Стоит ли ехать учиться в школу к михаилу портнову? — иммигрант

Школа Портнова — как эмигранту получить высокооплачиваемую работу в Америке

Стоит ли ехать учиться в школу к Михаилу Портнову? - Иммигрант

Школа Михаила Портнова, пожалуй, известна каждому русскоговорящему человеку, решившему эмигрировать в США и найти там достойную работу. Знают о ней и сами американцы, считая ее одним из самых престижных образовательных учреждений, где можно получить практические знания, быстро устроиться на работу с высокой оплатой.

Чем же знаменита школа Портнова, чем она занимается, и почему успешное ее окончание практически гарантирует вам получение работы вашей мечты в Штатах?

Что собой представляет школа Михаила Портнова

Более 20 лет назад, в 1994, Михаил Портнов основал курсы тестеров – людей, которые сегодня востребованы в крупных компаниях. Они занимаются диагностикой компьютерного оборудования и программного обеспечения – прямым продолжением такой карьеры является профессия программиста.

Чем же занимается школа и почему она настолько популярна, что имя основателя не сходит с уст коренных жителей и эмигрантов?

Особый интерес это заведение вызывает у людей, только переехавших в США на ПМЖ.

Соответственно, встает вопрос, где найти работу, чтобы обеспечить себе, своей семье достойный уровень жизни? Даже если на родине вы были востребованным специалистом, в Америке все оказывается по-другому: эмигрант идет работать в Макдональдс за 8 долларов в час, другие – ежедневно моют окна в небоскребах при катастрофической жаре – за «двадцатку». Российские, украинские, белорусские дипломы мало востребованы в стране.

В такой ситуации приходится осваивать новые профессии и горизонты. Конечно, можно пойти в университет, но на это уйдет несколько лет.

Другое дело, что есть школа тестеров, предлагающая получить востребованную профессию в кратчайшие сроки.

Заведение было основано в знаменитой Силиконовой Долине, занятия проводятся в Сан-Франциско, но что особенно удобно – есть онлайн группы – то есть, не придется покидать пределов дома.

Portnov computer school выдвигает несколько основных требований к будущим студентам, без соблюдения которых пройти обучение на тестера не получится:

  • Вы должны знать английский язык, обучение проводится на нем;
  • Вы должны понимать – чтобы получить хорошую работу и научиться, вам потребуется не просто пройти онлайн курсы, а приложить титанические усилия, полностью отдать себя в процессе образования;
  • Здесь смогут учиться только организованные люди, которые умеют тщательно планировать свое время, отвечать за свои поступки. Никто не даст вам работы в Штатах, если вы сами не сможете получить знания;
  • Учеба рассчитана на 3 месяца, но если вы параллельно работаете, а посвящать ей много времени невозможно, вы можете выбрать более лояльную систему, растянув обучение на любой удобный срок – доступ ко всему материалу у вас будет сохранен пожизненно;
  • Учиться, находясь в России, смысла нет. Вы сначала должны приехать в Штаты, получив визу и рассчитав для себя оптимальный вариант получения Зеленой карты. В вопросах эмиграции сайт portnov.com бессилен, так же вам не помогут с получением разрешения на работу.

Тестер программного обеспечения или помощник программиста – востребованная профессия с высокой оплатой. При этом на программиста нужно учиться несколько лет, а чтобы стать тестером, достаточно краткого курса. За 10 вебинаров, проведенных преподавателем, вы сможете постичь основы этой специальности. Любопытно, что школа поможет вам с заполнением резюме и прохождением интервью, чтобы вы смогли зарекомендовать себя в качестве хорошего специалиста, получить достойную работу по специальности. Учеников поддерживают в их начинаниях даже после окончания учебы.

Отзывы учеников и выпускников

Михаил Портнов ведет собственный блог в livejournal и выкладывает информативные ролики на ютуб канале (Голос Силиконовой Долины), где представлены не только полезные материалы, но и истории выпускников, которые смогли устроиться на достойную работу. Например: Сергей в 23 года окончил юридический факультет в Петрозаводске, переехал в Майами, смог устроиться тестером в крупную компанию после обучения в школе. Зарплата составляет 50$ в час (видео-интервью смотрите ниже).

