фотографировать, разговаривать по телефону, обсуждать условия содержания, жаловаться на неудобства и т. п. 

В интернете нет ни одного снимка нью-йоркского приюта, который не являлся бы постановочным.

Что касается официальных требований к содержанию людей (количество воздуха на одного человека, обязательное наличие горячей воды, туалеты с туалетной бумагой и т. п.), то здесь нарушения уже давным-давно стали нормой. 

«Меня всегда смешили наивные люди, считающие приюты спасительным местом, — говорит Бернард, бездомный с 9-летним стажем. – Такой образ мышления характерен для ньюйоркцев, живущих в собственных домах и квартирах. Они думают, что полиция, социальные службы и демократы делают для бездомных достаточно…»

Практически каждый опытный бездомный считает, что приют – это прямая дорога в тюрьму или на кладбище. 

Во-первых, в государственных ночлежках существует почти стопроцентный шанс подхватить вшей, чесотку и туберкулёз.

Читайте также:  Эмиграция из россии в чехию: получение вида на жительство, как иммигрировать из россии или соседних стран на пмж

«Сначала вы спите на матрасе рядом с человеком, который  во сне чихает и плюётся вам в лицо, потом идёте в душ, где стоите по колено в грязной и мутной воде, затем надеваете вещи, куда уже успели забраться вши и блохи», — так описывает обстановку 44-летняя Лоурен, которая впервые в жизни переночевала в приюте. 

Во-вторых, контингент в ночлежках встречается самый разный. С бомжами не церемонятся ни охранники, ни физически сильные завсегдатаи, объединяющиеся в группировки. 

«Меня отправили в комнату, где пятеро парней рассказывали друг другу истории, покатывались от смеха и пускали бутылку с алкоголем по кругу, — рассказывает Джордж, оказавшийся на улице житель Манхэттена. – Один из них взял мой рюкзак, забрал оттуда всю купленную еду, а потом велел ложиться спать под кровать, поскольку коек не хватало. Я понял, что спорить бессмысленно».

Большинство обитателей нью-йоркских приютов сходятся во мнении, что самые распространённые фразы в стенах учреждений – «Заткнись» и «Заткнись, либо окажешься на улице». Первые чаще произносят злые и неуравновешенные обитатели ночлежек, вторые – охранники. 

«Если хотите потерять человеческий облик, то запишитесь волонтёром в городской приют, — говорит 23-летний Крэйг, проработавший в приюте два месяца. Я пришёл туда помогать людям, но быстро понял, что проявленная доброта лишь ухудшает обстановку. Там царит жестокость и равнодушие».

Особо стоит отметить, что полиция на жалобы из приютов практически никогда не реагирует. Если человек официально выразил недовольство поведением персонала или другого бездомного, то в лучшем случае его никогда не впустят в приют.

«Раньше оформиться на ночлег было гораздо проще, поскольку койки пустовали, — рассказывает 52-летняя Бетти, бездомная на инвалидности. – Сегодня нужно заполнить кучу бумаг и ждать несколько часов в очереди. Сотрудники ночлежек нередко провоцируют нас. Например, подозревают в воровстве, употреблении наркотиков и алкоголя. Они имеют над нами власть и наслаждаются каждой её каплей».

Правозащитники неоднократно говорили, что работники приютов нередко устраивают незаконные «фэйс-контроли» для бездомных. Человеку могут отказать в ночёвке из-за цвета кожи, телосложения, плохого знания английского языка или чересчур большого рюкзака. 

«Если хотите, чтобы вас впустили внутрь – плачьте и умоляйте, — продолжает Бетти. – Охранники любят, когда люди унижаются и полностью им подчиняются. Рискнёте зайти в приют с высоко поднятой головой, то наверняка будете выброшены вон. Человеческое достоинство там ни к чему».

Условия в нью-йоркских приютах стали настолько невыносимыми, что тысячи бездомных пытаются переночевать в метро и на улицах. Однако полиция стала гораздо чаще пресекать попытки незаконной ночёвки.

«Владельцы малых бизнесов и дорогих апартаментов хотят видеть улицы чистыми и постоянно просят об этом патрульных, — рассказывает 33-летний Олден, проживающий в манхэттенском метро бездомный из Коннектикута.

– У офицеров свои методы борьбы. Они могут якобы случайно вывихнуть руку человеку или пожаловаться психиатрам на его буйство. В общем, отсутствие крыши над головой – это ещё не самое плохое, что может произойти».

Кто виноват в огромном количестве бездомных на улицах Нью-Йорка, и какие меры необходимо предпринять, чтобы их численность не увеличилась до 100 тысяч человек в течение ближайших 12 месяцев (наиболее вероятный прогноз). Получить ответы на эти вопросы можно, заострив внимание на пяти тенденциях. 

Хаос в сфере социального жилья. Двенадцать лет правления Майкла Блумберга обернулись многочисленными провальными программами по предоставлению жилья малоимущим.

Мэр-миллиардер раздавал роскошные манхэттенские апартаменты обладателям ваучеров по восьмой программе (Section Eight), устраивал лотереи с розыгрышем 2BDR и 2BDR в лучших районах Большого Яблока, тратил миллиарды долларов на возведение «мультикомплексов для среднего класса», а также спонсировал разработку и строительство мини-квартир со встроенной мебелью и бытовой техникой. 