Такие истории не редкость – а армия трудоустроенных эмигрантов постоянно растет. Безусловно, 50 долларов – это очень неплохо, многие выпускники получают около 20-30, при этом работая в прекрасных условиях комфортного офиса. Конечно, есть о школе и восторженные отзывы, и негативные. Последние обусловлены несколькими причинами:

  • Не каждый человек способен постичь эту профессию. Например, для гуманитариев она будет крайне сложной. Хотя история видела случаи, когда в школу приходила студентка именно с гуманитарным укладом ума, а сразу после выпуска трудоустроилась при зарплате 52 доллара в час;
  • Бывали случаи, когда студенты, побывав на пробном занятии, уходили, понимая, что профессия им не подходит;
  • Для обучения требуются титанические усилия и масса усердия. Никто не вложит вам знания в голову, основатель и не обещает этого. Придется старательно учиться, посвящая этому все время;
  • Трудоустроиться смогут не все студенты, тем более – сразу же. По профессии в Штатах работает 82-89% учеников, которые ходили в школу. Для тех, кто проходил обучение онлайн, этот процент будет немного меньше;
  • Стоимость обучения довольно высока – за онлайн обучение придется отдать свыше 1000$, при посещении курсов в аудитории – 4000$.

Сколько стоит обучение – отдельный вопрос, но за эти деньги никто не найдет работу и не будет грызть гранит науки за вас.

Бывали случаи, когда студенты не могли трудоустроиться после выпуска потому, что просто не искали работу активно. Они размещали объявление в газете и ждали на диване, удивляясь, почему им никто не позвонил.

Потребуется ходить на собеседования, представлять свое резюме (отлично оформленное и выданное самой школой), проходить интервью.

Школа тестировщиков Михаила Портнова – это не «приворот на работу» и не волшебная палочка, позволяющая трудоустроиться в США. В этой школе хорошо учат, но студент должен самостоятельно посвящать образованию свое время, трудиться, стараться и идти к намеченной цели. Только тогда ваши шансы на получение работы с достойными условиями будут близки к 100%.

Источник: https://SmenaMesta.com/usa/portnov-computer-school

Блогеры США

Михаил Портнов 1956 г. р. — Основатель одной из первых школ тестирования программного обеспечения «Portnov Computer School», видео-блогер, и просто хороший человек.

Родился 28 Апреля 1956 года, в Москве. Второй сын своих родителей. Отец — Петр Портнов, военнослужащий; мать — Наталья Портнова, инженер-механик. 

В 7 лет пошел в школу, учился хорошо, но без особого рвения. Много читал, увлекался Географией. До 8 класса мечтал стать географом. Участвовал в различных олимпиадах по географии, в которых занимал призовые места.

После 8-го класса поступил в приличную физмат школу с трудно-проходимым отбором. В этом выборе ему помог старший брат, который встретил выпускников подобных школ при поступлении в МГУ, и отвел Михаила на собеседование. Там Михаил успешно прошел отборочные туры, которых было несколько и был принят на обучение. По словам Михаила, этот выбор перевернул всю его жизнь.

В школе было трудно учиться, раньше 11 вечера отложить книжки было невозможно. Первые три месяца казалось, что не выдержат нервы и придется бросить учебу. Но к счастью, Михаил был способным учеником и быстро адаптировался к таким условиям.

В темпе пролетела школа и начался институт. Школьные навыки приучили Михаила быть «математическим нердом» на столько, что первые 2 курса он не мог даже запомнить имена девчонок его группы, настолько они казались все на одно лицо. Институт ему показался «классным» местом, и учеба пролетела быстро и незаметно, без особых усилий.

В институте Михаил женился на Светлане, с которой по сей день живет «душа-в-душу». После окончания института, дела шли очень плохо. Притеснения евреев шло полным ходом, и молодая семья Портновых чувствовали это на себе как никогда раньше.

На работу практически было невозможно устроиться. Еврейская национальность — была как клеймо для Михаила, из-за которого сразу же он был отвергнут работодателями. Пять долгих лет недавний выпускник-отличник никуда не мог устроиться.

Именно в это время его и Светлану посетили первые мысли о смене жительства.

Наконец, случилось «чудо» и Михаила взяли на работу в ЦКБ Министерства Связи разработчиком цифровых устройств для передачи данных. Из 25 человек там было 22 еврея и 2 наполовину.

Работа казалась отличной и веселой, если бы не тот факт, что не было никакого последующего карьерного роста.