Все без исключения инициативы Блумберга с треском провалились, а Жилищное управление Нью-Йорка (NYCHA) – одно из самых бесполезных и малоэффективных ведомств в городской экономике – загнало Большое Яблоко в астрономические долги. Сегодня гораздо разумнее вообще ликвидировать NYCHA, чем пытаться создавать из этой бюрократической и коррумпированной структуры что-то полезное. 

Нынешний мэр Нью-Йорка Билл Де Блазио ошибок предшественника не учёл и во время предвыборной компании дал ещё больше пустых обещаний в жилищной сфере. Он собирается наказывать лендлордов, строить апартаменты специально для слабовольных бездельников («Бесплатные квартиры для наркоманов и алкоголиков», «РБ» № 931), а также всячески ущемлять в правах крупных застройщиков. 

Высокая аренда частного жилья.

Сегодня Нью-Йорк считается самым дорогим городом в Соединённых Штатах, где даже комнаты в не самых благополучных районах (вроде бруклинских Брайтон-Бич и Кони-Айленда) сдаются по цене $700 — $800 в месяц (официальная средняя стоимость аренды квартиры в Большом Яблоке — $3.000 в месяц). Такие деньги трудно заработать даже специалистам, не говоря уж о людях без специального образования, опыта и рекомендаций (коих среди бездомных большинство). 

Высокая стоимость аренды моментально отразилась на статистике: в 1999 году рядовая бездомная семья (двое взрослых, двое детей) задерживалась в приюте на 2.5 недели. За это время они успевали заработать, если не на квартиру, то хотя бы на комнату. Сегодня средний срок пребывания семьи из четырёх человек в приюте составляет… 14.5 недель.

Проще говоря, попав в приют единожды, вернуться к нормальной жизни очень сложно. Человека погружает на самое дно не только безденежье, но и болезни, отсутствие доступа к элементарным средствам гигиены, появляющиеся в ходе проживания в приюте нервные расстройства. 

Здесь также стоит отметить, что реальное количество бездомных в Нью-Йорке уже сейчас превышает 200 тысяч человек, поскольку огромное количество людей живёт в подвалах коммерческих помещений (особенно это характерно для китайских бизнесов, где работают иммигранты).

Бесхозяйственность в приютах. В некоторых городах Европы и Канады работа ночлежек организована по принципу военно-полевых лагерей. Бездомные сами наводят чистоту, сами следят за порядком, сами делают ремонты, и сами распределяют полученные от населения еду и одежду.

Таким образом, государство оплачивает только счета за коммунальные услуги (горячая и холодная вода, электричество, газ).

Если бы подобная система существовала в Нью-Йорке, то содержание каждого отдельного приюта обходилось бы налогоплательщикам в тысячи, а не в миллионы долларов.

Нынешняя система помощи бездомным, созданная демократами при поддержке социальных служб и некоммерческих организаций, обходится в $820 миллионов ежегодно. Проще говоря, стоимость одной ночёвки для одного человека колеблется в районе $50.

Теоретически, за эти деньги можно снять квартиру (30 дней умножаем на $50 и получаем $1.500 в месяц). Однако демократам выгодно, чтобы деньги тратились на всё, что угодно, но только не на мало-мальски человеческие условия содержания в приютах.

 

Профсоюзное лобби. Связь между алчностью городских профсоюзов и большим количеством бомжей – логическая и неоспоримая. Республиканцы неоднократно предлагали использовать бездомных в качестве уборщиков улиц. В таком случае, награда за полный рабочий день равнялась бы 3-разовому питанию, чистой койке в приюте и нескольким долларам на карманные расходы. 

Однако профсоюзы Санитарного департамента (NYSDOS) моментально взбунтовались и заявили о дискриминации их подопечных. Мол, голодные и рвущиеся к работе бомжи с метёлками быстро вытеснят официальных уборщиков с зарплатой свыше $100 тысяч в год (оклад плюс бенефиты).

Как результат, улицы завалены мусором, расходы на содержание работников NYSDOS – запредельные, бомжи не могут даже помахать метёлкой и донести мусор до урн на волонтёрских началах. Страдают, естественно, абсолютно все, в том числе и тяжело работающие налогоплательщики.

 

Помощь только через посредников. Если вы протяните бомжу свежий и с любовью приготовленный бутерброд, то полиция может вас арестовать. Мэр Блумберг, напомним, запретил простым людям жертвовать бездомным пищевые продукты. В Нью-Йорке это можно делать только через посредников. 

Точно также вы не можете принести в близлежащий к дому приют одеяла, спальные мешки, подушки или, например, одноразовую посуду. Помощь бездомным оказывается только через посредников (некоммерческие организации).

Посредник же всегда хочет заработать на своей деятельности посредством государственных (штатных, городских) грантов. 

Вывод из всего сказанного неутешителен и довольно абсурден: с одной стороны, Нью-Йорк тратит на бомжей столько, что по логике вещей они должны относиться к промежуточному социальному классу между середняками и богачами. Город может их приютить, накормить, обучить, вылечить и трудоустроить.

С другой стороны, бездомные живут гораздо хуже, чем их «коллеги по несчастью» в прошлом веке. Они полностью лишены прав и не в силах противостоять той лживой и жестокой денежной машине, которая оставляет за Нью-Йорком репутацию «города контрастов».