И уходить с такой работы не хотелось, ведь другую еще найти нужно; и оставаться тоже было трудно, ведь получалось, что никаких перспектив на будущее не было.

В эти же годы, окончил заочно МатФак в Твери. Наверное для того, чтобы окончательно отрезать юношескую мечту о математике, — вспоминает Михаил. А также, там получил педагогическое образование. Тогда это казалось дикостью для него, — математик-инженер и нонсенс — педагог.

После ЦКБ, работал «снс по методам быстрого обучения». Разработал очень популярную в те годы методику быстрого обучения машинописи. Делал методики обучения для роботов и станков с ЧПУ. Публиковался. Почти закончил аспирантуру по пед. наукам. Был одним из первых кооператоров по обучению. Дела шли в гору, но было страшно и мерзко.

Когда Михаил, наконец, стал предпринимателем, по-настоящему столкнулся с тем, что живет в отвратительной стране.

Читайте также:  Перспективы работы в новой зеландии для иностранцев + отзывы

В 1989 году вновь семья Портновых пришла к вопросам о переезде. В июле 1989 года взяли анкеты в Американском посольстве и отправили их. К этому времени, родители Светланы, а также ее сестра только-только уехали в США, Сан-Франциско.

18 марта 1990 года Михаил со своей женой успешно прошли интервью, и 22 ноября этого же года, они вылетели из Москвы. Было страшно лететь в неизвестность, но и оставаться было уже невозможно. Родители и брат Михаила оставались в Москве и не понимали их выбора. Мать еще могла повторить выбор сына, но отец, который прошел трудный жизненный путь войны и репрессий, не мог. 

Отец от одних только мыслей, получил инфаркт.

Тем временем, Михаил со своей женой уже сделали свои первые шаги по США. Английским они занимались за месяц до отлета в маленькой группе, по ускоренной методике. В первые же дни, они пошли в «сити-колледж», где сдавали тест на знание английского.

Михаил сдал на 200 баллов — это было очень слабым результатом. Было начало декабря, а новые занятия Английского начинались только через месяц. За этот месяц он занимался самостоятельно и к началу занятий, прошел тест еще раз.

Результат был уже 400 баллов, и было принято решение, что обучаться лучше самостоятельно, без курсов.

Теща в библиотеке нашла диссертацию по изучению словарного запаса студента Беркли с 3 000 часто-употребляемыми английскими словами. Михаилу было приятно учить по такой системе — сегодня выучил 100 слов, вышел на улицу и тут же их слышал.

Первый опыт написания резюме на английском был неудачным. Резюме было проверено товарищем, с которым просидели 3 года за одной партой. Тот раскритиковал половину, сказав что всеми достоинствами Михаила, тут занимаются обычные техники.

Новое резюме писать было сложно, ведь не было примеров и  информации в те времена. После такого, Михаил чувствовал себя грустно.

Именно этот эпизод, по его мнению, привел к тому, что он теперь никогда не ставит в подобную ситуацию своих учеников.

Возникло чувство некоторой подавленности в жизни. Дела с поиском работы шли не очень, ведь поддержать разговор по телефону или на интервью было трудно без английского.

Также, терять свои уникальные знания в методиках быстрого обучения не хотелось Михаилу. Из-за своей неопытности в стране и языке было совсем трудно.

Никакой тяги к предпринимательству не было, было лишь желание быть наемным работником.

Ведь в прошлом, он был успешным разработчиком уникальной методики по быстрому изучению машинописи. Почти все Московские ПТУ учились по его методике, а в журнале «Наука и Жизнь» были его публикации тиражом в 3 миллиона экземпляров.

С этим всем шла известность и деньги, кооперативы и их преподаватели учились у Михаила. По радио каждое утро было объявление «Кооператив Лингва-П производит набор учащихся на курс машинописи по методике Портнова-Ходыкина».

После такого разгона было трудно остановиться и увидеть, что в мире есть еще что-то.

Первую работу Михаил нашел случайно. Однажды он попал в Корейский центр, где была программа для беженцев, у которых не было компьютеров или пишущих машинок. Разные беженцы там тренировались печатать, ведь без этого не попасть на работу.

Люди учились по толстым книжкам, неохотно тыкали по клавишам. Михаил подошел к одной корейской паре и попробовал им помочь в этом деле.

В это время его «застукала» директор программы, которая увидев навыки и желание Михаила, взяла его на работу.