Источник: http://www.russian-bazaar.com/ru/content/145615.htm

Моя эмиграция в Америку или жизнь в Нью-Йорке

Сейчас у меня все благополучно. Я живу в Нью-Йорке, у меня есть муж и двое прекрасных сыновей. Моя эмиграция в Америку состоялась уже восемь лет назад.

Еще, будучи студенткой, я решила поехать по программе Work and Travel. Получение визы было делом очень сложным. Несколько раз я даже думала, что откажут. Но в итоге повезло и визу все же дали.

Должна я была работать в Нью-Йорке официанткой, в аэропорту меня должен был встретить работодатель.

Manhattan Pace University — частный американский университет

Но естественно никто меня не встретил. На улице тогда шел просто проливной дождь, я знающая английский язык только на уровне школьной программы должна была сама искать себе жилье и каким-то образом добираться до работы. Первое, что я сделала, это естественно позвонила своему работодателю. В ответ мне было сказано, что мол, сейчас выходные.

О жилье ваша организация с нами не договаривалась, о встрече тоже разговоров не было, а работать вы будете у нас не официанткой, а хаускипером. Вот так вот и доверяй всем этим организациям по Work and Travel .Обещали одно, столько денег я им заплатила, а в итоге никаких своих обязательств они и не выполнили.

Писать о названии этой организации, которая отправила меня по программе Work and Travel, я не буду, дабы не делать им никакой дополнительной рекламы. Но всех хочу предостеречь, быть очень внимательными и не верить всем сказочным обещаниям.

Лучше все несколько раз перепроверять, чтобы не оказаться в такой не очень хорошей ситуации, в которой была я. После этого я очень сильно расстроилась.

Вид с площадки Рокфеллер центра, 110 этаж

Представьте себе, в чужой стране, в чужом городе, с плохим знанием языка, да еще и работа мне теперь предстояла совсем другая. Официантам ведь платят больше, да и на чаевые я рассчитывала.

Я, конечно, немного погоревала, минут так пятнадцать, а потом стала ловить такси. На ломанном английском я довольно долго пыталась объяснить таксисту, что мне нужно недорогое жилье. В итоге он меня понял и куда-то повез.

Ехали мы, наверное, минут сорок-пятьдесят.

Манхэттенский мост

Когда машина оказалась у небольшого здания, я, честно говоря, опять немного начала мандражировать. Но тут было всего два решения: или ехать обратно домой или же брать себя в руки и начать действовать. Я выбрала второе.

Это здание, к которому я приехала на такси, оказалось молодежным общежитием. Я долго договаривалась о комнате, и в итоге смогла — таки заселиться четвертым человеком в небольшую квартирку-студию.

Соседям у меня были три девчонки, которые также как и я приехали в США по программе Work and Travel.

Юг Манхеттена

Теперь более подробно расскажу о быте, это было что-то ужасное, но в тоже время мне как авантюристке это даже нравилось, хотя сейчас уже верится с большим трудом. Например, вы наверное никогда не чистили практически целое ведро картошки ножом из Макдональдса? А я вот чистила и даже не один раз.

Просто так уж получилось, что у меня и еще у одной девчонки дни рождения оказались рядом, так что праздновать мы решили совместно: с меня была еда, с нее — напитки, в том числе и спиртные.

Так как финансы у меня тогда практически пели романсы, то ничего более умного, как наварить картошки  и подать ее с самыми дешевыми полуфабрикатными котлетами, я конечно не придумала.

Ну а посуды естественно не было никакой, возможности купить ее соответственно тоже, именно поэтому в моей жизни и был такой интересный опыт, как чистка картофеля хлипким пластмассовым ножичком.

Статуя Свободы

Еще одна именинница купила на всех гостей баночного пива, тоже конечно самого дешевого и газировки. Вот и все угощение. Просто, дешево и самое главное для всех нас в тот момент, сытно и много!!!

Условия проживания были не самыми хорошими, постельного белья не было, покупать что-то еще ни разу не получив заработной платы, я конечно не могла себе позволить, приходилось выкручиваться и что-то придумывать, благо само одеяло, матрас и подушка имелись в наличии. Питание у нас у всех было очень отвратительным. Закупались мы едой перед самым закрытием магазинов, потому как так выходило намного дешевле. Вообщем, я теперь, наверное, никогда не буду, есть гамбургеры…

Читайте также:  Министром иностранных дел канады назначена христя фриланд, украинка по происхождению - иммигрант

Очередь на путешествие к Статуе Свободы

Знаете, какая это гадость, если есть их не разогретыми. Да и в разогретых тоже через пару недель ничего хорошего уже не чувствовали. А вот местные жители тут постоянно их едят. Такое ощущение,  кофе в бумажных стаканчиках, жирные гамбургеры и большие упаковки картофеля фри — это единственная еда, которая нравится американцам. Так что совершенно неудивительно, что тут так много полных.

Атакующий бык рядом с Уолл Стрит в Манхеттене. И я)

Теперь расскажу о работе. Хаускипером я, конечно, проработала, но только до первой заработной платы. Хозяин оказался таким жадным, что я просто напросто сбежала с этой работы. Чтобы стало более понятно, приведу пример нашего с ним разговора после получения денег.

-Скажите, пожалуйста, а почему мне выдали всего четверть от обещанных денег?

-Потому что эти не успели убрать в счет долга.

-В счет, какого долга?

-А вы смеялись на работе — штраф. Кокетничали с Майклом — штраф. Недостаточно быстро передвигались — штраф.

-Но вы же забирали все чаевые.

-Да, и этого оказалось мало.

Сами понимаете, что продолжение этого совершенно бессмысленного диалога я продолжать естественно не стала.

Схватив деньги, которых хватило лишь, чтобы внести мою долю арендной стоимости за квартиру, я бежала из этого заведения так быстро, на сколько была способна в тот момент.

Просто вдруг тогда подумалось, что может я сейчас снова там на кого-нибудь не так посмотрела, за что опять назначат штраф и даже эту мелочь заберут.

Реклама МИНИ на Мэддисон

Конечно после такого неудачного опыта в качестве хаускипера, я по всем правилам, наверное, должна была бы уехать домой, но нет.

Мало того, что я твердо решила остаться и активно начать искать работу, так еще у меня возникла практически, как я считаю гениальная идея — остаться в Соединенных Штатах Америки на постоянное место жительства и провести жизнь в Нью-Йорке. Но об этом расскажу чуть позже.

Такси на Мэддисон

Поиски работы несколько затянулись. Подруга кстати тоже уволилась из того же заведения, из которого на неделю раньше ее убежала и я. Только ей не только вообще не заплатили, но и сказали, что она им будет должна.

Точную сумму ее якобы долга я сейчас назвать не могу, просто потому, что элементарно не помню.

Теперь представьте, что две девушки в совершенно чужой стране, в огромном и тоже совершенно чужом городе, остались без работы.

Таймс-Сквер

К слову сказать,  уточнить тот факт, что еще две девушки — наши соседки по квартире не выдержали суровых испытаний этой программы по обмену студентами и просто напросто счастливые, и вполне довольные, хоть и абсолютно без денег, улетели домой.

Так что соответственно плата за квартиру несколько, как вы понимаете, возросла. Все мои заработанные деньги и сбережения моей новоявленной подруги мы потратили, чтобы заплатить за квартиру. Но кроме этого нам нужно было еще что-то кушать.

Теперь уже и тошнотворные гамбургеры стали казаться пищей богов.

Магазин Apple

Вам, наверное, интересно, чем мы питались те пять дней, пока искали работу? Все довольно просто. В Америке есть такие заведения, типа наших приютов для бездомных, только поцивильнее, почище и поаккуратнее. Вот в таких заведениях каждый вечер стоит машина и всем желающим раздают тарелки какого-то варева, что-то типа жидких бомж — пакетов. Вот это блюдо и составляло наш дневной рацион.

Кафе, где я работала…!

Хочется еще рассказать об американцах. Среди них встречаются довольно приветливые и отзывчивые люди. Раньше мне казалось, что эта нация эгоистов. Ну, вот сама не знаю почему, я так думала, наверное, мнение сложилось из-за фильмов, книг и статей в журналах.

Но на деле, как выяснилось, было несколько иначе. Были, конечно, отдельные представители, типа нашего начальника на работе, которые портили всю картину, но в основном американцы, особенно те, которые с детьми, могут помочь и, причем совершенно безвозмездно.

Брайант-парк

Итак, а теперь про поиски работы. Так как ощущалось довольно сильное чувство голода, то работу я искала в заведениях, где можно работникам кушать совершенно бесплатно. Заходила и в Макдональдс и в другие подобные заведения, но нигде к моему большому огорчению не было мест.

Везде были такие же, как и я, которые приехали в Соединенные Штаты Америки по программе Work and Travel. Хочу еще раз предостеречь всех тех, кто прочитает этот рассказ. Не рискуйте, ввязываясь в эту программу. Никаких огромных денег, как рассказывают сотрудники всех агентств, вы точно не заработаете. Это все сплошные уловки.

Хорошо, если вы сумеете просто окупить программу и нормально повеселиться, а можете и оказаться в точно такой же ситуации, в которой оказалась и я.

Округ Мэдисон

Итак, я снова немного отвлеклась. Однажды, через пять дней после того, как я ушла с первой работы, уже практически ни на что, не надеясь, я совершенно случайно заглянула в одну кафешку. Ну, если быть честной, то не совсем случайно, мне просто нужно было в туалетную комнату.

В Америке, кстати, туалеты почти все совершенно бесплатные, и в большинстве кафе и забегаловок туда могут зайти даже те, кто не является клиентом. Вот и я воспользовалась этим. И представляете, как удачно все сложилось. Там как раз висело объявление.

Требовались сотрудники для работы в зале.

Бруклин

Это типа официантов, которые не только раздают заказы и убирают пустые подносы, но и моют столы, стулья, полы. Заработную плату там обещали небольшую, но меня взяли практически сразу, так что на следующий день я уже работала в этом заведении. И самое главное, там всем сотрудникам полагались бесплатные обеды. Работа оказалась довольно легкой.

Клиентов в этом заведении было не так уж и много. Так что вполне можно было работать, совершенно не перенапрягаясь. Обеды давали полноценные. Да, это был все тот же фаст фуд, но зато регулярный. И вечером, если не все гамбургеры, которые успели разогреть, купили, то их тоже разрешалось забирать сотрудникам.