Нанят был преподавать «тайпинг» и WordPerfect. 2 часа в день, 5 дней в неделю с зарплатой 15$ в час — такой была его первая работа.

Вторая работа была почти такая же, в компании CRDC, только работал с китайцами. Платили 10$ в час, но 3 часа в неделю. В общем выходило 300$ в неделю. С учетом стоимости жилья в 745$ в месяц — это еще не коммунизм, но уже и не под мостом ночевать.

В марте-апреле Михаил начал отправлять резюме в различные школы и курсы, только теперь указывал не свои студенческие навыки, а то, что действительно умел делать, ведь опыт он уже получил — преподавателем машинописи.

Результат был почти мгновенным. За пару недель получил 5 интервью, среди которых сумел получить постоянную работу с окладом в 30 000$ в год. К сожалению, преподаватель, которого он должен был заменить, остался на месте, и Михаилу отказали в работе.

Стало снова трудно жить, пришлось обращаться к общественно организации, помогающей беженцам. К Портновым прикрепили социальных работников, которые должны были чем-то помогать. Первым работником была студентка лет 19-ти. С ее помощью, получилось выпросить автомобиль. Этим автомобилем была старая, поломанная Вольво, у которой все время исчезало масло и были ужасные тормоза.

На данный момент Михаил занимается своей школой тестеров. Активно ведет свой видео-блог на youtube канале «Голос силиконовой долины», который имеет уже более 60 000 подписчиков и миллионы просмотров.

(с)тырено с форума говорим про us. История Михаила,

рассказана им самим в 2011 году.

Доработано администрацией сайта.

Прочитать более подробно можно по адресу: http://u.to/kgCyCg.

Сайт Михаила: zaliv.org

Общение с подписчиками и задать свой вопрос можно по адресу: zaliv.org/forum

Сайт школы: www.portnov.com

Самый информативный форум об эмиграции в США: www.govorimpro.us/forum

На 12.03.2015 статья не дописана.

Источник: http://u.to/kgCyCg

Источник: http://america.ucoz.es/publ/mikhail_portnov/biografija/biografija_mikhaila_portnova/7-1-0-12

Михаил Портнов: «Настоящий бум произошёл в 95-м — а у нас первая в мире школа по тестированию»

Михаил Портнов — выходец из СССР, а теперь гражданин США — на себе испытал все тяготы эмигрантской адаптации, становления и вытягивания себя «за волосы» из болота невостребованности, уныния и неопределенности.

Сегодня Михаил — успешный бизнесмен, основатель и руководитель первой в мире школы тестирования Portnov Computer School, которая базируется в Кремниевой долине. Он не только заработал состояние, но и помог сотням бывших соотечественников обрести почву под ногами на чужбине.

О своём нелёгком опыте и о том, как начинался бум тестирования, Портнов рассказал dev.by.

«Я не куда, я откуда!»

— Мы уехали из СССР в 1990-м году. Это было довольно специфическое время. Привычный уклад жизни рушился на глазах. Моя жена как раз защитила диссертацию и стала кандидатом педагогических наук, но не могла найти работу.

Выяснилось, что она никому не нужна, поскольку педагогика тогда была закрытой областью, только «для своих». А я незадолго до этого начал кооператив в системе профтехобразования. Мы занимались разработкой методов быстрого обучения машинописи, об этом даже была статья в «Науке и жизни».

И жили мы на то, что давал мне заработать этот небольшой кооператив.

Он-то меня, кстати, и вышиб из «советской колеи», потому что я столкнулся с вымогательством, взятками и людьми такого низкого пошиба, каких не видел в жизни.

Ведь когда ходишь на обычную работу, то находишься среди более-менее подобных себе. А тут не так. Вся эта кооперация работала без законодательной защиты.

И уже тогда было ощущение, что добром это не кончится, хотя в то время ещё не никого убивали.

У нас на тот момент не было уже ничего, что могло бы удержать. У ОВИРа собирались огромные очереди, и это при том, что Москва, в общем, никогда не была склона к эмиграции. В 70-80-е годы эмигрировали по большей части из провинции, особенно те, кто жил ближе к западной границе.

А тут настало время, когда и Москва рванула (По официальным данным, в начале 1990-х 40% уезжающих из СССР в эмиграцию приходилось на жителей Москвы и Санкт-Петербурга. — Прим. dev.by.). Из записной книжки мы каждую неделю кого-нибудь вычеркивали, ходили на проводы.