Так что я теперь точно знаю, что картофель фри в холодном виде очень напоминает совершенно безвкусную резинку, типа той, что продавалась в Советском Союзе. Помните, такие были они апельсиновые и клубничные и теряли вкус после нескольких секунд жевания. Денег теперь мне стало хватать. Штрафы тут не назначали вообще.

На еду я совершенно не тратилась, так что теперь смогла немного расслабиться.

Бруклинский мост

Однажды я убирала подносы за довольно милым молодым человеком. Мы пару раз встретились взглядами, а потом я убежала по своим делам поломойки. И спустя буквально пару, а может тройку дней, я была вызвана «на ковер» к начальству. Мысли у меня на тот момент были всякие, например, что нужно, если увольняют, набрать побольше еды. Вообщем, совершенно меркантильные мысли.

Вид на Эмпайер Стейт с Рокфеллера

А оказалось все совсем не так. Как вы уже, наверное, могли догадаться, начальником и был тот приятный молодой человек, с которым я перемигивалась совсем недавно и о котором потом смогла благополучно забыть. И этот молодой человек вызвал меня вовсе не за тем, чтобы уволить, а затем, чтобы пригласить на свидание.

Таймс-Сквер

И еще один момент, он говорил со мной по-русски без малейшего намека на акцент. Я естественно тогда впала в полную прострацию и даже двух слов связать не смогла, почему-то в голове крутилось только «Гуд бай Америка». На свидание я согласилась скорее из спортивного интереса (мне было предложено погулять по городу) и конечно все из того же меркантильного(на ужин-то он меня тоже пригласил).

И вот настал день свидания. Леонардо оказался просто шикарным мужчиной. Он американец только на половину, мать у него русская. Естественно, что мы практически сразу сдружились. Я долго ему рассказывала о своих приключениях. А он мне просто о жизни американцев.

Я, кстати, оказалась права, в Америке действительно очень любят поесть и едят совершенно безмерно. И полных людей здесь проживает намного больше, чем худых. Скажу честно, что я выглядела балериной по сравнению с основным контингентом жительниц Нью-Йорка. Здесь в отличие от России нет никакого культа одежды.

Множество ярких витрин сделаны здесь в основном для туристов. А женщины, если они уже успели обзавестись семьей, обычно одеваются в безразмерные шорты, кроссовки и мужские рубашки или футболки. Никаких понятий женственности у большинства американских мам нет.

Молоденькие девушки, конечно, придают какое-то значение моде, но тоже не всегда и не все. Все модницы, которых вы можете встретить на улицах Нью-Йорка обычно приезжие.

Центральный парк Манхеттена

Итак, мы с Лео подружились и теперь довольно часто вместе гуляли по городу. И я наконец-то смогла увидеть и насладиться всем тем, о чем обычно пишут новомодные женские журналы.

Наибольшее впечатление на меня произвела прогулка по Бруклинскому мосту. Я когда увидела небоскребы Нижнего Манхеттена, то сразу поняла, что в нашей стране не небоскребы, а так небольшие домики. Статуя Свободы меня, кстати, совсем не впечатлила, как-то я думала, что она грандиознее.

Статуя Свободы

Побывала я в то время  и в Центральном парке, там во время пикника на Овечьем лугу Леонардо и сделал мне предложение. Сами понимаете, что я согласилась в тот же день.

Тем более, что к тому времени я успела познакомиться с его мамой, и она мне ну очень понравилась. Согласитесь, что не так уж и много найдется таких невесток, которым нравится собственная свекровь. Вообщем это было у нас с ней обоюдным.

Она мечтала, чтобы ее сын женился на русской женщине, а я мечтала жить в Соединенных Штатах Америки.

Остров Элис

Помолвка у нас состоялась довольно быстро, а вот свадьбу играть мы не торопились. И знаете, что причина на этот раз оказалась во мне. Я просто не могла привыкнуть к американскому менталитету. Ну, очень они другие. Т.е.

пока мне все это было в новинку и диковинку, я воспринимала эту страну как просто необычное путешествие. А вот, когда встал выбор, оставаться здесь на постоянное место жительства или нет, тут я и засомневалась. Ностальгия по Родине накрыла меня целиком и полностью.

Мне все было на тот момент неприятно.

Жизнь в Нью-Йорке показала, что улыбки на лицах прохожих наигранные, что тот человек, который тебе только что улыбался во весь рот, может буквально сразу после разговора позвонить в полицию и сообщить, что вы заняли его место на парковке. И помогать они, как оказалось, не помогают.

Уличная торговля в Нью — Йорке

Источник: http://nesiditsa.ru/emigration/moya-emigratsiya-v-ameriku-ili-zhizn-v-nyu-yorke

В нью-йорке православные волонтеры кормят бездомных трижды в неделю

НЬЮ-ЙОРК

В четверг, 25 мая, волонтеры провели очередное кормление бездомных в Южном Бруклине (Нью-Йорк, США).

Как обычно, по четвергам священники Грузинской Православной Церкви отец Спиридон и отец Захария доставили горячую еду в беседку на набережной Атлантического океана напротив улицы 4-й Брайтон.

По вторникам и воскресеньям прихожане Русской Православной Церкви кормят бездомных в вестибюле станции метро «Брайтон-Бич».