Границы были всё ещё закрыты, поэтому расставались с ощущением, что никогда больше человека не увидим. Помню, разговоришься с кем-нибудь у ОВИРа: «Вы куда едете?» –– «Я не куда, я откуда!»

Мы в своё время были очень патриотичные, очень советские. Но когда я занялся кооперацией, начал лучше понимать, что творится в стране, и тогда мне стало жутко.

В США тогда была (да и сейчас есть) программа по приёму беженцев. В то время у них с Советским Союзом сложилась договорённость, по которой какое-то количество советских евреев могли выехать под видом воссоединения семей.

Читайте также:  Работа в голландии - иммигрант

СССР делал вид, что никакой политической эмиграции нет, люди уезжают лишь для воссоединения с родственниками. Тогда достаточно было быть евреем по документам, чтобы тебя приняли как беженца.

У нас на момент отъезда уже были родственники в Штатах — родители и сестра жены, — поэтому в определенном смысле нам было проще. А многие делали какие-то липовые приглашения, чтобы уехать.

Самое сложное — ощущение невостребованности

Когда садились в самолет, было ощущение, что сейчас мы прилетим, из самолета выйдем — и это будем уже не мы, а какие-то другие люди. После прилета мы около недели жили в Нью-Йорке: потерялись медицинские, что ли, справки, поэтому нам надо было заново их делать. Нас поселили в гостинице, кормили.

Но мы же дикие были, нам казалось: выйдем на улицу и что-то такое из ряда вон случится. Потом смотришь: люди как люди вокруг. Один из сильнейших ударов по мозгам — магазины: там рядом на полках лежали продукты из разных сезонов: и клубника, и яблоки, и мандарины, и арбузы, и всё такое прочее.

Как же оно может так быть?

Жена на момент приезда неплохо говорила по-английски, а я в школе немецкий изучал. Но в целом у меня хорошие способности к языкам. Мне помогли в самом начале устроиться вышибалой в магазин кожаных курток.

Раз в неделю, по субботам, я присматривал, чтобы оттуда что-нибудь не украли. Но магазин был маленький, туда никто особо не заходил, поэтому целый день я беседовал с хозяином.

И это дало сильный толчок в изучении английского.

Уже через четыре месяца после приезда у меня была первая преподавательская работа: я обучал всё той же машинописи, но уже на английском. Ночью заучивал, что нужно сказать, а днём преподавал.

У меня отличная зрительная память: прочту текст –– и могу его воспроизвести.

Поскольку эта работа была лишь на половину рабочего дня, через месяц к ней добавилась вторая: тоже нужно было преподавать машинопись, а также делопроизводство, работу с текстовыми редакторами. Так в процессе работы и учил.

На первых порах самое сложное — ощущение невостребованности. Ты умеешь то и это, и ещё вот это, но не можешь реализовать свои навыки и потому чувствуешь, что никому не нужен. Второй момент –– «вырванность» из социального круга.

Оказавшись в среде эмигрантов, ты понимаешь, что все эти понаехавшие сильно отличаются от твоего привычного окружения. В Москве евреи — это врачи, учителя, ученые, они по большей части образованны, развиты.

Здесь же ты поначалу видишь много бывших соотечественников, которым раньше и руки бы не подал. Но дело даже не в том, что встречаются несимпатичные люди, а в том, что своих нет. Нам помогло то, что мы нашли работу в Кремниевой долине.

Там эмигрантская среда в то время была в основном московско-питерская и немного киевская. Поэтому по опыту могу сказать, что когда обретаешь среду «своих», начинаешь чувствовать себя как дома.

Всё начиналось с книги по программированию на C

Тестированием я занялся случайно. Мои работы мне надоели и я совершенно не видел, куда иду. Да и доходы от них были очень скромные. Товарищ, которого я знал ещё по Москве, дал мне книжку по программированию на C. И это было как манна небесная. Если ты когда-то программировал микропроцессоры, то думаешь, что C — это язык от бога, небывалый прорыв.

После этого друг привел меня в контору, в которой работал сам. Время было в целом неважное, разгар рецессии. Но именно в таких условиях ИТ обычно развивается особо бурно, потому что лучший выход из экономических неурядиц — повышение производительности труда за счёт новых технологий. Именно во время рецессий совершаются различные технологические прорывы.

Вот и тогда ИТ было на пороге бума.