Православные добровольцы, участвующие в помощи бездомным с 2002 года, объединились в фонд «Дающие надежду», деятельность которого получила благословение
представителя Московского Патриархата в США епископа Наро-Фоминского Иоанна.

Волонтёры вдохновлены примером святого праведного отца Иоанна Кронштадтского, который также шел к погибающим душам, призывал их к покаянию и приглашал к вечной радости в небесном отечестве.

Недавно на этот призыв отозвалась бездомная Елизавета родом из Литвы, крестившаяся в Православной Церкви.

Один из координаторов добровольческого движения Патрик Мартин каждый раз приносит с собой деревянный раскладной иконостас и ставит его на столе внутри станции метро, напротив турникетов. Другие волонтеры приносят еду и, помолившись вместе с подошедшими бездомными, раздают готовые блюда и другие продукты.

Обычно это горячий суп и хлеб. В прошлый вторник, 23 мая, вместо супа была грузинская пицца (хачапури), цыпленок табака, салаты и хлеб из грузинского кафе «Хлеб в духовке» («Brick Oven Bread»).

Уже несколько лет ресторан и пекарня «Brick Oven Bread» благотворительно снабжают добровольцев хлебом для помощи тем, кто оказался за бортом жизни и ночует на улице.

Путь к жизни под открытым небом довольно часто связан с алкоголизмом, наркоманией и другими формами асоциального поведения. Приходя к этим людям, волонтеры надеются спасти их от гибели — духовной и физической, помочь им выбраться со дна и вернуться к полноценному существованию.

Читайте также:  Мигрантам в австрии запретят приобретать огнестрельное оружие - иммигрант

«Достичь этой цели можно только молитвой и христианской любовью», — убежден Патрик Мартин, которого не останавливает на этом пути, например, то, что во время последнего кормления бездомных у его невесты украли телефон, который она положила на стол рядом с иконостасом.

Подобные инциденты лишь укрепляют бывшего католика Патрика, несколько лет назад крестившегося в Православной Церкви, и

его русскую невесту Елену: в ближайшее воскресенье они планируют быть в обычное время на том же месте, чтобы не дать умереть от голода тем, кто потерял последнюю надежду в жизни.

Знаменитый Брайтон-Бич уже более 40 лет известен в Нью-Йорке и далеко за его пределами как «русский» район. Здесь можно увидеть надпись: «Маленькая Россия на берегу моря», не менее распространено понимание
этого сообщества как «Маленькой Одессы» — украинского города, эмигранты из которого стали заселять местность с 1970-х годов.

Интенсивная иммиграция из Узбекистана и Таджикистана продолжают менять облик Южного Бруклина в течение последних лет.

Бок-о-бок с англо- и испаноговорящими американцами выходцы из России и более десяти стран, население которых владеет русским языком в силу исторических причин, живут не только в многоквартирных домах на берегу Атлантического океана и небольших коттеджах, которыми застроены узкие улочки, но и
прямо на тротуарах, под мостами и на пляже.

Добровольцы, которые ставят своей целью «возвращение к жизни» своих бездомных соседей, открыты к сотрудничеству и с благодарностью примут помощь — личным участием, денежным переводом, продуктами, одеждой и т.д.

Веб-сайт: http://homelessny.server286.com
Телефон: +1-347-500-6119.

Источник: http://radonezh.ru/news/v-nyu-yorke-pravoslavnye-volontery-kormyat-bezdomnykh-trizhdy-v-nedelyu-170074.html

Отец Вадим (Брайтон-Бич)

Если вам скажут, что Брайтон-Бич — это район Нью-Йорка, не верьте. Брайтон — почти полумиллионный город на юге Бруклина. 15 кварталов вдоль пляжа, большая часть из которых тянется под железнодорожным полотном и по Бродвоку* спускается к…

Если вам скажут, что Брайтон-Бич — это район Нью-Йорка, не верьте. Брайтон — почти полумиллионный город на юге Бруклина. 15 кварталов вдоль пляжа, большая часть из которых тянется под железнодорожным полотном и по Бродвоку* спускается к океану.

Говорят, что до 1970-х годов здесь обитала шпана из соседнего Кони-Айленда. Но сегодня Брайтон-Бич — это рестораны, кафе, концертные залы, русскоязычные теле- и радиостанции, редакции газет и школы. 

Здесь едят селедку «под шубой», предпочитают бородинский хлеб и щелкают семечки марки «Вездеплюйка».  Здесь дядя Миша делает ключи по одной болванке. А если ключ не подходит, Миша что-то подрубает, и ключ странным образом открывает заветную дверь.

Сытая, мещанская, нормальная жизнь. Это — Брайтон благополучный. Но есть еще Брайтон запредельный…

Октябрь 2002-го в Бруклине пах свежесваренным кофе, громыхающим над головой железом вагонов метро и облетающей листвой. Церковь в честь новомучеников и исповедников российских на 18-й авеню.

Купол храма — не выше соседних двухэтажных домиков, рядом с китайскими магазинчиками и русской продуктовой базой, где та же икра, осетры, соленая семга по доллару за полкило, апельсины из Флориды и «Советский» пломбир.