Вот так всё началось. Правда, через год было сокращение и я потерял эту работу. Новое место пришлось искать уже самостоятельно — и я нашёл его за неделю. Но ещё через год ситуация повторилась. И тут я увидел, что если ещё год назад было около пяти объявлений за неделю, то теперь их — по 20 в день. Всё разворачивалось прямо на глазах. И вот тогда появилась идея создать школу.

«Чёрный ход в Силиконовую долину»

Стоял август 1994 года. Всё только-только начиналось, практически никто тогда не знал, кто такие тестировщики. Ко мне приходили программисты и спрашивали: «А что это? А у нас вот нет тестировщиков, мы всё сами…». Настоящий бум произошёл в начале 95-го. А мы тут как тут — у нас первая в мире школа по тестированию.

Самой большой сложностью было объяснить, что есть такая профессия.

Я написал статью «Чёрный ход в Силиконовую долину» в местную русскоязычную газету «Взгляд», в которой рассказывал, что есть такая специальность, что обучение быстрое, компьютерное образование не нужно… В результате пришло 18 человек, мы их разделили на две группы. Никакого поставленного процесса обучения не было — я просто вёл занятия. И ещё писал им резюме. Это сейчас уже, конечно, всё организовано, есть расписание, материалы.

Я не был одержим идеей разбогатеть, нажиться, меня вполне устраивало работать по найму. И кстати, до февраля 96-го ещё работал в фирме, но школа очень быстро росла. Ощутил, что не додаю и работе, и ученикам, поэтому пришлось принять непростое решение и уйти из компании.

Конечно, я понимал, что в сфере ИТ-образования есть деньги. И я верю, что если ты делаешь что-то хорошее, востребованное, то туда и деньги приложатся. Никогда не просчитывал, окупится ли вся эта затея, у меня не было бизнес-плана. Даже в голову ничего подобного не приходило. Однако была у меня мысль, что нужно спасать народ.

Вы не представляете, сколько в то время я встречал людей потерянных, вышибленных из жизни. Кандидаты и доктора наук, талантливые инженеры –– и все неприкаянные. Хорошо если в магазине где-то за 6 долларов в час работает. А некоторые и вовсе на одном пособии. И для них это как ком в горле, ведь они не привыкли на халяву, они хотят работать.

Я не мог не помочь, ведь это же всё равно, что одному под одеялом пайку съесть. Нас так не учили.

Из доярок — в тестировщики

Найти преподавателей на тот момент было чудовищной проблемой. Знал я одного парня, московского программиста, которого примерно за год до организации школы переучил в тестировщики, помог найти работу. Он толковый, соображал хорошо, и я попросил его помочь.

Сам я на тот момент работал менеджером по тестированию, под моим началом трудились два молодых американца, и я их немного привлекал, «подкармливал» этими занятиями. На самом деле, если человек соображает, то через пару лет может неплохо преподавать.

Например, я к моменту появления школы проработал тестировщиком два года.

Все проблемы решились со временем. В конце 90-х у нас уже училось и преподавало довольно много народу. Даже получилось, что докторов и кандидатов наук среди наших педагогов в процентном соотношении было больше, чем в российских университетах. Я не отбирал их специально, но так вышло. Говорили, что мы не школа, а аспирантура.

Преподавателей у нас сейчас около десяти: половина преподаёт днём, половина вечером. Многие из них –– наши выпускники. И на данный момент все — выходцы из бывшего СССР. Но народ бывает разный: и американцы, и индусы. В целом важна не национальность, а общее понимание того, что ты делаешь.

Нужно быть на одной волне. В этом плане мы, пожалуй, более близки с индусами и даже китайцами, чем с американцами. Я, к примеру, иногда учу студентов каким-то трюкам для прохождения собеседования. Американец же не слишком одобряет «надувание щек» в резюме. Хотя бывают разные, очень разные.

Изначально мы учили по-русски, потому что многие наши студенты и не говорили толком по-английски. А с 96-го года я начал давать объявления в индийском журнале, и стали приходить индусы. Примерно через год добавились китайцы.

К началу 2000-х, когда вовсю гудел интернет-бум, среди наших студентов было приблизительно поровну русских, китайцев и индусов. Поэтому появились и русскоязычные, и англоязычные классы. Сейчас всё обучение полностью на английском, ведь нашим ученикам потом нужно будет проходить собеседование.