Публика здесь веселая, любопытная и не голодная. Но этот Бруклин отец Вадим, а тогда еще просто Вадим Арефьев, недолюбливал. Он жил с семьей на краю леса, в воспетой классиками одноэтажной Америке.

Однажды во время службы в храм вбежала еврейская девушка.

Она не была сведущей в церковных правилах, и потому буквально залезла на амвон и громко вопросила: «А вы знаете, что всего в получасе езды отсюда, на Брайтоне, ваши единоверцы погибают от голода и холода?».

Словам ее мало кто поверил. Среди тех, кто поверил, был дьякон Вадим Арефьев (в иммиграции успел поработать официантом, трактористом, грузчиком, развозчиком пиццы…).

Отец Вадим по сей день помнит свой первый выход на Бродвок. Там, под эстрадой, на углу Брайтон-авеню и Оушен Паркуэй, жили бездомные. В тот вечер к нему из подворотен подошли, да что там — выползли! — 15 человек.

Первыми, кого отцу Вадиму удалось пристроить в общежитие для матросов, были два бомжа Олег Рыженький и Валерий Климов (когда-то ходили на рыболовецких судах).

В Нью-Йорк Валерий Климов приехал из Одессы на заработки. На родине осталась семья. Все шло хорошо до тех пор, пока на стройке не сорвался с лестницы. Получил травму позвоночника, долгое время не мог работать, потерял жилье, начал пить и побираться. А тут — дьякон предложил жилье, пусть и в общаге.

«Сначала нашей задачей, — вспоминает отец Вадим, — было просто пристроить бездомных куда-нибудь на ночлег, а потом уже попытаться привести их в Церковь, найти работу».

Но из гостиницы они сбежали. И тогда отец Вадим снял подвальчик в Си-Гейте. Он приходил, проповедовал, они слушали. Но стоило ему уйти, как приглашали братву с Бродвока  и начинали пьянствовать.

Во время одной из таких вечеринок собутыльники напоили Валеру до одурения, и у него остановилось сердце.

Похоронили на православном кладбище монастыря Ново-Дивеево, самом большом в Русской Америке, там, где покоятся люди с великими именами: княжна Вера Константиновна, дочь классика Александра Львовна Толстая, князья Голицыны, Мусины-Пушкины, Волконские, вдова и дочь генерала Врангеля…

…А еще через неделю сгорела Наталья. Она спала на Бродвоке, закрутившись в одеяло, и, чтобы согреться, закурила.

Отец Вадим начал пристраивать алкоголиков и наркоманов в больницы, чтобы за ними был хоть какой-то присмотр.

Но что дальше? Первые два года помещения для тех, кто возвращался после лечения, не было, а снять — не хватало денег. И тогда отец Вадим поехал в Вашингтон, к известному в зарубежье (и даже в бывшем Советском Союзе по «Голосу Америки») протоиерею Виктору Потапову.

В один день батюшка собрал три с половиной тысячи долларов. Отец Вадим добавил свои деньги, этого оказалось достаточно, чтобы снять часть дома для приюта «Дом трудолюбия» и построить часовню во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского, основателя Санкт-Петербургского общества трезвости.

Убранство домового храма: иконостас, жертвенник — все сделано руками бывших алкоголиков.

Привидение

По документам он пять лет как считался умершим. На самом же деле восемь лет человек «неучтенной единицей» жил на улице и все время пил. Звали человека Юра-Привидение.

Историк, выпускник Киевского университета, бывший учитель, Привидение считался профессором «науки выживания на улицах Нью-Йорка»: подсказывал, где сдать бутылки, знал, где по вечерам выбрасывают продукты.

Многие выжили только потому, что Юра был рядом.

Когда он попал в Дом трудолюбия, то не мог держать ложку — руки не слушались.  Сейчас восстановил документы, стаж его трезвой жизни исчисляется четырьмя годами. Он прислуживает в алтаре домовой церкви и собирается поступать в семинарию.

Реабилитация по-русски

Сейчас в приюте живут 8 человек в возрасте от 38 до 55 лет. Прежде чем попасть сюда, все бродяги проходят в госпитале четырех-семидневный курс детоксикации — в зависимости от состояния.

«За время существования Дома трудолюбия через него прошло около ста зависимых от алкоголя и наркотиков русскоязычных бездомных, — рассказывает отец Вадим.

— С 2002 года мы сотрудничаем с местным госпиталем «Кони-Айленд», единственным в стране, который уже четыре года предоставляет программу для алкоголиков и наркоманов с русскоговорящими консультантами-психологами. Чтобы стать участником программы по реабилитации, не требуется документов.

Есть направление после курса детоксикации — и с тобой будут работать профессиональные наркологи, психологи, социальные работники. Город выделяет деньги на такие программы и обеспечивает бесплатными лекарствами».

Среди тех, кто занимается с русскоговорящими, консультант Александра Гурвич — социальный психолог и специалист по работе с нарко- и алкоголезависимыми. Стаж — 17 лет.

«Мы не только лечим, но и помогаем человеку адаптироваться, — поясняет суть программы бывшая одесситка Гурвич. — Эмиграция — жестокая штука.

Это перестройка всего организма, привыкание к новому социальному статусу, часто более низкому, чем на родине.

Мы пытаемся донести до наших клиентов, что теперь уже нельзя ориентироваться на те понятия, какие были «там». Нужно учиться выживать здесь и сейчас».