Читайте также:  Летим во францию. собираем сами тур в париж - иммигрант

Сегодня здесь учатся выходцы из 40 стран, в том числе и американцы.

Сегодня мы являемся крупнейшей школой в США. У нас на YouTube выложены записи курсов, и я часто получаю письма от людей из разных постсоветских городов, которые нашли работу после их прослушивания. Ведь тут дело не только в том, как составлена программа.

Нельзя сказать, что мы устанавливаем какой-то сугубо технический стандарт по подготовке тестировщиков. В первую очередь мы учим студентов решать конкретную задачу: найти работу в определенных условиях, сложившихся на рынке — как прорваться на новом месте, как сделать чудо.

Смотрите: если вы закончили вуз, связанный с компьютерными технологиями, и вас взяли на работу в хорошую фирму, то это закономерно, в этом нет чуда. А вот у меня есть студентка –– она на родине работала дояркой, потом в баре. Вышла замуж в Америке и приехала к нам переучиваться.

На днях она вышла на практику в местный стартап. Вот это чудо, и я могу его сделать, если человек мотивирован.

Соревноваться нужно лишь с самим собой

В последнее время мы выпускаем около 500 человек в год на очных курсах и примерно 200 — онлайн. Учебная программа занимает три-четыре месяца, в зависимости от расписания. Каждый месяц мы начинаем учить новую группу, поэтому и завершают они все в разное время. Выпусти мы одновременно 150 человек — на рынке труда образуется «пробка».

Сейчас по большей части специализируемся на тестировании мобильных приложений, поскольку 85% наших студентов забирают компании-мобильные разработчики. Ещё три года назад всё было наоборот: мы учили тестировать веб-приложения, и лишь 20% наших выпускников находили работу в «мобайле».

Источник: https://dev.by/news/mihail-portnov-nastoyaschiy-bum-proizoshel-v-95-m-a-u-nas-pervaya-v-mire-shkola-po-testirovaniyu

10 весомых причин ехать учиться в Москву

«Москва — не Россия» — в контексте студенческой жизни это точно правда. В столице иные правила, да и вообще другая жизнь, поэтому абитуриенту, выбирая вуз, неплохо иметь верное представление о городах и университетах.

Переехать учиться в столицу — хорошая ли это идея? Вопрос сложный. Жители других городов, как правило, судят о Москве, опираясь на сложившиеся стереотипы, которые соответствуют правде лишь отчасти или не соответствуют вообще. Возможно, перечисленные нами факты помогут абитуриентам решить важную задачу: куда поступать.

Итак, по каким причинам немосквичам стоит ехать учиться в Москву?

1. Вам будет очень сложно

Пожалуй, это первое, что нужно назвать о поступлении в хорошие московские вузы. Проходные баллы на порядок выше тех, что в Питере.

Уровень школьного образования и подготовки к ЕГЭ в провинции в разы ниже, чем в столице, а вот поступать в вуз нужно по конкурсным баллам наравне. Сама по себе Москва — город сложный по характеру.

Но это плюс, потому что остаться там, где всё удобно и комфортно, означает лишить себя возможности расти через трудности, что очень важно, пока вы молоды и полны энергии.

2. Вы потеряете себя (а потом обязательно найдёте)

Обещаем, что в какой-то момент вы сядете и скажете: «Я не знаю, что мне дальше делать», потому что, получив миллионы возможностей и переосмыслив свои идеи (да и самого себя), трудно остаться уверенным в правильности выбранного пути. Но впоследствии вы либо убедитесь в том, что шли по верному пути, либо найдёте себе более подходящую дорогу. Если здесь, в этом муравейнике, вы научитесь слушать себя и своё сердце, то тогда вы везде сможете быть собой.

3. Вы научитесь жить в мире новых правил и привычек

Правил выживания в столице немало. Начиная с того, какой стороны держаться в метро, чтобы вас не унесло не в те вагоны, заканчивая тем, что все оплаченные продукты в магазине нужно уметь за секунды впихивать в пакет прямо на кассе — нужно действовать быстро, а не то вас сочтёт врагом народа очередь, которая всегда спешит.

4. Вы поймёте, что вы один из многих

Удобно быть первым там, где родился. За пределами двух столиц легко быть лучшим в средней школе. А слабо найти себя и «выстрелить» в Москве, где собрались тысячи и десятки тысяч талантов? Здесь невозможно быть лучшим во всём. Вызов — это всегда развитие и повод не останавливаться на достигнутом.

5. Вы почувствуете себя медлительной черепашкой

…которая медленно не только ползает, но и думает.

Столичный ритм — это скорость, шум, которые сначала вас взбудоражат, как туристов в столице, а потом дадут по голове со словами: «Не тормози, черт возьми!» Увеличение количества выполняемых задач за день в разы станет для вас необходимостью. Конечно, только кажется, что изменить ритм жизни легко. Зато, когда вы вернетесь к себе домой, то удивитесь, как же всё медленно происходит. И отныне это ваше преимущество.

6. Вы научитесь справляться с одиночеством

Тяжко приспособиться там, где вас не ждут. Если знакомых в Москве у вас нет, придётся осознать, что первое время всем глубоко всё равно, где вы, как вы, с кем вы и что вы.

Лишь только родные и близкие будут всегда мысленно с вами, но сами они за сотни и тысячи километров.

А кому сказать на словах и в глаза то, что на сердце ляжет? И кто обнимет, когда вам станет плохо? Вам придётся научиться справляться со своими проблемами самостоятельно. Зато потом вашей силе духа можно будет только позавидовать.

7. Вы потеряете часть друзей, но зато обретёте новых

Когда вы покинете родину и возвращаться станете не так часто, связи и контакты с некоторыми людьми оборвутся. Жизнь продолжается, ваши друзья отлично себя чувствуют и без вас — это нормально. В какой-то момент вы почувствуете себя ненужным.

Кто-то и вовсе начнёт забывать о вас, и, когда спустя полгода вы вернетесь домой на неделю, некоторые не найдут времени с вами встретиться, а другим вам нечего будет сказать. Это тоже нормально, кого-то расстояние и редкие встречи только сближают, других — разводят по разным путям. Цените первых и дорожите ими, а все остальные — просто не ваши люди.

Уехать — хорошая проверка и возможность понять, кто из ваших друзей — настоящий. Да и в столице вы найдёте новые интересные знакомства.

8. Вы почувствуете, насколько узки рамки у вас в голове

Москва отличается разнообразием людей, идей, ценностей, мнений, интересов. Здесь каждый ищет что-то своё и разное. В итоге ваш кругозор обязательно расширится!

9. Вы совершите тысячи ошибок, зато станете самостоятельным

Вам придётся всё делать самостоятельно, и получаться будет далеко не сразу. Готовить, стирать, гладить, чинить — всё это означает быть самостоятельным, и в попытках быть таковым вы совершите тысячи ошибок. Зато точно узнаете, сколько стоит картошка и икра. Вы обязательно проедете свою станцию метро или выйдете раньше, сядете не в ту сторону и потеряетесь.

10. Вам придётся от многого отказаться, чтобы многое обрести

Придётся сказать «пока» некоторым людям, идеям, своему городу… Вы оставляете дома тепло, уют и возможность постоянно видеть глаза любимых. Вы будете скучать и в итоге проникнетесь тем, как же прекрасно и важно для вас то, что вы имели и что имеете.

Вы научитесь по-настоящему ценить, что у вас есть, а слова «дом» и «родина» станут значить для вас в разы больше. И вы будете испытывать трепет, возвращаясь домой, и тоску, покидая свои края. Но если вы откажетесь от студенчества в Москве — вы откажетесь от большего.

Открывайте дверь новой яркой жизни!

+ Дополнительно. Если вы в кого-то влюблены, не бойтесь расстояния — благодаря этой игре с чувствами вы многое для себя откроете. Тем более поезжайте, если у вас всё слишком хорошо: семья, дом, друзья, любовь, хобби, отличный город… Этот вызов будет ещё сложнее, но нужно пробовать и рискнуть

Так ехать или нет?

Да! Вы многое потеряете, но приобретёте больше — так что открывайте дверь новой яркой жизни (тем более что о многих подводных камнях вы теперь знаете). Конечно, если такие рискованные перспективы вас всё ещё пугают, и есть чувство, что оно вам не нужно, оставайтесь дома, в тепле и уюте, это тоже прекрасно.

Главное. Принимать решение, не подумав, — неправильно, но в то же время не забывайте, что в конце концов всегда лучше поступить так, как велит вам ваше сердце.

Источник: http://tmstudent.ru/article/10-prichin-uchitsya-v-moskve

Ссылка на основную публикацию