После реабилитации в «Кони-Айленд хоспитал» и духовного просвещения в Доме трудолюбия «стойкого положительного результата» достигли у 25—30% бывших бездомных алкоголиков и наркоманов. Для сравнения: в обычных медицинских учреждениях хорошей считается реабилитация 6%.

P.S. Каждый вторник в 19.20 отец Вадим, захватив походный иконостас, отправляется на брайтонский «разгуляй» спасать людей. Отец Вадим верит в чудо: 11 сентября 2001 года он находился на первом этаже одной из башен-близнецов, когда в нее врезался управляемый террористами самолет.

* В переводе с английского Бродвок — «широкая дорога для прогулок», а проще — «разгуляй».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/society/43634.html

Пристанище бездомных американцев (фотографии)

В США по официальным данным проживает около 3,5 миллионов человек не имеющих крышу над головой. Как правило у таких людей нет постоянной работы и нет денег для съема или покупки жилья.

Куда пойти таким людям? Где ночевать? На улице нельзя, в парках нельзя, на пляже тоже не разрешается. В США очень строгие законы, поэтому просто так где-нибудь заснуть на лавочке у ж/д вокзала полиция не позволит.

Вот для таких обездоленных бедолаг существуют специальные приюты. В Америке их называют шелтерами (от англ. слова shelter/приют).

Журналист Роберт Джонсон (Robert Johnson) на своей шкуре решил испытать, что значит переночевать/жить в таком убежище для бомжей.

Роберт отправился в Атлантик Сити в одну из ночлежек находящиеся рядом с крутой по местным меркам гостиницей-казино Богота.

Уже несколько лет мультимиллионер и CEO Боготы борется с властями города за перемещение шелтера на окраину города.

Главный вход.

Любой кто выполняет правила приюта имеет права на еду и ночлег.

Ресепшн

После регистрации получаете вот такой билет. Если нужна одежда, то нужно получить еще один, специально для одежды.

Бездомные не любят шелтеры и была бы их воля, они бы предпочли спать на улице, чем жить в ночлежке. Но жизнь с ее суровыми законами диктует свои правила.

В приюте уже существует свой распорядок, вот несколько пунктов:

– во время религиозных служб нельзя ходить, разговаривать, принимать пищу, душ, пользоваться туалетом

– строго запрещено приносить/распивать спиртные напитки и употреблять наркотики

– запрещено заниматься сексом, смотреть порнографию, пользоваться личным радио, ТВ, ноутбуком

– запрещено сорить, курить в здании и туалете

– в 21:00 закрываются двери (выйти или зайти уже нельзя).

– с 22:30 и до 6:00 запрещено ходить по зданию

– есть кроме, как в столовой запрещено

– мужчинам и женщинам запрещено разговаривать с чужими детьми и с СТРОГО запрещено их касаться

-запрещено знакомиться с противоположным полом

После того, как билет получен, правила подписаны и бумаги все оформлены нужно обязательно идти в душ. Далее смена одежды на чистую и сразу в столовую.

Еда очень похожа на Макдональдскую, поэтому для тех кто живет здесь очень долго, трудно оставаться стройным.

Если вы здесь впервые, то вам дадут временное место. Обратите внимание, организация сна похожа на американский детский сад. Видимо, они привыкли с детского садика не снимать обувь, даже когда спят.

.

На втором этаже располагаются места для тех, кто уже здесь прописался.

Комната отдыха.

Кладовка для личных вещей.На фото постоялец Майкл Акоста

Еще один резидент приюта – бомж Роб Аморузо. Он много читает и коллекционирует кепки (на заднем плане).

Женщины живут отдельно.

Среди жильцов есть женщины с детьми, поэтому в ночлежке предусмотрена детская.

Место где разрешено курить

Детская площадка приюта

Я теперь понимаю, почему в штатах бомжи такие чистые. Мыться их заставляют, одежду им меняют.

Помимо ночлежек существуют еще различные фонды, которые подкармливают бездомных вкусной едой, выдают им хорошую одежду, обеспечивают лекарствами. У некоторых есть ноутбуки и даже есть бомжи в Нью-Йорке, которые ведут свои блоги (об этом в будущих постах).

В каждом крупном городе есть такие шелтеры. Не обязательно жить все время в одном городе. Многие из таких бомжей превращаются в путешественников. Первое время они работают дворниками, или живой рекламой, потом на эти заработанные деньги уезжают в солнечные штаты на теплые пляжи: Флориды, Калифорнии, Южной Каролины.

Заезд в очередную ночлежку новых бомжей-путешественников.

Не смотря на такие условия, многие не хотят соблюдать довольно строгие правила шелтеров, поэтому спят на свой страх и риск быть пойманными полицией под мостами.

Если у вас кончились деньги или вас обокрали, у вас нет денег и еды…  Не отчаивайтесь! вы всегда можете воспользоваться абсолютно бесплатно любым шелтером расположенном в вашем городе.

Спрашивайте адреса у полицейских, и они с удовольствием вас подвезут до места назначения.

P.S. Данный шелтер построен и финансируется из частных пожертвований.

Художник заставки Ron Delgado

Похожий пост:

Американские клошары

Источник: https://asskolkovo.com/2012/04/12/homeless/

Ссылка на основную публикацию